Поради починаючому мисливцю

Матеріал викладено в цілях ознайомлення* Сайт матеріалу: coollib.com

Алексей Сицко, Михаил Блюм, Игорь Шишкин

СОВЕТЫ НАЧИНАЮЩЕМУ ОХОТНИКУ


К читателю

Охота — древнейшее занятие человека. Она давала первобытным людям все необходимое для существования — пищу, одежду, постель, кров. Велик ее вклад и в формирование культуры — языка, искусств, легенд, верований. Из глубины времен дошли до нас наскальные рисунки, где отображены преимущественно сцены охоты.

Исключительно важное значение имела охота для Древней Руси. Об этом можно судить хотя бы по тому, что меха и шкуры диких зверей в течение веков служили платежными ценностями, были главным предметом дани и торговли, лучшим подарком монаршим особам, приданым в самых высокородных браках, верным средством установления дипломатических связей, мирного решения межгосударственных конфликтов. Ими взимали налоги, награждали, платили за работу. Отсюда, видимо, и пошло, сохранившись до наших дней, расхожее название пушнины — «мягкое золото» как мены и товара, эквивалентных драгоценному металлу.

Оживленную торговлю мехами с городами Западной Европы вели Великий Новгород, Псков, Суздаль, Тверь, Московское княжество, другие города и земли. И, надо сказать, «пушная рухлядь», русское «рухло» славилось во всем мире.

В Московском государстве охота становится не только одной из главных отраслей экономики, но и досугом богатых людей. В XVI и XVII веках достигает наибольшего расцвета соколиная охота, которой занимались в основном царский двор, бояре, приближенные к ним служилые люди. При царе Алексее Михайловиче возникло даже специальное ведомство соколиной охоты — Сокольничий путь, на службе которого состояло до ста сокольничих. Тогда же было создано и первое в России руководство по охоте — «Урядник сокольничьего пути», написанное, по свидетельству историков, самим царем. Пожалуй, именно в «Уряднике» впервые говорится об охоте как о великолепном времяпровождении, замечательном досуге, прекрасном отдыхе: «Зело потеха сия полевая утешает сердца печальные и забавляет весельем радостным, и веселит охотников сия птичья добыча… Красносмотрителем же и радостен высокого сокола лёт… Будьте охочи, забавляйтеся, утешайтеся сею доброю потехою: зело потешно, и угодно, и весело, да не одолеют вас кручины и печали всякие!»

О значении охоты для Русского государства в более близкую к нам эпоху свидетельствует такой факт: в 1740 году населению Иркутской провинции было разрешено пахать (заниматься земледелием), если семьи не забросят охотничий промысел. С целью сбережения мест обитания соболя запрещалась рубка лесов там, где водится этот ценный пушной зверек.

В начале XX века из-за хищнического, практически неограниченного промысла запасы многих видов охотничьих животных резко сократились. К 1917 году на грани исчезновения оказались соболь, речной бобр, во многих районах стали редкими куница, выдра, лось.

Сразу после Октябрьской революции правительство страны предпринимает шаги, направленные на развитие охотничьего хозяйства. В мае 1918 года и в июле 1920 года были подписаны первые декреты об охоте, которыми установлено всеобщее право на охоту, приняты меры к сохранению и увеличению численности ценных зверей и птиц. Организуются заповедники и заказники, где под защитой человека находятся редкие виды охотничьей фауны. С конца 20-х годов начата реализация широкой программы по реакклиматизации и акклиматизации диких животных (соболя, ондатры, речного бобра и др.). В результате этих работ численность соболя в России была восстановлена, и через 10 лет последовало разрешение на его регулируемую добычу. Уже в начале 40-х годов ведущее место в пушных заготовках занимает ондатра, ранее завезенная из Северной Америки, а примерно спустя два десятилетия начат промысел речного бобра.

Значение охоты и охотничьего хозяйства в экономике страны и в социальной сфере достаточно велико и в наши дни. Так, в целом ряде местностей охота для многих людей служит средством основного или дополнительного заработка, а для жителей некоторых районов (например, Крайнего Севера) остается главным, жизненно необходимым делом. В целом же по СНГ ежегодно закупается шкурок пушных зверей на сумму свыше 70 миллионов рублей, продается торгово-заготовительным организациям и в сеть общественного питания до 17 тысяч тонн мяса диких животных (лосей, оленей, косуль, кабанов, сайгаков, медведей), полмиллиона штук пернатой дичи. Кроме того, очень большое количество добытого мяса поступает в личное потребление охотников и членов их семей.

Но, играя в жизни общества определенную материальную роль, охота в наши дни, в век урбанизации, ускоренного развития производства и роста городов, оказывается исключительно важным фактором оздоровления населения, дает богатейшие возможности для активного отдыха и восстановления сил человека, становится неисчерпаемым источником бодрости и душевного равновесия, дарит людям ни с чем не сравнимую радость общения с природой.

Пожалуй, лучше всего об этом значении охоты сказал советский писатель Ефим Пермитин: «Охота — сказочная живая вода, возвращающая человеку молодость, обостряющая радость жизни, бесследно поглощающая все невзгоды и огорчения… Забывая обо всем на свете, охотник не думает ни о каких трудностях, а порою и опасностях — действует как одержимый. Это „забывание обо всем на свете“ и дает тот активный целительный отдых, в котором нуждается человек после напряженной работы, забот и треволнений городской жизни».

Разнообразие видов охоты в нашей необъятной стране позволяет каждому выбрать именно то, что ему больше, как говорится, по душе и по нраву. Для многих охота стала истинным целителем, великолепным средством поддержать здоровье, продлить активное долголетие, совершенствовать свою физическую культуру, а для молодежи она служит отличной спортивной школой. Скажем, кто охотился с флажками на лисицу, тот знает, сколько пота надо пролить, пройдя на лыжах по рыхлому снегу, прежде чем встанешь на стрелковый номер. Немало, бывает, потратишь сил, чтобы добраться в весеннюю распутицу до заветного глухариного тока: ноги вязнут в раскисшем снегу, как в глине, а пресловутое «напрямки» заставит не раз чертыхнуться, когда переходишь вброд разыгравшиеся лесные речушки и полой. А разве легко добрать стрелянного не по убойному месту кабана, который прет километр за километром по лесным трущобам и будто нарочно пересекает все встречающиеся на пути овраги в самых неудобьях? А стрельба уток с подъезда на лодке, когда с трудом продираешься на шесте через тростниковые крепи, сплавины и илистые мелководья?

Непосвященному, пожалуй, никогда не понять, зачем добровольно наш брат-охотник обрекает себя зачастую на муки голода, холода или изнуряющей жары. Большинству горожан, свыкшихся с благами цивилизации и с жестким, поминутно рассчитанным регламентом жизни, трудно поверить, что этот добровольный отказ от комфорта делается ради познания мира Природы, тех сокровенных ее уголков, где вместо дымящегося индустриального пейзажа можно увидеть, как оставляет на затянутой ряской поверхности воды темную дорожку усатая морда ондатры, трусит по опушке, волоча пушистый хвост и принюхиваясь, лисица, встает на дыбки посреди желтого овса потревоженный медведь, а вместо грохота электропоездов, трамваев и машин услышать перекличку журавлей перед восходом солнца…

После быстротечных дней сезона охотник, убрав ружье и охотничьи принадлежности, будет еще долго вспоминать ночевки в лугах у стога сена, запах дыма и веселые искры охотничьего костра, шелестящий свист крыльев и темные силуэты внезапно вынырнувших из утреннего тумана шилохвостей, громкий всплеск уток, разбивших зеркало воды после удачного дуплета. А владельцу гончих не раз увидятся картины осеннего леса с пестрым ковром опавших и еще не успевших поблекнуть листьев, ярко зеленеющие на фоне берез островки молодых елочек и возбужденно мелькающего среди них багряного русского выжлеца. И снова представится, как беляк выскочит почти из-под ног, как заревет «по зрячему» гончак, а заяц, мелькая белыми «штанами», исчезнет в мелочах у горелого болота. Как гон будет долго кружить среди частокола осинника, выворотов, болотных кочек, пока, наконец, заяц выкатит на сосновую гриву, где после выстрела кувыркнется и растянется в зеленом брусничнике…

Охота — путь познания не только родной природы и географии отечества, но и традиций, обычаев, языка народа, то есть того, что составляет и формирует культуру и дух нации. Вспоминаю,[1] как однажды, еще студентом, набродившись вдоволь с ружьем по тростниковым займищам Барабинской лесостепи, я еле доволочил ноги до одного из тех сибирских трактов, на которых в августовскую пору, проезжая, автомашина оставляет длинный шлейф густой пыли, похожий на дымовую завесу. Шофер попутки затормозил. Подав сидящим в грузовике женщинам связку кряковых уток, я влез в битком набитый усталыми и черными от пыли людьми кузов, и машина снова загромыхала по разъезженной грунтовке. В лицо пахнуло холодом наступающей ночи, смешанным запахом пыли, степных трав и озерной воды. Сначала попутчики молчали, глядя на догорающую полоску зари и поднимающуюся над озерами пелену тумана. Потом кто-то из женщин запел «Рябинушку», все подхватили, и грустная, знакомая с детства мелодия сжала сердце, а к горлу подкатил комок от радостного ощущения быть частицей своей земли и своего народа.

У многих, кому довелось бродить с ружьем по дорогам и тропам Родины, навсегда останутся в памяти заброшенные лесные деревушки, окруженные зубчатой стеной ельников, села со старинными колокольнями и грачиными гнездами на столетних липах, звуки пастушьего рожка на заре, окающий вологодский выговор и веселые переборы гармошки. И каждый до конца жизни будет благодарен за это судьбе и охоте.

А охотничий язык, уходящий корнями в далекое прошлое? Познание его обогащает наш словарный запас, дает возможность постичь выразительность и лад народной речи, ощутить ее поэзию. Советский писатель Ник. Смирнов в своем докладе «Охотничий язык как разновидность народной речи» отмечал, что «охотничий язык как профессиональный язык следопытов, звероловов и птицеловов отличается в первую очередь именно фонетической красотой — звучностью и яркостью, точностью и ясностью определений, своеобразным грубоватым изяществом. Он значительно шире своего названия, поскольку не замыкается только в пределах охоты и предметов охотничьего обихода, но довольно широко оперирует предметами и явлениями природы. Охотничий язык легок, звонок, как побрякивание серебряной цепочки, точен и меток, как удачный выстрел, узорен и разноцветен, как осенние леса по горизонту. В нем воплощена и поэзия, и практика охоты».

Охоте и охотничьему языку мы благодарны за многие прекрасные образцы русской классической прозы и поэзии. Со страниц «Войны и мира» и «Казаков» Л. Н. Толстого, «Певцов», «Бежина луга» и «Касьяна с Красивой Мечи» И. С. Тургенева, «Ловчего» и «Антоновских яблок» И. А. Бунина, «Завирайки» и «Олеси» А. И. Куприна, «Приемыша» и «Зимовья на Студеной» Д. Н. Мамина-Сибиряка, из произведений многих других писателей к нам пришли не только пейзажи родной природы и картины охоты, но и прекрасные образы простых русских людей с их чистыми помыслами, добротой, поэтическим восприятием красоты окружающего мира.

Охота оказала и оказывает отечественной науке огромную помощь в накоплении знаний по биологии и экологии животных, способствуя тем самым проведению в жизнь практических мероприятий по охране и рациональному использованию охотничье-промысловых ресурсов. Например, книги таких известных писателей, как С. Т. Аксакова («Записки ружейного охотника Оренбургской губернии»), А. А. Черкасова («Записки охотника Восточной Сибири»), Л. П. Сабанеева («Охотничий календарь»), выпущенные в свет еще в прошлом веке, до сего времени служат зоологам и охотоведам ценнейшим пособием по изучению образа жизни и поведения диких зверей и птиц.

Люди, преданные охоте и охотничьему хозяйству, способствуют восстановлению и увеличению численности целого ряда видов диких животных. Обеспокоенные сокращением запасов дичи и лучше многих других понимающие причины происходящего, они первыми поднимают голос в защиту животного мира, вкладывают в дело приумножения охотничьих ресурсов свой труд и средства. Скажем, только члены Росохотрыболовсоюза каждый год добровольно отрабатывают в охотничьем хозяйстве несколько миллионов человеко-дней. Это прежде всего заготовка кормов для охотничьих животных, сооружение кормушек, солонцов, вышек, отлов зверей для расселения, истребление волков, борьба с браконьерами и др. Благодаря усилиям охотников такой, например, зверь, как кабан, ранее обитавший преимущественно в районах с достаточно мягкими природно-климатическими условиями, широко расселился по всей европейской части страны и стал теперь одним из основных объектов охоты. А ранее не встречавшиеся в центральных областях России, Среднего Поволжья пятнистый и европейский олени тоже прочно вошли в состав местной охотничьей фауны. Именно болеющие за свое дело охотники борются за разумное, щадящее вмешательство в жизнь природы, научно обоснованную эксплуатацию ресурсов. Ведь, как известно, в подавляющем большинстве случаев в сокращении некоторых видов дичи виноваты не охота и охотники, а хозяйственная деятельность человека (сплошная распашка земель на больших площадях, осушение болот и речных пойм, неумеренное и неправильное использование ядохимикатов в сельском и лесном хозяйстве, применение тяжелой техники и т. д.).

Рассматривая охоту с позиций рационального природопользования, сбалансированного воспроизводства животного мира, следует подчеркнуть, что изъятие из природы определенного количества охотничьих животных полезно не только с экономической, но и экологической точки зрения. В мировой практике найдется немало примеров, когда чрезмерное накопление запасов дичи, обусловленное неразумными охранными мерами, приводило к истощению кормовых ресурсов, возникновению среди животных заболеваний и в конечном результате к их массовой гибели. «Убийство милосердием, — как очень правильно заметил известный американский ученый в области охраны природы Р. Парсон, — отнюдь не лучше убийства оружием».

Отечественный и зарубежный опыт ведения охотничьего хозяйства говорит о том, что охота как неотъемлемая часть рационального природопользования была и остается единственным средством регулирования численности диких животных. Именно поэтому в нашей стране в законодательном порядке охота включена в перечень видов пользования животным миром, где стоит на первом месте. Разумеется, все это должно осуществляться в разумных пределах и при условии соблюдения установленного порядка эксплуатации ресурсов, проведения мероприятий по охране и воспроизводству запасов дичи.

Тем, кто, руководствуясь ложно понятыми принципами гуманности, считает охоту только убийством, злой забавой и задает иногда даже с трибуны представительного природоохранного форума вопрос, зачем нужна охотнику тушка убитой птицы, в дополнение ко всему сказанному приведем слова великого американского писателя Генри Дэвида Торо из его знаменитого «Уолдена»: «Я ощущал и доныне ощущаю, как и большинство людей, стремление к высшей или, как ее называют, духовной жизни и одновременно тягу к первобытному, и я чту оба эти стремления… Быть может, рыболовству и охоте я обязан с ранней юности моим близким знакомством с Природой… Рыболовы, охотники, лесорубы и другие, проводящие жизнь в полях и лесах, где они как бы составляют часть Природы, лучше могут ее наблюдать, чем философы или даже поэты, которые чего-то заранее ждут от нее… В жизни отдельного человека, как и человечества, бывает время, когда охотники — это „лучшие люди“, как они называются у племени алгонквинов. Можно только пожалеть мальчика, которому ни разу не пришлось выстрелить; он не стал от этого человечнее; это просто важный пробел в его образовании».

Приведем и слова другого, уже современного классика американской литературы — Эрнеста Хемингуэя. Вот как он пишет о пернатой дичи: «Я думаю, все они… созданы для того, чтобы на них охотились, для чего же иначе у них этот шум крыльев, который волнует больше, чем любовь?.. Для чего дан каравайке этот голос и кто придумал стон кулика, который заменяет шум крыльев и вызывает в человеке катарсис, доступный ему с тех пор, как ружейная охота сменила соколиную? Я думаю, все они созданы для охоты, а некоторые из нас — для того, чтобы на них охотиться…»

А теперь о нашей книге. Пожалуй, она написана именно для тех «некоторых», кто, по словам Хемингуэя, создан, чтобы охотиться. Но и во всем мире, и в нашей стране таких «некоторых» очень, очень много. И им надо помочь стать умелыми и рачительными охотниками. А поэтому, уделив должное внимание разнообразным способам и приемам добычи диких животных, оружию и техническим средствам промысла, охотничьему собаководству и сравнительно новому для нас трофейному делу, эта книга познакомит вас с правами и обязанностями охотника, с основами экологической культуры, с мерами безопасности на охоте и еще со многими писаными и неписаными правилами, без которых не бывает истинного охотника.

Глава I Охота и охотник

Что же они такое — охота и охотник? Если мы обратимся к замечательному «Толковому словарю живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля, то узнаем, что «Охота — ловля, травля и стрельба диких животных как промысел или как забава». Два этих смысла одного и того же понятия остаются верными и по сей день. Ведь охота, как уже говорилось, для многих — работа, дающая средства к существованию, но для куда большего числа людей сейчас — развлечение, вид досуга, отдыха, по Далю, «забава», а некоторые счастливцы умеют сочетать и то и другое. Отсюда и сохранившиеся до настоящего времени два различных по экономической и социальной значимости понятия охоты: промысловая и спортивная (любительская). Четкой границы между этими двумя категориями нет.

Охотник-любитель тоже может заниматься добычей диких животных с целью ее продажи государству, то есть для заработка. Однако в отличие от промысловика, для которого охотничий промысел является основной профессией, он уделяет этому роду деятельности только свободное от основной работы время. Кстати, у охотника-спортсмена вырученные от промысла средства далеко не всегда покрывают затраты на охоту.

В свою очередь, промысловая охота для профессионала или полупрофессионала — не просто ремесло в узком смысле этого слова, но и любимое занятие, более того, увлечение со всеми присущими спортивной охоте эмоциями. Ведь охотник, если ответить на вторую часть поставленного в начале главы вопроса, — это человек, охочий до преследования и ловли зверя. А поскольку согласно старой поговорке «Охота пуще неволи», то и охотник — своеобразный невольник, пленник собственной страсти. Но пленник счастливый, добровольно избравший свой нелегкий и радостный удел.

Охота — дело далеко не простое. Русский писатель-охотник Е. Э. Дриянский в своей книге «Записки мелкотравчатого», вошедшей в золотой фонд русской классической литературы, писал, что «охота есть своего рода наука», к которой «надо подступать умеючи». Опыт стать на лазу зверя во время охоты с гончими или на облавной охоте, выбрать верное место на вечернем или утреннем утином перелете, для устройства лабаза на медведя, разобраться в хитросплетениях заячьего малика, вытропить куницу, обложить волка или лисицу флажками, безошибочно определить место постановки капкана и хорошо его замаскировать, постигается не сразу и дается только практикой. Однако, как и любая сфера жизни общества, охота регламентируется целым рядом правовых актов и положений. С юридической точки зрения охотой признается добыча диких зверей и птиц, а также действия, направленные к добыче дичи, например ее выслеживание и преследование.

Нахождение в охотничьих угодьях с оружием, собаками, ловчими птицами, капканами и другими орудиями добычи диких животных приравнивается к охоте. К охотничьим угодьям относятся все земельные, лесные и покрытые водой площади, которые служат местом обитания охотничьих животных. Начинающий охотник должен постоянно помнить это и знать, что ношение огнестрельного охотничьего оружия в собранном виде даже на дорогах общего пользования (на шоссе, проходящем по лесу, полю или около водоема) квалифицируется как производство охоты.

Законом определено, что на территории страны правом охоты с охотничьим огнестрельным оружием, другими разрешенными для этого орудиями, а также с охотничьими собаками и ловчими птицами пользуются все граждане, являющиеся членами обществ охотников, сдавшие испытания по специальному минимуму и уплатившие государственную пошлину в установленном размере.

Удостоверением на право спортивной охоты служат членский охотничий билет (с отметками о сдаче испытаний по охотничьему минимуму, об уплате государственной пошлины) и путевка, выданная обществом охотников, администрацией охотничьего хозяйства или службой государственного охотничьего надзора.

Порядок предоставления права на промысловое добывание диких зверей и птиц, то есть на промысловую охоту, устанавливается Советами Министров республик. На территории Российской Федерации, например в районах промысловой охоты, к которым относятся почти вся территория Сибири и Дальнего Востока, Архангельская, Мурманская области, ряд административных районов Кировской, Вологодской, Курганской, Пермской, Свердловской областей, охотники, заключившие договоры с заготовительными организациями на сдачу продукции охотничьего хозяйства (пушнины, мяса диких копытных, пернатой дичи), а также штатные охотники промысловых хозяйств и охотники, выделенные на промысел колхозами, получают право на охоту независимо от вступления в члены общества охотников, уплатив только государственную пошлину. Охота для этой категории лиц разрешается с гладкоствольным охотничьим оружием с 14-летнего возраста. Охотники из числа коренного населения, принадлежащие к народностям Севера, пользуются правом охоты с того же возраста и вне связи с членством в обществе охотников, правом безружейной охоты — независимо от возраста, а также освобождаются от уплаты соответствующей государственной пошлины.

Охрана животного мира в нашей стране является общегосударственной задачей и всенародным делом. Эти положения отражены в принятом Законе «Об охране и использовании животного мира», других законах страны, касающихся охраны природы. Поэтому каждый, кто собирается заняться охотой, должен изучить соответствующее законодательство, иметь представление о правилах проведения охоты и тех мероприятиях, которые направлены на охрану и воспроизводство ресурсов животного мира, а также усвоить моральные принципы и нравственные требования социалистического общества по отношению к природе.

Порядок вступления в члены общества, определяемый уставами обществ охотников союзных республик, Всеармейского общества охотников и спортивного общества «Динамо», предусматривает экологическое воспитание будущих членов общества, их обучение по соответствующей программе, цель которых — сделать охотника прежде всего рачительным хозяином, а не потребителем природных богатств.

Если говорить о Российской Федерации — самой крупной «охотничьей» республике страны, то согласно Уставу Союза обществ охотников и рыболовов (Росохотрыболовсоюза) членами общества могут быть граждане страны, желающие заниматься охотничьим спортом и достигшие 18-летнего возраста. Прием в члены общества производится первичной организацией — охотколлективом, но перед этим необходимо пройти годичный кандидатский стаж.

Кандидаты в члены общества обязаны посещать организуемые здесь лекции и беседы, принимать активное участие в мероприятиях по охране и воспроизводству охотничьих ресурсов, изучать охотничье законодательство, основы биологии и экологии, обучаться правилам стрельбы и т. д. Завершившие кандидатский стаж обязаны сдать экзамены по охотничьему минимуму, и только после этого бюро первичной организации рассматривает вопрос о переводе кандидата в члены общества.

Следует сказать и о некоторых исключениях. Без прохождения кандидатского стажа принимаются в члены общества охотников Росохотрыболовсоюза Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, кавалеры орденов Славы трех степеней, депутаты Советов народных депутатов, а также студенты охотоведческих факультетов и отделений высших учебных заведений и учащиеся средних учебных заведений соответствующей специальности, члены секций юных охотников, успешно прошедшие обучение по утвержденной программе.

После вступления в члены общества и оформления членского охотничьего билета охотник получает право на приобретение охотничьего оружия. Разрешение на приобретение охотничьего оружия выдают по месту жительства органы внутренних дел. В соответствии с установленным порядком право приобретения охотничьего огнестрельного оружия предоставляется гражданам, достигшим 18 лет, а в промысловых районах и лицам из числа коренного населения, принадлежащим к народностям Севера, — с 14-летнего возраста.

Законом «Об охране и использовании животного мира» предусмотрено сохранение видового многообразия, охрана среды обитания, условий размножения, путей миграции и воспроизводство ресурсов диких животных, а также их научно обоснованное, рациональное использование. В целях выполнения требований Закона охота, являющаяся одним из главных видов пользования животным миром, регламентируется правилами, которые обеспечивают гуманное отношение к охотничьей фауне, не только сохранение, но и приумножение запасов диких зверей и птиц. Так, Правилами охоты на территории Российской Федерации запрещается применение для добычи диких животных хищнических и общеопасных способов и орудий охоты: любых видов химических препаратов, взрывчатых веществ, пневматического оружия, луков, арбалетов, ловчих ям, настороженных ружей; световых устройств при охоте на птиц; магнитофонов и других звуковоспроизводящих электронных устройств; автомототранспортных средств (за исключением стрельбы плавающих средств при выключенном моторе); сетей, вентерей, петель, шатров, крючьев при спортивной охоте; малокалиберных винтовок и карабинов под патрон бокового огня на спортивной охоте; сбор яиц и разорение гнезд диких птиц, разрушение бобровых плотин, разрушение и раскопка постоянных жилищ пушных зверей и барсука.

На территории страны полностью запрещена охота на редкие и исчезающие виды зверей и птиц, занесенные в Красные книги России и других республик. В России к таким видам относятся: выхухоль, европейский сурок (байбак), азиатский речной бобр, командорский голубой песец, красный волк, белогрудый (гималайский) медведь, белый медведь, хорь-перевязка, кавказская выдра, тигр, леопард, снежный барс, амурский лесной кот, манул, сахалинская кабарга, пятнистый олень в местах естественного ареала, новоземельский дикий северный олень, зубр, дзерен, амурский горал, безоаровый козел, алтайский горный баран, путоранский и чукотский снежные бараны, пеликаны, хохлатый и малый бакланы, колпица, каравайка, красноногий ибис, дальневосточный и черный аисты, белощекая, краснозобая и тихоокеанская черная казарки, гуси — пискулька, белый, белошей, горный и сухонос, малый (тундряной) лебедь, хохлатая пеганка, мраморный чирок, мандаринка, нырок Бэра, савка, чешуйчатый крохаль, кавказский тетерев, дикуша, алтайский улар, журавли — японский, стерх, даурский, черный и красавка, султанка, дрофы, стрепет, авдотка, шилоклювка, кроншнепы — малютка и тонкоклювый, а также некоторые другие виды.

Кроме того, запрещена охота на лебедей — шипуна и кликуна, чаек, буревестников, альбатросов, дневных и ночных хищных птиц, дятлов, кукушек, певчих и других полезных непромысловых птиц.

С учетом необходимости воспроизводства охотничьих ресурсов и их рационального использования установлены определенные сроки охоты. Она разрешается, когда заканчивается период размножения животных и выращивания молодняка дичи, а добытые звери и птицы имеют высокие товарные и трофейные качества. При этом принимаются также во внимание исторически сложившиеся традиции и способы охоты, возможность регулирования половозрастной структуры популяций животных, доступность охотничьих угодий по сезонам года.

Практически повсеместно сроки открытия летне-осенней охоты на пернатую дичь совпадают со временем массового подъема молодняка на крыло, что в центральной полосе России приходится обычно на конец первой декады августа, а на севере европейской части страны, в Сибири и на Дальнем Востоке — на конец этого месяца. В Казахстане охота на перепела, куликов, коростелей и саджу разрешается с середины августа, а на водоплавающих — в начале сентября. Осенне-зимняя охота на лосей, оленей, косуль, сибирского козерога в Российской Федерации проводится с 1 октября по 15 января, на дикого северного оленя — с 1 августа до марта, на кабана — с 1 июня по 15 января, на снежных баранов (кроме путоранского и чукотского) — с 1 сентября по 15 января.

Для максимально четкого и действенного контроля за использованием запасов наиболее ценных охотничьих животных добыча некоторых видов зверей и птиц допускается только по специальным разрешениям (лицензиям). В России, например, к числу лицензионных видов зверей относятся соболь, речной бобр, выдра, бурый медведь и все виды диких копытных животных. Лицензии на перечисленных пушных зверей выдаются бесплатно. Охотникам-любителям основанием на добычу и сдачу шкурок соболя, выдры, бобра заготовительным организациям служит заключенный с ними договор, в котором указано количество зверей, разрешенных к отстрелу или отлову; для штатных охотников госпромхозов, коопзверопромхозов, районных заготовительных контор системы Роспотребсоюза, промыслово-оленеводческих совхозов и колхозов Госагропрома России таким основанием является наряд-задание, где указываются количество зверей, разрешенных к добыче, и участок охоты.

Шкурки большинства видов пушных зверей (соболя, куницы, бобра, выдры, норки, ондатры, колонка, горностая, белки, рыси, росомахи, лисицы, песца) подлежат в России обязательной продаже соответствующим пушно-заготовительным организациям в 30-дневный срок после окончания сезона охоты.

Отстрел диких копытных животных и бурых медведей на территории Российской Федерации разрешается по платным лицензиям, стоимость которых дифференцирована в зависимости от целей охоты (промысловая, спортивная) и возраста животных. Так, стоимость лицензии в сезон 1992/1993 гг. на отстрел лося в возрасте до 1 года для продажи мясной продукции государству составляет 200 руб., а взрослого животного — вдвое больше.

За лицензию для отстрела лося в целях спортивной охоты в осенне-зимнем сезоне уплачивают: на молодняк — 400 руб., на взрослое животное — 800 руб.; добыча зверя «на реву» — 1500 руб. Лицензия на отстрел молодняка европейских, кавказских оленей, марала и изюбра в промысловых целях стоит 150 руб., взрослого зверя — 300 руб.; на спортивной охоте в осенне-зимнем сезоне — соответственно 300 и 600 руб., «на реву» — 1500 руб.

Стоимость лицензии на отстрел кабана для продажи мясной продукции государству составляет на молодняк 100 руб., на взрослых зверей 200 руб., а в спортивных целях — на молодняк в возрасте до года — 200 руб.; взрослых зверей — 500 руб.

Приобретая лицензию на добычу бурого медведя, охотник уплачивает 1000 руб. Бесплатно разрешения (лицензии) на отстрел диких копытных животных и бурых медведей выдают представителям народностей Севера для личного потребления добытой продукции в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также на отстрел бурых медведей с целью поставки мясной продукции торгово-заготовительным организациям и в сеть общественного питания в промысловых районах.

Надо специально отметить, что приведенные здесь сведения о стоимости лицензий на отстрел тех или иных охотничьих животных носят в данном случае ознакомительный характер, поскольку соответствующие органы управления в зависимости от сложившихся конкретных условий могут менять величину лицензионной оплаты.

В Республике Азербайджан охота по платным разрешениям (лицензиям) производится практически на все виды охотничьих животных. В Казахстане к лицензионным видам охотничьих животных отнесены соболь, выдра, сурки, бурый медведь, дикие копытные, улар, фазан, глухарь, тетерев.

Рациональное использование запасов охотничьих животных предусматривает добычу дичи только в таких объемах, которые не сказываются отрицательно на численности и видовом составе фауны, обеспечивают восстановление природных ресурсов. Поэтому охота регулируется не только сроками, но и дневными и сезонными нормами добычи на одного охотника. В Российской Федерации эти нормы устанавливаются правилами охоты по автономной республике, краю, области. В Рязанской области, например, на территории охотничьих угодий, не закрепленной за охотхозяйственными организациями, охотнику разрешается отстрелять за день охоты 2 утки, 1 гуся, 3 головы болотно-луговой и полевой дичи и 2 вальдшнепов или диких голубей, то есть всего не более 7 голов. Добыча зайцев составляет на охотника не более одного в день. Проведение охоты на пернатую дичь и зайцев в Рязанской области разрешается лишь три дня в неделю — субботу, воскресенье и среду.

Нормы отстрела пернатой дичи и зайцев в охотничьих хозяйствах устанавливаются их администрацией.

В Ивановской области предельные нормы добычи дичи на охотника за день: водоплавающие — 3 головы или 1 тетерев, или 2 рябчика, болотная дичь — 5 голов, заяц-беляк — один. В Томской области на территории, не закрепленной за охотпользователями, охотнику за день спортивной охоты разрешается добыть не более 6 голов водоплавающей дичи, 5 — боровой (глухарь, тетерев, рябчик), 3 зайцев-беляков, 10 голов болотной дичи и диких голубей.

Следует напомнить, что правила охоты, в том числе определяемые ими сроки, порядок и нормы добычи охотничьих животных, не есть что-то неизменное. В зависимости от состояния запасов и воспроизводственного потенциала популяций диких животных сроки охоты в той или иной области могут быть предельно расширены или, наоборот, сокращены до минимума либо охота на тот или иной вид может быть вовсе отменена. То же касается сезонных и суточных норм добычи. Например, после большой гибели водоплавающей дичи в местах постоянных зимовок и резкого сокращения ее численности весеннюю охоту на селезней и гусей нередко запрещают. Могут быть до минимума сокращены сроки и нормы отстрела боровой дичи в летне-осеннем сезоне охоты, если неблагоприятные климатические условия (длительное похолодание с затяжными дождями) отрицательно сказались на воспроизводстве ресурсов, вызвали гибель кладок и выводков. В годы высоких «урожаев» белки и раннего созревания меха зверьков охоту на них открывают, как правило, раньше обычного срока. Повсеместно сроки, порядок и нормы добычи дичи в том или ином сезоне охоты публикуются в областной, краевой или республиканской печати, объявляются по местному радио.

К виновным в нарушении правил охоты могут быть применены различные меры: предупреждение, общественное порицание, лишение права охоты на определенный срок, исключение из членов общества, денежный штраф, а также привлечение в установленных законом случаях к уголовной ответственности. Если государственному охотничьему фонду нанесен ущерб, то виновный независимо от привлечения его к уголовной или административной ответственности обязан полностью его возместить. Размер гражданских исков за разные виды охотничьих животных и размеры штрафов устанавливаются отдельно в каждой республике.

Каждый охотник обязан строго соблюдать не только все требования природоохранного и охотничьего законодательства, но и неписаные этические нормы, многие из которых имеют вековую историю. Поскольку охотник находится с природой один на один, как говорится, без свидетелей, прежде всего он должен научиться сдерживать себя от непозволительных поступков, воспитать те качества, которые американский эколог Олдо Леопольд назвал «этическими тормозами».

Нельзя, например, относиться с уважением к охотнику, который бьет не поднявшихся на крыло молодых уток (хлопунцов), стреляет не в меру по стаям или, скажем, убивает, охотясь по тетеревиным или глухариным выводкам, старку (матку).

Неэтичным считается стрелять зайца на лежке, убить лисицу или зайца из-под гона чужой собаки. Если такое по каким-то причинам и случается, охотник должен отдать трофей владельцу гончих, а тот, в свою очередь, вернуть стрелявшему израсходованные патроны.

Непозволительно стрелять зверя, идущего на соседний номер. Согласно традиции дичь, когда по ней стреляло несколько человек, принадлежит тому, кто положил ее на месте последним. Крупные животные (дикие копытные, бурый медведь) считаются трофеем того охотника, который сделал наиболее эффективный (смертельный) выстрел. Если в охоте участвуют несколько человек с одной подружейной собакой, то охотники договариваются, кто должен стрелять первым. По птице, вылетевшей слева от владельца собаки, стреляет обычно первым охотник, идущий слева, и наоборот.

На облавной охоте стрелков на номера расставляют по жребию. Однако на таких серьезных охотах, как по волку и медведю, где успех зачастую целиком зависит от меткого выстрела, находчивости и выдержки, на лучшие лазы руководитель охоты ставит наиболее опытных охотников, и никаких споров и пререканий в этом случае быть не должно.

В Сибири, на Дальнем Востоке и в других таежных местностях нашей страны издавна сложился благородный старинный обычай не запирать охотничью избушку, оставлять в ней запас спичек, сухих дров и продуктов, которыми смог бы воспользоваться попавший в беду человек. В свою очередь, каждый, кто ночевал или некоторое время жил в охотничьем зимовье, должен, покидая его, при возможности восстановить и даже пополнить израсходованные запасы. Несоблюдение этого неписаного закона считается среди таежников тяжким нарушением охотничьей этики.

За союзами охотничьих обществ, являющимися в настоящее время одними из основных охотопользователей страны, закреплены значительные площади угодий, на которых они проводят большую работу по охране, воспроизводству и рациональному использованию государственного охотничьего фонда, оказывают заготовительным организациям помощь в выполнении закупок продукции охотничьего хозяйства (пушнины, мяса диких животных, пернатой дичи), дикорастущих ягод, грибов, орехов и лекарственно-технического сырья. Общества охотников, как и другие охотхозяйственные организации, планируют проведение работ по учету, охране и воспроизводству ресурсов охотничьих животных, борьбе с вредными животными, по добыче и продаже заготовительным организациям продукции охотничьего хозяйства и сопутствующих ему промыслов.

Впрочем, об отдельных направлениях деятельности охотников мы поговорим в специальной главе, посвященной биотехническим мероприятиям и охране животных. А сейчас о главном — собственно об охоте.

Глава II Основные виды индивидуальных и коллективных охот

Охота на пернатую дичь

Охота на глухаря

Глухарь — одна из самых крупных наших птиц — всегда был заветным охотничьим трофеем.

Типичные места обитания глухаря — сосновые боры, смешанные леса, в которых высокие места — гривы, заросшие крупным лесом с покровом из брусники, черники, перемежаются моховыми сфагновыми болотами с низкорослой сосной, клюквенниками, порослью багульника, подбела, болотного мирта. В сплошных березняках и ельниках, где нет ягодников, глухарь практически не встречается. Предпочтение, отдаваемое глухарем лесам с примесью обыкновенной и сибирской сосны (кедра), тесно связано с особенностями его экологии, в первую очередь питания.

Основным кормом этой птицы большую часть года (с ноября по март — апрель) служит хвоя сосны. Со второй половины лета до выпадения снега и взрослые, и молодые птицы питаются ягодами черники, голубики, брусники, морошки, клюквы.

Обычно глухариные тока располагаются по окраинам сосновых болот, здесь же глухарки устраивают гнезда и выводят птенцов.

Наиболее распространена весенняя охота на глухарей на токах. Этот старинный и наиболее популярный способ основан на скрадывании токующих петухов.

Отыскивают тока в конце зимы, когда занастится снег и глухари начнут вокруг них собираться: садятся кормиться на растущие вблизи сосны, слетают на снег, оставляя цепочки своих крупных следов с характерными черточками по бокам от концов опущенных вниз крыльев. Помет под соснами, сбитая хвоя, «автографы» на снегу служат верными признаками близкого расположения тока. Обнаружить ток стоит немалого труда, но занятие это не такое уж утомительное и неинтересное, как иным кажется. В тихое, ясное, с легким морозом мартовское утро идти на лыжах кромкой мохового болота бывает легко. Ярко-синие тени на ослепительном снегу, барабанная дробь дятлов, звонкая перекличка больших синиц и гаичек, протаявшие на солнцепеке верхушки багульника радуют и волнуют сердце охотника — весна и охота не за горами!

Токование начинается с появлением в лесу проталин и продолжается до тех пор, как распустится первая листва на деревьях. К токовищу птицы собираются на вечерней заре, и наиболее старые из них начинают петь еще вечером, смолкая лишь с наступлением полной темноты. Однако охотиться в это время не рекомендуется, поскольку петухи поют не так азартно, как утром, и, кроме того, в быстро сгущающихся сумерках трудно разглядеть токующую птицу. Охотнику вечером следует лишь поточнее определить место тока и выяснить, где и сколько примерно разместилось на ночлег глухарей, то есть сходить «на подслух». Но слишком приближаться к токовищу не надо, чтобы не распугать птиц.

На охоту приходят перед рассветом, еще в темноте, и слушают, когда запоет глухарь. Слышно токующую птицу за 200–250 шагов. Песня глухаря, очень своеобразная и ни с чем не сравнимая, состоит из двух частей, или, как говорят, из двух колен. Первое — все ускоряющееся щелканье, отдаленно напоминает постукивание друг о друга сухих палочек, второе, называемое охотниками точением, или скирканьем, немного похоже на звук, когда скребут кухонным ножом по дну чугунной сковородки. Скрадывать токующего петуха можно только во время второго колена песни, а это всего лишь две-три секунды. Охотник успевает сделать пару прыжков и замирает на месте до начала новой песни. Подходить, точнее, подскакивать, к глухарю требует сноровки: ведь под пологом леса еще царит полная темнота. Тут и с самыми опытными бывают курьезные случаи: упадет охотник, поскользнувшись или споткнувшись, в невидимую лужу, чувствует, как ледяная вода наполняет сапоги, подбирается к телу, но терпеливо ждет начала песни, пошевельнуться нельзя — испортишь охоту.

Токуют глухари в большинстве случаев на соснах, расположившись на высоте, как говорят охотники, в полдерева. Скрав птицу, торопиться с выстрелом не следует. Чтобы не промахнуться, лучше подождать, когда станет светлее и будет ясно видна цель. Существует верное правило, основывающееся на вековом опыте: «поднимай ружье под песню, целься под песню, стреляй под песню».

Ток активен в ясную, тихую и не слишком морозную погоду. В ненастье же (сильный ветер, дождь, снегопад) или перед ним глухари не только не поют, но и вовсе не прилетают на ток. Вот и получается, что, прослушав вечером до десятка «птичек», удивляется утром охотник полной тишине. Пройдет он в недоумении по току, спугнет нескольких глухарей, сидящих в молчании на верхушках сосен, и вернется ни с чем, через час же — другой, глядишь, налетит шквалистый ветер, закроет тучами небо, повалит мокрый снег. А ведь всю зиму мечтал городской охотник попасть на глухариный ток, накопил отгулы, теперь забрался в самую глухариную глушь, да, видно, придется возвращаться домой несолоно хлебавши. Срок весенней охоты короток — всего десять дней, и, как назло, все это время простоит, бывает, такая слякоть, в которую не то что глухари не поют, а, как говорится, хороший хозяин собаку на улицу не выгонит.

И в научной, и в старой охотничьей литературе есть сведения о том, что глухари «играют» не только весной, но и осенью. Случается это в средней полосе России в зависимости от погоды — с середины сентября до конца октября. Глухарки в осеннем токовании участия не принимают и на ток не прилетают. Осенью глухарь поет не на одном и том же месте, как весной, а ежедневно их меняет. В токовании принимают участие самые старые петухи.

Вот как описывает В. Дмитриев эту охоту близ села Кашина в своей корреспонденции «Поездка на осенний ток глухарей», опубликованной в ноябрьском номере журнала «Природа и охота» в 1883 году: «… 29 сентября утро было ясное и тихое, и был довольно порядочный утренник, так что болота все замерзли; глухарей пело 6 штук и пели хорошо… Второго октября утро было ясное и небольшой морозец — пели 2 штуки… Напившись чаю и закусив, мы в четыре часа (3 октября) отправились на ток, а в пять уже были на месте. Ночь опять была лунная и морозная… Пройдя шагов сто, мы остановились, и я услыхал песню глухаря… Пройдя еще шагов 20, я остановился… Подходить без песни было рискованно: сухой лист от мороза очень шумел под ногами; и хотя до глухаря было еще шагов полтораста, но я решил подходить „в песню“… Глухарь пел очень горячо, песня за песней лились почти без перерыва… Не прошло более десяти минут, как я уже был не далее сорока шагов от него. Глухарь вдруг замолчал. Стрелять было темно, да и не видно за группою стоявших впереди деревьев… Прошло около пяти минут… глухарь опять запел… Две, три песни — и я уже был у того самого дерева, на котором он сидел… Грянул выстрел, далеко разнеслось эхо, и вслед за этим, ударяясь о сучья, пернатый гигант лесов свалился с дерева к моим ногам».

Во время летне-осеннего сезона на глухарей охотятся с собаками — легавыми, спаниелями, лайками.

О наличии глухариных выводков узнают по так называемым купальницам — характерным следам, оставляемым птицами в муравейниках, старых кострищах, обнажениях сухой почвы. Вблизи купальниц всегда можно найти глухариный помет и перья. В росистое утро на траве, где кормится выводок, хорошо заметны темные дорожки сбитой птицами росы.

Насколько зорки и осторожны взрослые птицы, настолько бывают просты и доверчивы молодые глухари, нередко затаивающиеся и поднимающиеся чуть не из-под ног охотника. От легавой молодые глухари затаиваются не сразу, стараются убежать, поэтому молодую, горячую и недисциплинированную собаку, которая начинает метаться и может распугать выводок, использовать на такой охоте не рекомендуется. После стрельбы по выводку охотник идет в направлении лёта поднявшихся птиц, и хорошая собака быстро находит затаившихся поодиночке глухарей.

Спаниели в отличие от легавых стойки не делают. При охоте по выводкам с собакой этой породы момент подъема глухаря на крыло охотник определяет по поведению спаниеля: частому повиливанию хвоста, короткой остановке перед прыжком на затаившуюся птицу.

Интересна охота по выводкам и с лайкой, которая, как спаниель, тоже не делает стойки. Однако смышленая лайка никогда не разгонит выводок, а, преследуя бегущего в траве глухаря, старается обойти его и поднять на крыло в направлении подходящего охотника. Правда, такие умные собаки встречаются среди этой породы нечасто. Охотятся с лайками и позже, когда молодые глухари станут более осторожными и, поднятые на крыло, затаиваются от охотника на деревьях. Лайка, «посадив» глухаря на дерево, облаивает его. Пока птица поглощена наблюдением за собакой, охотнику удается осторожно подкрасться на верный выстрел.

Осенью, когда от сильных заморозков начнет, как говорят охотники, «закисать» лист осины или хвоя лиственницы и глухари перейдут на питание ими, распространен очень своеобразный и интересный способ охоты — на этих деревьях из засидки или скрадом. Места расположения таких деревьев легко определить по множеству валяющихся внизу веточек с листьями осины или хвоей лиственницы. Неопытному охотнику может показаться, будто листва осины побита сильным градом. Однако в отличие от него так называемая поедь валяется не везде, а только под определенными, излюбленными глухарями деревьями, как правило, наиболее высокими и густыми. Охота заключается в том, что охотник обходит знакомые ему осинники, где кормятся глухари, и, услышав треск обламываемых ими веток, начинает осторожно скрадывать птиц. На вечерней заре, когда подмороженный опавший лист оттает (обмякнет) и не так шуршит, подходить к кормящимся глухарям легче, чем утром. При охоте из засидки, если под осинами нет куртин густого елового подроста, где можно спрятаться, заранее делают из елового лапника шалаш, в который садятся рано утром, еще затемно, или к вечеру, часа за три до захода солнца.

Поздней же осенью, когда глухари вылетают на галечниковые косы таежных рек и лесные дороги с обнажениями песчаного грунта клевать камешки, так необходимые им для перетирания грубой пищи в течение длинной зимы, успешной бывает охота с подхода или подъезда на лодке. На небольшой галечниковой косе собирается иногда по нескольку птиц, и вздрогнет от волнения сердце охотника, когда, выплыв на верткой долблёнке из-за крутого поворота реки, увидит он вдруг прямо перед собой полдесятка пернатых исполинов.

Заметим, что пока речь шла об охоте на обыкновенного, или белоклювого, глухаря. Но есть и так называемый каменный глухарь, обитающий в лесах Восточной Сибири и Дальнего Востока (от Байкала до Тихоокеанского побережья). Способы охоты на него практически те же, кроме весенней охоты на току. Дело в том, что песня каменного глухаря состоит из одного колена — щелканья, и он, когда играет, не глохнет, не теряет слух, как обыкновенный глухарь. Поэтому охота весной ведется не подскакиванием, а скрадом. Чтобы добыть каменного глухаря на току, при подходе к нему требуется большая осторожность.

Охота на тетерева

Тетерев, или тетерев-косач, — широко распространенный объект спортивной охоты. Эта птица избегает селиться в сплошных лесных массивах, спелых древостоях с сомкнутыми кронами, а предпочитает лиственные леса и смешанные, с примесью березы, лесонасаждения, чередующиеся полянами, прогалинами, вырубками и полями. Однако кое-где (например, в Томской, Тюменской, Псковской областях) эта птица довольно часто встречается и в больших лесах, обитая на границе старых лесонасаждений с преобладанием березы и огромных моховых болот.

Тетеревиные охоты проводятся весной (на самцов на токах), в летне-осенний (по выводкам с легавой собакой, спаниелем, лайкой), а также осенне-зимний (с чучелами) периоды.

Наиболее распространена весенняя охота. Первые признаки токования тетеревов проявляются уже в конце февраля — начале марта, когда заметно удлиняется день и высоко поднимающееся солнце начинает пригревать совсем по-весеннему. В тихое и не слишком морозное утро, вдоволь наклевавшись березовых почек, тетерева, сидя на деревьях, начинают бормотать, слетают на снег, оставляя на нем распущенными крыльями характерные черточки. Однако собираться на токовище птицы начнут много позже, когда появятся проталины. Разгар токования приходится в средней полосе России на вторую-третью декаду апреля и начало мая.

Тетеревиные тока располагаются на лесных полянах и прогалинах, вырубках, моховых болотах и участках полей, вдающихся языками в глубь лесного массива. Найти тетеревиное токовище не так уж и трудно; бормотание петухов слышно на расстоянии до трех километров, а чуфыканье — до полукилометра. Точно же место расположения тока узнают по валяющемуся на земле пуху, перьям, помету птиц. К токовищу черныши собираются вечером и ночуют вблизи, а часа за два до восхода солнца, еще в полной темноте, прилетают на ток. Первым появляется токовик — старый петух, который как бы открывает Церемонию тока. Петухи сначала токуют на деревьях, стоящих вблизи или среди тока, а затем слетают на землю. Каждый имеет свой участок, кружится на нем, распустив крылья и хвост, кланяясь и выгибаясь, и защищает собственную территорию от вторжения соперника. С восходом солнца на ток прилетают тетерки, и токование становится еще более азартным. Петухи дерутся между собой и порой так яро, что буквально летят пух и перья.

Обратимся опять к журналу «Природа и охота», в майском номере которого за 1883 год так описывается тетеревиный ток: «Ночь темная, теплая глушит все звуки… и вдруг среди этой тишины, как-то неожиданно, глухо, нерешительно раздается первое — чу… ш… ш… ши… Никак не поверить, что это тетерев, все думается, не спрятался ли кто из товарищей за кусты. Еще несколько возгласов в разных сторонах, несколько перекличек, и издали доносится бубенчикообразное переливание, бормотанье тетерева. Ток начался. Стонет воздух под ударами крыльев… Летит грузная птица все ближе, ближе и падает среди полянки так, что толчок отзывается на вас. Несколько времени что-то впереди вас в ночной полутьме движется и вертится в разные стороны, то и дело мелькает белое пятно и несется уже задорное и решительное: чу-шиш… чу-фффы… Это токовик. Со всех сторон ему отвечают с тем же задором. Тетеревиные бойцы подходят с каждым возгласом все ближе и ближе. Черные полоски выдвигаются со всех сторон из кустов на поляну, и в далеком углу ее завязалась драка с взлетываниями и киданиями бойцов друг на друга».

Охотятся на току из заранее сделанного шалаша, который устраивают с таким расчетом, чтобы до токующих птиц было не более 20–30 шагов. Лучшим, пожалуй, будет ток, поросший редкими кустами, куртинками подроста березы и осины, небольших елочек, среди которых можно соорудить незаметный скрадок, удачно замаскированный под окружающую местность. Нельзя строить шалаш из елового лапника, если кругом не растет ни одной елки или можжевелового куста, — осторожные птицы будут бояться и токовать в стороне. На открытом месте — пашне или болоте — шалаш делается заранее (желательно с осени), чтобы до начала токования тетерева к нему хорошо привыкли. Перед охотой скрадок следует подновить. При постройке шалаша особенно тщательно маскируют его нижнюю часть, иначе зоркий косач может с земли заметить сидящего охотника.

Приходить на ток надо задолго до рассвета, еще лучше занять шалаш с вечера, чтобы потом не распугать птиц, устроившихся на ночлег рядом с токовищем. Поскольку сидеть в скрадке в ожидании тока приходится долго, шалаш надо делать достаточно удобным и просторным.

Стрелять в темноте, когда бывают заметны лишь неясные белые пятна на подхвостьях токующих петухов, не следует. Весной, особенно в ясное утро, рассвет наступает быстро, и лучше подождать до того времени, когда будет хорошо видна прицельная планка ружья. В большинстве случаев выстрел мало пугает птиц, они только замолкают на мгновение, а затем продолжают токовать с тем же азартом, что и прежде.

Выходить из шалаша собирать убитых птиц, даже если выполнена разрешенная норма отстрела, до окончания тока не рекомендуется, так как распуганные косачи либо вовсе перестанут посещать токовище, либо будут держаться в стороне от шалаша.

Токуют тетерева и осенью, в октябре, однако далеко не так активно, как весной. Происходит это в большинстве случаев не на месте весеннего токовища, причем каждый день не строго на одном и том же месте. Чаще всего тетерева собираются на сжатых хлебных полях, где подбирают опавшее зерно и в промежутках между кормежкой бормочут и чуфыкают. Драк между петухами, как весной, не бывает. Охотятся на птиц из скрадка, который устраивают у стога или в валке оставленной соломы, но поскольку они кормятся и токуют не на одном и том же месте, опытные охотники прибегают к помощи тетеревиных чучел, выставляя их метрах в 30 от шалаша. Птицы, севшие сначала на поле далековато для выстрела, постепенно приближаются к скрадку.

В летне-осенний период (август — первая половина сентября) охотятся в основном с легавыми собаками по тетеревиным выводкам. Места обитания выводков — зарастающие вырубки, гари, редины и прогалины с покровом из брусники, черники. Здесь молодые тетерева оставляют характерные следы: купальницы, оброненные перья, помет, темные дорожки сбитой росы в траве. Собака, прихватив наброды тетеревов, ведет их по следу, иногда достаточно долго, так как птицы сначала бегут от нее, а потом западают и прячутся.

После того как собака сделала стойку, охотник приготавливается к выстрелу и посылает ее вперед. Ни в коем случае при этом нельзя стрелять по матке (старке), которая всегда подымается с квохтаньем. Не рекомендуется стрелять и по молодым самочкам. Во второй половине августа у петушков начинает пробиваться черное зимнее перо, поднимаются же тетеревята в это время достаточно близко, чтобы охотник мог отличить поднявшегося самца от самки.

Можно охотиться по выводкам также со спаниелем или с лайкой, но они стойки над запавшим тетеревом не делают. Момент подъема птицы на крыло охотник определяет по поведению своего четвероногого помощника — частому повиливанию хвостом, подготовке к прыжку на затаившегося тетерева и по другим признакам, которые владелец собаки, изучивший ее характер и стиль работы, хорошо понимает.

Ко второй половине сентября тетерева становятся сторожкими, не выдерживают стойку собаки, поднимаются далеко, поэтому охота по выводкам с легавыми прекращается.

Поздней осенью и зимой, когда тетерева сбиваются в стаи и переходят на питание почкой и сережками березы и ольхи, успешно практикуется охота с чучелами. Их делают из черной материи, набивают сеном, паклей или соломой и прикрепляют к верхним веткам, где чаще всего сидят птицы. Рядом с деревьями строят шалаш. Чучело на ветке должно имитировать позу кормящейся птицы. Нельзя устанавливать чучело с поднятой головой и вытянутой шеей, поскольку это для птицы настороженное положение. К таким чучелам тетерева не подсаживаются. В ветреную погоду чучело располагают зобом к ветру, а в безветрие — зобом к восходу солнца. Для охоты достаточно 4–5 чучел.

Прежде чем начать охоту, охотник вечером обходит места, где птицы устроились на ночлег, и намеренно распугивает тетеревов. Утром разлетевшиеся птицы ищут собратьев по стае и подсаживаются к чучелам. Если охотятся вдвоем, то один охотник садится утром в шалаш, а другой обходит окрестности и спугивает кормящихся на деревьях птиц, многие из которых затем подсаживаются к чучелам. Но охотник ни в коем случае не должен стрелять подсаживающихся тетерок. И еще одно замечание: зимнее перо у тетеревов очень плотное, поэтому выцеливают их не в грудь, а под крыло.

Охота на рябчика

Рябчик как объект охоты имеет не только спортивное, но и промысловое значение. Это типично лесная птица, населяющая преимущественно темно-хвойные леса с основными образующими породами из ели, пихты и сибирского кедра. Однако обитает рябчик и в сосновых борах, в березняках и осинниках с примесью ели и хорошо развитым подлеском, то есть там, где есть необходимая для укрытия чаща.

Осенью, когда рябчики переходят на питание ягодами и листьями брусники, побегами и почками черники, их можно встретить в достаточно светлых, хорошо просматриваемых сосняках и лиственничниках. Стоит выпасть снегу, и птицы перемещаются к своим излюбленным зимним местам обитания — в заболоченные, заросшие серой ольхой и елью поймы лесных ручьев и речушек. В богатые черемухой годы рябчики во множестве собираются в зарослях черемушников по берегам лесных рек, а когда урожай рябины — на краю вырубок и гарей, где в изобилии растет это дерево.

О том, есть ли в лесу рябчики, охотник определяет по присущему только им шумному вспархиванию, характерному тонкому свисту перекликающихся птиц, купальницам в обнажениях почвы и кострищах, тоннелям и лункам в снегу.

Обычно на рябчиков охотятся с манком-пищиком. В средней полосе России, в архангельских, вологодских, пермских и вятских лесах лучшее время для этого с конца августа до середины октября. Позднее, когда опадает с деревьев лист, рябчики разбиваются на пары и на манок идут плохо.

В разгар золотой осени (недаром охоту на рябчика считают очень эстетичной) перед глазами охотника развертываются редкие, присущие только этому быстротечному времени года картины лесной жизни с ее яркой палитрой красок всех цветов и оттенков, криками соек и пересвистыванием стаек синиц, смешанным запахом хвои, грибов и увядающих листьев, сверканием капель росы на повсюду развешенной паутине и глянцевым блеском мокрых коричневых шляпок последних боровиков.

Радостно по такому лесу идти охотнику. Время от времени останавливается и манит в пищик то голосом самца, то голосом самки рябчика. В большинстве случаев рябчик тут же откликается, слышен шум его полета. Со стуком садится пестрая птица на ветку, часто в непосредственной близости от охотника, и, подняв хохолок и вытянув шею, высматривает своего ожидаемого соплеменника. Медлить с выстрелом нельзя, ибо, заметив опасность, рябчик мгновенно вспорхнет и подманить его вторично не всегда удастся. Напуганная птица может потом долго откликаться издалека, но на выстрел так и не приблизится. Осторожный, как говорится, стреляный рябчик, подлетев на некоторое расстояние к охотнику, садится не на дерево, а на землю и затем уже бежит на зов, причем самым «крепким» — плохо просматриваемым местом, например густым подростом ельника. Все это надо учитывать и, подманивая птицу, выбирать место, хорошо вас маскирующее, с обзором как поверху, так и по земле.

Успех охоты во многом зависит от умения охотника подражать голосу рябчика. Искусство манить постигается со временем, совершенствуется и оттачивается практикой. И, конечно же, важен манок, которым вы пользуетесь. Опытные охотники часто предпочитают магазинным манкам (металлическим и пластмассовым) самодельные пищики, скажем, из гильзы малокалиберного патрона, бедренной кости гуся, зайца, глухаря. Кстати, последние два манка как раз слывут среди любителей этой охоты лучшими по тональности звука.

Охотятся на рябчиков и с подхода. Поднятая с земли птица летит напрямую обычно не далее 100–150 м и садится на дерево с характерным всхлопыванием, которое слышно охотнику. Скрадывать затаившегося рябчика следует осторожно, однако и не слишком медленно, так как он может снова слететь на землю кормиться. Надо отметить необыкновенную способность этой птицы прятаться на дереве. Долго разглядывает подобравшийся поближе охотник каждую веточку кроны елки или сосны да так ничего и не высмотрит, а сделает еще шаг — только и услышит над головой тревожное тютюрканье и взлет птицы. В разреженных борах-брусничниках, куда вылетает кормиться много птиц, охота с подхода бывает особенно удачной.

Охота на голубей

На территории нашей страны обитает несколько видов голубей. В России охотятся в основном на вяхиря (витютеня) — крупную птицу массой до полукилограмма, а то и более. Горлицу — небольшую красивую и доверчивую птичку, которая живет в непосредственном соседстве с человеком и не боится его, — среди русских охотников стрелять не принято, на Украине же она служит обычным объектом охоты.

Вяхирь населяет еловые, смешанные, мелколиственные леса и широколиственные дубравы европейской части страны, Урала и Кавказа. Основные способы охоты на него: из засидки на местах кормежки и отдыха, с подхода и на перелетах.

В Кировской, Вологодской, Костромской и других областях лесной зоны, когда уберут хлеба, вяхири регулярно вылетают на стерню кормиться опавшими зернами, собираясь нередко перед отлетом в стаи, насчитывающие по нескольку сот птиц. На таких облюбованных голубями участках поля устраивают засидку — замаскированный скрадок (чаще всего на месте оставленного валка соломы или рядом с ним). Голуби прилетают кормиться рано, поэтому шалаш нужно занимать затемно. Из скрадка бывает хорошо видно, как стая за стаей сначала рассаживается по высоким деревьям на краю леса. Немного погодя, осмотревшись, вяхири слетают кормиться. С замиранием сердца наблюдает охотник, как несколько десятков птиц, сделав разворот метрах в ста от шалаша и сверкнув серебром подкрыльев, сядут на землю. За первой стаей следует другая, третья, и, наконец, все поле вокруг засидки покрывается копошащейся серой массой. Выждав момент, стреляет охотник сначала по сгрудившимся на земле птицам, потом влет по поднявшимся на крыло и с радостью замечает, как упали на землю несколько голубей, а через несколько секунд вывалился из стаи и забился на стерне, теряя перья, еще один.

Ежедневно охотиться из одной и той же засидки не рекомендуется — голуби пугаются и перестают прилетать. Лучше обойти окрестности и, заметив другие места кормежки, устроить еще несколько скрадков, которыми можно пользоваться поочередно. Если поля слишком большие и вяхири меняют места кормежки, скрадок устраивают у присады голубей — групп высоких деревьев (ель, осина, тополь), стоящих на краю леса или среди поля.

В лесах Северного Кавказа зимующие здесь вяхири собираются в стаи, насчитывающие тысячи птиц. В годы, когда велик урожай желудей, они вылетают кормиться в дубняки. Чтобы отыскать заваленные листьями желуди, птицы время от времени взлетают несколько над землей и часто машут крыльями, разметая таким образом сухие листья. Шум от этого стоит такой, что в тихую погоду его слышно шагов за триста. Охота из засидки в дубняках очень интересна и добычлива.

В средней полосе страны голуби выбирают для ночлега растущие на краю поля заболоченные ельниками с зарослями серой ольхи, осины, березы, ивы, калины. Такие места порой настолько «крепки», что охотник буквально продирается по ним. Вяхирь — очень осторожная птица, поэтому даже здесь засидку хорошо следует маскировать и устраивать с расчетом, чтобы кроны окружающих деревьев просматривались шагов на сорок.

С подхода в отличие от охоты из засидки можно охотиться в течение всего дня.

Очень интересна и распространена охота скрадом «на подслух». Она приходится обычно на август, когда самцы вяхирей воркуют (гудят). Охотник, услышав голос птицы, начинает ее скрадывать. Если голубь замолчал вблизи, следует замереть на месте и внимательно осмотреть кроны окружающих деревьев. Опытному охотнику почти всегда удается определить местонахождение птицы и выстрелить. Если же вяхирь замолчал достаточно далеко, надо, пройдя немного вперед, остановиться и выждать, пока он опять заворкует. Ну а когда сидящая на дереве птица видна охотнику издали, скрадывать нужно, сообразуясь с ее поведением: замирать при проявлении голубем признаков беспокойства (вертит головой, вытягивает шею) и снова двигаться, если он успокоился (нахохлился).

Охота на перелетах ведется на пути следования птиц к местам кормежки, водопоя или ночлега. Более активен лёт и результативнее охота утром и вечером. Специальную засидку на этой охоте можно не делать. Достаточно в защитного цвета одежде стать за куст или дерево.

Охота на вальдшнепа

Охота на вальдшнепа на весенней тяге, пожалуй, самая популярная. Тут охотятся, как говорится, и стар, и млад. Массовое увлечение этой традиционной охотой исходит, по нашему мнению, не из того, что она доступна практически каждому, а из поэтических наклонностей русской души, остро воспринимающей красоту пробуждающейся родной природы после долгих месяцев зимнего однообразия.

Недаром вальдшнепиной тяге посвящено немало прекрасных строк, в которых, например, как у Алексея Константиновича Толстого, удивительно сочетаются точность охотничьих наблюдений и яркость художественного изображения:

…Сквозит на зареве темнеющих небес
И мелким предо мной рисуется узором
В весенние листы едва одетый лес,
На луг болотистый спускаясь косогором.
И глушь, и тишина. Лишь сонные дрозды
Как нехотя свое доканчивают пенье;
От луга всходит пар… Мерцающей звезды
У ног моих в воде явилось отраженье;
Прохладой дунуло, и прошлогодний лист
Зашелестел в дубах… Внезапно легкий свист
Послышался; за ним отчетисто и внятно
Стрелку знакомый хрип раздался троекратно,
И вальдшнеп протянул — вне выстрела. Другой
Летит из-за лесу, но длинною дугой
Опушку обогнул и скрылся. Слух и зренье
Мои напряжены, и вот через мгновенье,
Свистя, еще один, в последнем свете дня
Чертой трепещущей несется на меня.
Дыханье притаив, нагнувшись под осиной,
Я выждал верный миг — вперед на пол-аршина
Я вскинул — огонь блеснул, по лугу грянул гром —
И вальдшнеп падает на землю колесом…

Весенняя тяга — это, по существу, брачные игры лесных куликов. С наступлением сумерек, то есть через минут пятнадцать после захода солнца, вальдшнепы в поисках пары облетают участки леса, издавая время от времени характерные звуки — «хорканье» и «циканье». Если первое не сравнимо ни с чем, то второе очень похоже на писк детской резиновой игрушки, когда ее резко сожмешь. Летят вальдшнепы обычно по одному, но иногда — сразу две, а то и три птицы. Это самка и преследующие ее самцы. Стрелять самок нельзя.

Тяга проходит в смешанных и лиственных лесах, где много полян, прогалин и редин, на зарастающих вырубках и гарях, по границе высокоствольного хвойного леса и моховых болот, поймам лесных речушек с зарослями ольшаников и сенокосными полянами.

Прилет вальдшнепов зависит от весны, но по приметам всегда совпадает с появлением певчих дроздов и зарянок. Бывает, в лесу еще много снега, а вальдшнепы уже тянут над обтаявшими луговинами и полянами. Наиболее интенсивная тяга наблюдается в первые 5–10 дней после прилета, когда в ней участвуют и местные, и пролетные птицы. Активно тянут вальдшнепы в тихие, теплые и ясные вечера, а также в пасмурную, но тихую, с туманом или моросящим дождиком, теплую погоду. В ясные, но морозные вечера, в ненастье с сильным ветром, дождем и снегопадом тяги практически не бывает. Замечено, что чем теплее и тише погода, тем активнее тяга, тем медленнее летят птицы и тем больше они хоркают и цикают.

Из года в год лесные кулики тянут в одних и тех же угодьях, а значит, раз найдя счастливое место, охотник может долго им пользоваться.

Лучше лёт вальдшнепов бывает в том месте, где лесной массив, прорезываясь долиной речки, заканчивается березовым редколесьем с кустиками и болотинами; птицы тянут и по краю леса, и из глубины его по пойме речки или ручья.

Летит вальдшнеп над самыми макушками деревьев, поэтому становиться на тягу желательно в более низком лесу и не на открытом месте, а за кустом, деревом или елочкой, чтобы птица не заметила охотника издали.

Весенняя тяга может быть не только вечером, но и утром. Однако, поскольку утренняя тяга проходит в почти полной темноте, когда прицельная стрельба невозможна, охота в это время суток не практикуется.

Охота на уток

Дикие утки обитают почти везде, где есть водоемы или болотины хотя бы с небольшим зеркалом открытой воды и где этих птиц во время насиживания яиц и вывода молодняка не беспокоят. На этих птиц наиболее распространены охоты на вечерних и утренних перелетах (зорях), с чучелами во время осеннего пролета и весенняя с подсадной уткой на крякового селезня.

На вечерних и утренних зорях охотятся в основном на речных (благородных) уток: крякв, серых, шилохвостей, широконосок, чирков, свиязей.

Взматерев, выводки уток к середине августа начинают совершать регулярные перелеты: вечером — к местам кормежки, утром — к местам дневки. Кормятся они в неглубоких илистых водоемах, заливах озер и рек, в изобилии покрытых ряской и заросших рдестами, земноводной гречихой, стрелолистом, роголистником, лягушатником, водяной сосенкой, частухой. Кряквы, когда созреют хлеба, вылетают также кормиться на поля. Местами дневок уткам служат так называемые крепи — болота и участки водоемов, густо заросшие тростником, рогозом, камышом, манником, осоками.

Вечерняя заря начинается через 15–20 минут после захода солнца, сразу, как поднимется на крыло и хрипло прокричит большая выпь. В народе говорят: выпь открывает зорю. Первыми, когда бывает еще достаточно светло, перелет начинают чирки. Кряква и другие утки летят в густых сумерках. Чем больше осень вступает в свои права, тем позднее начинается перелет. В середине сентября кряква летит в полной темноте, и стрелять ее становится трудно.

Утренний перелет начинается еще затемно, перед рассветом, бывает активен до восхода солнца и через час после восхода практически прекращается. Теперь охотник может рассчитывать лишь на тех случайных птиц, которых кто-то потревожил в месте дневки.

В поймах рек с множеством извилистых стариц, озер, озерков и болотин, поросших по берегам кустарником, специальный скрадок для охоты можно не устраивать. Нужно только хорошо замаскироваться в кустах и быть в защитного цвета одежде. На больших водоемах делают специальный скрадок, «подгоняя» его под фон окружающей растительности. Лучше всего соорудить шалаш в островке растущего среди плеса тростника или рогоза, покрыть его стенки пучками этих же растений, обновляя перед охотой высохшие и пожелтевшие. Сверху шалаш обычно не закрывают, поскольку на вечерних и утренних зорях уток стреляют в основном влет, из положения стоя, а значит, охотник должен иметь возможность быстро вскочить и выстрелить.

Независимо от того, устраиваете вы скрадок на водоеме или выбираете место для охоты на берегу, нужно учитывать общее требование: сбитая утка должна падать либо на зеркало чистой воды, либо на пашню, выкошенный луг. Ведь даже смертельно раненная утка, упавшая в высокую траву или камыш, чаще всего бесполезно пропадает для охотника, так как найти ее без собаки очень трудно. Поэтому, учитывая умение раненых уток прятаться, никогда не надо жалеть лишнего выстрела, чтобы добить подранка.

С наступлением поздней осени утки сбиваются в крупные стаи и перемещаются на большие водоемы. Местные стаи речных уток увеличиваются за счет подлетающих с севера. С приходом холодов появляются и стаи нырковых уток — морской и хохлатой чернети, гоголя, белоглазого и красноголового нырков, нырка Бэра и др.

Наступает время валового пролета водоплавающей дичи и охоты на уток с чучелами.

Резиновые чучела, изготовляемые нашей промышленностью, можно приобрести в магазине. Однако по раскраске они даже приблизительно не соответствуют природному оригиналу, так что охотники вынуждены их перекрашивать. Лучшими же считаются деревянные чучела. Их делают сами охотники, причем порой с таким мастерством, что и вблизи они выглядят, как живые. Для охоты надо иметь десяток-полтора чучел речных уток и столько же нырковых.

Охота с чучелами ведется из шалаша, который устраивают на границе тростниковой крепи и чистой воды. Хорошо сделать шалаш в конце зарослей надводной растительности, узким языком далеко вдающейся в пространство чистой воды. Во время валового пролета, который в средней полосе Европейской России приходится обычно на вторую декаду октября, охота занимает весь день — прижатые морозом на севере стаи подваливают постоянно.

Охота на осеннем пролете азартна, добычлива и по-своему интересна. Позже, коротая зимние вечера в теплом и уютном доме, охотник будет с удовольствием вспоминать холодный октябрьский день, свинцовую воду большого озера и лохматые, низкие тучи, моросящие дождем вперемешку со снегом, шуршание качающихся стеблей сухого тростника и рогоза и летящую вдоль берега над самой водой стаю чернети, которая, сделав разворот, сядет вне выстрела, а потом, выстроившись в шеренгу, начнет подплывать к чучелам. Припомнит, как мокрый и промерзший приходил каждый день со связкой уток в неказистую избушку и после крепкого чая блаженствовал на нарах у раскаленной железной печки.

К числу самых распространенных и традиционных русских охот относится охота с подсадной («круговой») уткой на селезня. По богатству впечатлений такая охота нисколько не уступает другим охотам «по перу», а многие из них даже превосходит.

Вероятно, большинство охотников согласятся, что нет ничего красочнее и радостнее картин весеннего половодья. Когда вы пробираетесь на лодке к заветному островку, широкое, сверкающее под солнцем водополье сменяется тихими плесами в затопленном чернолесье, а узкие бурлящие протоки, где под напором воды гнутся кусты ивняка, — заливом, в воде которого дрожит отражение соснового бора. Нигде, кроме как, притаившись, в шалаше на весеннем разливе, не услышишь столько радостных охотничьему сердцу звуков: крики журавлей на восходе, гогот поднимающейся гусиной стаи, чуфыканье тетеревов на ближнем острове, звонкую протяжную песню большого кроншнепа, трюканье чирка-свистунка и жвяканье крякового селезня.

Охота на селезней очень интересна. Ведь если вы вырастили и подготовили подсадную уточку сами, наблюдать за ее поведением представляет не меньшее удовольствие, чем за работой гончей или подружейной собаки.

Вот вы высадили свою крякушу на воду и, спрятавшись в шалаше, видите, как она встряхивается, поправляет смятые перышки и, склоняя голову то налево, то направо, посматривает вверх бусинками черных глаз. Оглядевшись, утка начинает «манку»: раздается всем известное кря-кря-кря, которое повторяется обычно 5–6 раз подряд. Вы еще не видите и не слышите селезня, а крякуша вслед за «манкой» вдруг дает знаменитую «осадку» — «ка-ка-ка-ка», начинающуюся с самых высоких тонов и постепенно слабеющую. Теперь, наконец, и вы обнаружили селезня, который, протянув другим берегом залива, закладывает вираж в сторону шалаша, а подсадная тем временем, надрываясь, дает одну «осадку» за другой. Она вся изгибается, трепещет крылышками. Зеленоголовый красавец не выдерживает и, выставив вперед ярко-красные лапы, шлепается на воду метрах в тридцати от вас.

При кажущейся простоте охота на селезня далеко не всегда бывает удачна. Тут многое зависит от погоды, правильного выбора места охоты и устройства шалаша, подготовленности и «мастерства» подсадной утки.

Очень важно верно определить главное направление лёта селезней, которое на широком весеннем водополье совпадает, как правило, с местами гнездования и дневки уток. Такими местами служат острова, полузатопленные гривы, протянувшиеся от основного лесного массива и поросшие кустами ивняка с бордюром из прошлогоднего тростника, рогоза, осоки, затопленные летние болота, заливами заходящие в лес. В подобных местах и ставят шалаш. Однако необходимо учитывать конкретные особенности, например то, что селезень боится крупного леса и плохо подсаживается к утке, если скрадок устроен на краю его.

Шалаш строят не далее двух-трех метров от уреза воды и маскируют таким образом, чтобы он не выделялся на фоне окружающей растительности, «вписывался» в местность. Скажем, на ивняковом острове или гриве нельзя делать скрадок из хвойного лапника. В густом ивняковом кусте, растущем у самого уреза воды, вырубают середину, употребляя срезанные ветви для укрепления скрадка снаружи. Затем его маскируют стеблями тростника. Форма шалаша полукруглая в виде конуса со срезанной верхушкой, высота небольшая — 1,5–1,8 м.

Закрывать верх скрадка не следует, достаточно бросить на «потолок» несколько перекрещивающихся веток, чтобы охотнику не было помехи быстро встать и стрелять влет. Дело в том, что к концу сезона весенней охоты некоторые настеганные селезни становятся очень сторожки, садятся далеко от утки (где-нибудь на другой стороне залива) и не подплывают к ней ближе сотни метров. Взять такого «профессора» удается только влет, когда, не выдержав отчаянных призывов подсадной, он поднимается с воды и пролетает вблизи крякуши. Все торчащие внутрь шалаша ветки надо обрезать, иначе, готовясь к выстрелу, можно задеть их и подшуметь селезня, который обладает очень хорошим слухом. Скрадок должен быть просторен настолько, чтобы охотник с ружьем в руках мог быстро и бесшумно развернуться в любую сторону — даже назад, ибо случаев подхода селезней к утке пешком по суше (с тыла) бывает немало.

При охоте с подсадной нужно всегда быть предельно собранным и внимательным. Стрелять сразу после посадки селезня на воду не следует. Надо затаиться, дать ему возможность осмотреться и подождать, пока он не подплывет на верный выстрел — 25–30 м. Ни в коем случае нельзя стрелять, когда селезень находится ближе 5–6 м от крякуши, а также на линии прямого выстрела за или перед уткой. Дробь от воды делает сильные рикошеты — можно подранить или убить подсадную. Если селезень оказался в такой позиции, его спугивают и стреляют влет. Кстати, не рекомендуется подбирать убитую дичь тотчас после выстрела. Охотничье время дорого, а ведь пока возишься, доставая трофей, может налететь другой селезень.

Охотиться на селезня можно на утренней и на вечерней заре. Однако утренняя всегда бывает удачнее, так как до восхода солнца и примерно в течение часа после него на зов подсадной хорошо идут ночующие поблизости селезни. Утром садиться в шалаш надо перед рассветом, еще затемно, вечером — часа за два до захода солнца. В теплые тихие и ясные зори лёт селезней всегда лучше, чем в холодные. Неплохой бывает охота в теплую безветренную погоду, когда моросит мелкий дождик и дали подернуты легким туманом. В холодную, ветреную погоду с сильным дождем или мокрым снегом лёта практически нет — утки забиваются в крепь, где тише и теплее.

Подсадную высаживают на воду метрах в 8–10 от шалаша и привязывают шнуром за кольцо надетой на ее ногу так называемой ногавки, сделанной из мягкой и хорошо промасленной полоски кожи шириной 6–8 мм. Ногавка должна достаточно плотно облегать ногу утки, однако и не слишком сильно ее сжимать. Свободный конец шнура прикрепляют к берестяному кольцу, которое надевают на воткнутый в дно водоема кол. Преимущество такой (а не «мертвой») привязи в том, что утка, плавая в любых направлениях, не закручивает шнур вокруг кола (берестяное кольцо держится на поверхности воды и вращается свободно). Длина шнура обычно не более 3–4 метров.

Проработав часа два, даже хорошо подготовленная к охоте утка намокает и устает. На глубоком месте она может отдохнуть на специально устроенном фанерном, деревянном или пенопластовом кругу (диаметром сантиметров в тридцать), надетом на тот же кол, к которому привязана утка. Круг к колу прочно крепят деревянными клинышками, чтобы он находился на уровне воды.

Многие считают, что утка во время охоты должна быть все время на открытой воде, как говорится, на виду. Это вовсе не обязательно. Можно привязать крякушу с таким расчетом, чтобы она, устав, могла добраться до ближайшей кочки, сплавины или до кромки берега. В некоторых случаях из подручного материала (плавник, коряги, дерн) даже сооружают искусственную кочку.

Большое и, пожалуй, самое главное значение для проведения охоты с подсадной имеет правильное содержание и заблаговременная подготовка уток.

Лучше всего на зиму помещать уток (и домашнего крякового селезня, если вы ведете свою породу) в обычном дощатом сарае, в стене которого сделано небольшое отверстие для выхода птиц во двор. Утки не боятся холода, однако чтобы они не обморозили себе лапы во время больших морозов, в углу сарая кладут достаточное количество сена или соломы, в которую птицы забираются на ночь. В сарае ставят таз, корыто или другую посуду с водой, где утки могли бы пить и купаться. Воду меняют два раза в день, намерзший лед скалывают или оттаивают. На зиму в сарай помещают также невысокий ящик с крупным просеянным песком и мелкими камушками, которые нужны птицам для лучшего пищеварения. Кормят уток зерном, хлебом, кашей. Но после января уже не рекомендуется давать ни хлеб, ни кашу, от которых они сильно жиреют, плохо несутся, а потом на охоте вяло кричат и быстро устают. Нередко задают вопрос: «А как содержать подсадную утку в городских условиях, когда нет никакого сарая?» Можно ответить на это одно: охотничья страсть и смекалка не знают пределов. Известно, например, что некоторые охотники-горожане держат подсадную утку на балконе, устроив специальный ящик, или в квартире.

Подготовку уток к охоте начинают с того, что их с наступлением теплых дней (в средней полосе — середина марта) отсаживают от селезня. Предосторожность эта обязательна, ибо потоптанные селезнем утки работают плохо.

После отсадки уток приучают к купанию на поводке. Для молодых это желательно делать вместе со старыми, причем ежедневно. Поскольку первое время утки сильно дергают привязь, ногавку надевают поочередно то на правую, то на левую ногу. Если утка захромала, надо дать ей два дня отдохнуть. Длина бечевки или шнура не должна сначала превышать 2–3 м. Постепенно ее увеличивают до 5–6 м. При купании на большой воде надо так привязывать утку, чтобы она могла выйти на берег и обсушиться. Время купания с 20–30 мин в первые дни постепенно увеличивают до 2–3 ч.

Приучив молодых уток к купанию и поводку, начинают воспитывать у них привычку к выстрелу. Если утки после выстрела от испуга ныряют, опытные охотники рекомендуют вслед за выстрелом высадить в стороне домашнего крякового селезня. Появление селезня успокаивает уток, и они начинают кричать еще азартнее.

Первое купание подсадной утки — праздник не только для нее, но и для охотника. С радостью смотрит он, как его помощница весело полощется в воде, сушится на мартовском солнце, расчесывая и перебирая каждое перышко, как дает «осадку» пролетающей галке.

Работа подсадной утки, а следовательно, и успех охоты зависят не только от подготовки крякуши к охоте, но и от ее врожденных природных качеств: силы и чистоты голоса, темперамента, характера поведения. Бывает, на старательную, но с хриплым, как у вороны, голосом крякушу одного охотника селезни совсем не обращают внимания и подсаживаются к шалашу другого, где утка дает звонкую, заливистую «осадку». Практика показывает, что определить рабочие достоинства по внешнему виду утки невозможно. Одинаково хорошо могут работать и крупные с более светлым окрасом пера, с желтым носом утки, и маленькие, темные, черноносые. Приобретая подсадную, следует поинтересоваться «линией», рабочими качествами уток заводчика, а лучше всего прослушать утку самому.

Охота на гусей

Основные объекты охоты — серый, белолобый гуси и гусь-гуменник. Охотятся главным образом во время осеннего и весеннего пролетов.

Весьма распространена осенняя охота подкарауливанием птиц, когда они перелетают с воды к местам кормежки и обратно к местам отдыха. Остановившись в пути в каком-либо промежуточном районе, гуси совершают в течение светового дня регулярные перелеты. Так, на рассвете они летят с воды, где ночуют, кормиться на стерню убранных хлебных полей или озимь, а часа через два-три возвращаются обратно к местам отдыха. Примерно в три часа дня гуси снова летят на поля и, покормившись, возвращаются в сумерках к месту ночлега.

Охоту ведут из скрадка, который представляет собой яму, выкопанную в ивняке, бурьяне на берегу водоема или в поле, причем всегда там, где стаи летят достаточно низко над землей. Гусь очень осторожен, наблюдателен, обладает хорошей зрительной памятью и подмечает малейшие изменения на местности. Скрадок поэтому тщательно маскируют, а устраивают в то время, когда птицы не могут видеть охотника. Нельзя оставлять неубранными около засидки не только какие-либо посторонние предметы (скажем, лопату), но и ветки кустарника, стебли бурьяна, комья земли, сено или солому. Поскольку засидку на таких перелетах делают вдалеке от мест кормежки или отдыха птиц, чучела и профили здесь не применяют.

При охоте же у мест кормежки или ночлега именно выставленные около засидки профили, чучела, а также манные живые гуси во многом способствуют успеху. Завидя их, косяки гусей сворачивают к ним, снижаются и оказываются в зоне верного выстрела. При охоте у мест кормежки скрадок устраивают в поле, вблизи облюбованных птицами мест присада. Чучела и профили выставляют на стерне или озими метрах в 20–30 от засидки. Охотясь у мест отдыха на воде, скрадок делают на голом или поросшем редкой растительностью островке, а чучела и профили выставляют рядом на песчаную или галечниковую косу.

Во время осенней миграции гусей практикуется в основном охота на утренних и вечерних зорях. В другое время дня стрелять гусей нежелательно, поскольку они быстро запоминают место скрадка и облетают его стороной или вовсе покидают то место кормежки, где их побеспокоили.

Следует всегда учитывать и то обстоятельство, что при перелетах на жировку или с нее первыми летят «разведчики» (один-два гуся), по которым стрелять нельзя, чтобы не испортить всю охоту.

Незабываемое впечатление производит гусиная охота во время весеннего пролета на Крайнем Севере. На Таймыре весенняя охота открывается в последних числах мая — начале июня, когда солнце уже не опускается за горизонт и в полдень палит столь нещадно, что сидеть в скрадке, сделанном из снежных плит, можно в одном маскировочном халате.

Охота идет практически круглые сутки, так как гусиные косяки летят почти беспрерывно. Небольшое затишье наступает лишь после полудня.

Притаившись в шалаше, охотник наблюдает редкую картину бурной северной весны: видит, как с уханьем оседает раскисший снег и прямо на глазах вытаивают из сугробов верхушки ивовых кустов и полярных лиственниц; как, прорываясь через снежные каньоны, несутся бурные потоки и все ширится черная полоска воды между кромкой берега и ледяным полем реки; как вздрагивает и с оглушительным грохотом трескается ледяной панцирь, проползает несколько десятков метров вниз по течению, останавливается, чтобы через некоторое время снова двинуться вперед; как спешат на север к местам отела стада диких северных оленей… и все тянут и тянут вверх по реке стаи уток, чаек и косяки гусей. Сколько красок и звуков — яркое солнце и ослепительный снег, птичий гомон и журчанье воды.

Скрадок для охоты в Таймырской тундре охотники устраивают на берегу реки, а профили выставляют метрах в двадцати на обтаявшем мыске, покрытом прошлогодней травой. В качестве чучел многие используют тушки уже убитых гусей. Норильские охотники на весенней охоте применяют также манки, которые делают сами, и манят так мастерски, что редкий косяк гусей, даже летящий далеко в стороне, не подворачивает в их сторону. Надо отдать должное и тому умению, с которым они делают из фанеры или жести гусиные профили.

В средней полосе России весенняя охота на гусей никогда не бывает столь успешной, как на севере: птица останавливается на больших разливах рек, водохранилищах, очень осторожна и летит высоко.

Охота на пушных зверей

Охота на волков

Волк — сильный и крупный хищник, населяющий практически всю территорию нашей страны: от западных границ до Берингова моря и от пустынь, полупустынь и степей Средней Азии до Арктического побережья. Высокий уровень психической деятельности, необыкновенная пластичность, умение приспособиться к неблагоприятным условиям среды обеспечивают волчьему племени процветание как в самых суровых природно-климатических зонах, так и в непосредственном соседстве с его извечным врагом — человеком. Этот зверь прекрасно живет и в Таймырской тундре, и в индустриальных, густонаселенных районах Московской, Ярославской, Владимирской, Тверской и Калужской областей.

Волки причиняют огромный, исчисляемый десятками миллионов рублей ущерб животноводству страны, очень страдает от них и охотничья фауна, особенно дикие копытные животные, а кроме того, они оказываются переносчиками опасных заболеваний. Вот почему охота на этого хищника помимо любительского или промыслового аспектов имеет столь важное народнохозяйственное значение. Вместе с тем она чрезвычайно интересна, азартна и позволяет охотнику испытать себя в трудном деле.

Одна из наиболее распространенных и эффективных волчьих охот — зимняя облавная с флажками. Заключается она в том, что охотники, обойдя предполагаемое место дневки волков в лесу и посчитав входные и выходные следы, определяют наличие зверей в кругу, а затем затягивают этот круг флажками. Окладные флажки изготавливают из кусков красной материи длиной 25 см и шириной 10–15 см, которые пришивают или прикрепляют к шнуру на расстоянии 50–70 см друг от друга. Лучшими считаются флажки, сделанные из кумача, обладающего стойким специфическим запахом. Шнур с флажками наматывают на катушку или барабан. Всего же для охоты нужно иметь связку окладных флажков длиной не менее 5 км.

Облавная охота на волков далеко не проста, и успех ее в значительной степени зависит от предварительной подготовки, опыта охотников, слаженности их действий.

Трудность проведения охоты связана с тем, что в зимний период индивидуальный участок обитания семейной группы волков очень велик и ежедневно в поисках пищи стая совершает большие переходы. Так, по имеющимся в специальной литературе данным, ночной переход семьи зверей, то есть от места подъема со старой дневки и до остановки на месте нового отдыха, составляет от 15–30 до 60–70 км, а в тундровой зоне — до 150 км. Длина суточного хода зависит от обилия кормов на семейном участке, глубины и рыхлости снежного покрова, наличия проезжих дорог, а также от того, насколько в тех или иных местах волков беспокоят или преследуют люди. В зависимости от размеров индивидуального участка те или иные места охоты и дневок посещаются группой зверей или волком-одиночкой через определенные промежутки времени (3–10 и более дней).

Удачной охоте на волков в значительной мере способствует применение специальной привады, что позволяет, во-первых, удерживать зверей в удобных для охоты лесных участках, а во-вторых, стягивать в этот район хищников из других мест. Покормившись у привады, волки далеко не идут и ложатся на дневку в привычном для них месте.

Для привады используют туши крупных домашних животных (лошадей, коров с предварительно снятой шкурой), но вывозить их можно только с разрешения ветеринарного врача. Лучше всего выложить приваду на возвышенное место посреди небольшого поля, вдающегося языком в глубь лесного массива. Приваду вывозят заблаговременно — глубокой осенью или в начале зимы. Однако, если такой возможности не было, можно выложить приваду и незадолго перед охотой. При этом желательно сделать потаск, то есть протащить какую-нибудь часть туши по земле, на обычных путях перехода волков.

Через несколько дней после выкладки привады проверяют, приходят ли к ней волки. Для этого на местности намечают условный круг, который рекомендуется обходить по проезжим дорогам, а когда их нет — по одному и тому же следу. Ближе чем на 300 м подходить к приваде не стоит. Взяли ее звери или не взяли — устанавливают наблюдением издалека, в бинокль. Если намечена облавная охота, то нельзя начинять приваду ядом, выставлять вблизи капканы или охотиться из засидки. После того как установлено, что волки взяли приваду и регулярно ее посещают, начинают основную подготовку к облавной охоте.

Надо сказать, что обложить и зафлажить хищников, даже взявших приваду, очень сложное и трудоемкое дело, особенно «в односледицу», когда на протяжении многих дней, бывает, стоит ясная, морозная погода. Выслеживая зверей в таких условиях, можно спутать старые волчьи следы со свежими или даже с собачьими. Поэтому начинающему охотнику надо прежде всего научиться отличать след волка от следа собаки и следы прибылых и переярков — от следов матерых зверей.

След матерого волка очень крупный, немного овальной формы, а матерой волчицы несколько меньше и более сплюснутый с боков. Следы прибылых волков значительно меньше, чем матерых зверей и переярков, по величине они равны следу крупной собаки. Поскольку мякиши пальцев прибылых не сбиты в комок, а распущены, след их более округл, чем у взрослых зверей. Отпечаток волчьей лапы всегда более рельефен, чем собачьей: отчетливо видны оттиски мякишей пальцев, пятки, когтей передних пальцев, расположенных близко друг к другу и почти параллельно. Следы переярков и взрослых зверей похожи. Кроме того, у волка наслед более прямолинеен, чем у собаки. Переходя из одного района в другой, от места кормежки к месту дневки, волчья группа движется гуськом, причем каждый зверь ступает строго в след идущего впереди. Поэтому ямки на следах перехода стаи растоптаны, плотны, при внимательном осмотре можно разглядеть отпечатки когтей разных волков.

При выслеживании хищников, когда их следов много, распутывать наследы не нужно, так как бесполезно теряется много времени. Окладчик определяет лишь общее направление волчьего хода, затем делает большой круг и, дойдя до выходных следов, продолжает тропить зверей. Там, где волки вышли на проезжую дорогу, лыжню, кабанью тропу, надо быть особенно внимательным, чтобы не прозевать место, откуда звери незаметно для охотника могут снова сойти в лес. На дневку волки всегда идут шагом. Верным признаком недалекой дневки служит и то, что звери в поисках места лежки начинают сходить с наезженной лесной дороги, старой лыжни, просеки или визира, делают двойки, петли, а одиночные волки — и скидки.

После того как звери, лежащие на дневке, обойдены кругом, начинают развешивать флажки. Главное — сделать это как можно скорее, без шума и в первую очередь там, где расположены лазы зверей. Для быстроты зафлаживание можно вести во встречных направлениях. Охотники идут по двое: один разматывает флажки, другой подвешивает шнур на кусты не выше 35 см от поверхности снега, а на открытых местах для этого втыкает палки или хворостины. При офлаживании нельзя заходить в глубь оклада. Если оклад велик и флажков не хватает, приходится отсекать от оклада ту часть лесного массива, где предположительно звери не лежат. Эту работу выполняет опытный охотник, хорошо знающий местность.

Стрелков расставляет егерь-окладчик, который обычно и руководит всей охотой, располагая их внутри оклада, но не далее 30 м от линии флажков, в местах наиболее вероятного хода зверей, то есть на лазах. При этом учитывается направление ветра: охотники должны стоять под ветром или в крайнем случае по линии бокового ветра (в полветра) относительно направления гона зверей. Расставляя людей, руководитель охоты указывает каждому сектор обстрела, показывает, где находятся соседи справа и слева и где, по всей вероятности, может идти зверь.

На стрелковом номере надо стоять за каким-нибудь прикрытием (елочка, куст, куча валежника и т. п.), чтобы охотник, имея хороший обзор, сам волку виден не был. В многоснежье и особенно при обильно выпавшем свежем снеге, когда кругом висит кухта, тем более на открытом месте лучше надеть белый маскировочный халат с капюшоном. В хвойном лесу, где много темных пятен, это необязательно, достаточно быть одетым в куртку и штаны из серого шинельного сукна — волк даже вблизи плохо различает неподвижно стоящие предметы. Увидев волка, не нужно делать резких движений, торопиться с выстрелом. Поднимать ружье следует в тот момент, когда зверь чем-то прикрыт и не видит вас.

После окончания загона окладчик проверяет результаты охоты и, если установит, что не все звери биты или вышли из оклада, повторяет загон, а нередко проводит его и в третий раз. Бывает, что охоту продолжают и на следующий день.

Во время облавной охоты на волков загонщикам сильно шуметь в окладе не рекомендуется. Известный охотник-волчатник Н. А. Зворыкин писал, что «надо поднять волка с лежки мирными звуками… И поднять так, чтобы он встал, потянулся, послушал, подосадовал на случайно пришедших древорубов и пошел бы трусцою к лазу…». Такой непуганый зверь идет спокойно, стрелять его легко.

Можно проводить облавные охоты и без привады, то есть окладывать ходовых, ежедневно меняющих место охоты и дневки волков. Неприваженных зверей взять труднее. Очень важно, чтобы окладчик хорошо знал округу и повадки местных зверей, а у охотничьей команды был высокопроходимый транспорт, позволяющий покрывать большие расстояния, находить и обрезать стаю.

Широко распространены также летние облавы на логовах зверей. Лучшее время для этого — август. О том, что в округе есть волчье логово, можно судить по многим признакам. Волки режут в округе скот, попадаются на глаза людям (пастухам, косцам) утром, вечером и даже днем. На лесных дорогах встречаются следы матерых. В местах постоянного перехода волков, где-нибудь с края поля, опытный охотник заметит и волчьи тропы. Однако основной признак обитания выводка — «концерты» волчьего воя на утренних и вечерних зорях, которые семья начинает регулярно устраивать в конце июля у логова. Чтобы более точно определить место расположения выводка, опытный охотник-волчатник выслушивает вой волков утром и вечером с разных точек местности или применяет подвывку зверей на вабу, о чем будет рассказано чуть позже. Когда место логова установлено, охотник-волчатник вызывает команду стрелков. Убедившись еще раз вечером или рано утром, что выводок на месте, волков зафлаживают и расставляют стрелков. Оклад на летней охоте делают как можно меньше (не более 2,5 км по периметру), поскольку логова находятся обычно в крепких, овражистых местах и выгнать оттуда на стрелковую линию зверей, особенно волчат, бывает чрезвычайно трудно. А вот загонщиков летом требуется больше, чем зимой (в среднем 10–15 человек).

Наряду с летней охотой на логовах окладом (с флажками) в лесной зоне европейской части России практикуется охота на вабу, или на «подвывку». Сначала устанавливают, где располагается выводок, но флажками его не окладывают. Рано утром, еще в темноте, когда матерых зверей на логове не бывает, вабельщик (основное действующее лицо этой охоты) делает подвывку голосом самца не далее 500, но и не ближе 200 м от логова.

Трое-четверо охотников, находящихся на лазах поблизости от вабельщика, приготавливаются к выстрелу. Напуганные волчата, обычно сначала заголосив (но, бывает, и молча), направляются к вабельщику. По команде, даваемой специальным знаком, каждый охотник бьет в того волчонка, который к нему ближе. Если на подвывку голосом самца, а затем волчицы волчата упорно не откликаются и не идут к вабельщику, охоту переносят на вечернюю зорю. После отстрела части волчат (тех, которые вышли на вабу) вабельщик, чтобы не напугать выводок, осторожно меняет место и повторяет подвывку.

Нередко бывает, что матерые звери вовремя замечают опасность и уводят выводок; тогда нужно постараться его разыскать и снова попробовать выманить на подвывку. Вообще же, на этой охоте надо вести себя как можно незаметнее, тише, не шуметь, не перекликаться и т. п.

Но если волков таким образом добыть на вабу не удается, то охотники ведут себя совершенно иначе: до захода солнца приходят прямо на логово, стараясь распугать и щенков, и матерых зверей, и становятся у расходящихся от логова троп. В сумерках вабельщик, осторожно двигаясь по полянам, дорогам в районе логова, делает подвывку. Охотники стреляют подходящих к вабельщику с разных сторон волков. На этой охоте стрелкам, находящимся в засидке, следует соблюдать полную тишину, быть максимально внимательными, собранными и, главное, хорошо замаскированными, так как звери появляются вблизи от охотника неслышно и совсем неожиданно.

Некоторые охотники, мастерски подражающие вою волков, охотятся на логове и для отстрела матерых зверей. Делают это обычно во второй половине мая. Поскольку матерые звери подходят к вабельщику очень осторожно, надо быть чрезвычайно внимательным и, стараясь ничем не выдать себя, успеть «перевидеть» зверя, то есть заметить его первым. Многие применяют и такой прием: провабив в 500–600 м от логова, быстро, но как можно бесшумнее продвигаются на 100–150 шагов вперед и ждут зверя. Здесь делается расчет на ту особенность, что матерый точно засекает место подвывки и идет от логова напрямую к нарушителю границ семейного участка. Шагов за 100–150 от точки подвывки зверь двигается менее осторожно, еще не так внимателен к окружающему и поэтому почти всегда попадает под выстрел.

Надо отметить, что охота на вабу зачастую не приводит к желаемому результату — полному истреблению выводка вместе с матерыми. Как правило, удается отстрелять лишь часть волчат. Звери делаются осторожными, и взять их потом становится труднее. Все-таки лучше не трогать волчий выводок до того времени, как на логове можно будет провести облавную охоту с флажками.

Отлов капканами — еще один способ добычи волков. Капканный промысел развит преимущественно в малонаселенных, труднодоступных лесных и лесотундровых районах севера европейской части России, Урала, Сибири и Дальнего Востока, где провести зимой облавную охоту с флажками или летом на логовах не представляется возможным. И надо сказать, ловля волков капканами тоже требует от охотника незаурядного мастерства, достигаемого только практикой.

Волки, как уже отмечалось, обитают в зимний период в пределах семейного участка, охватывающего большую территорию, и поэтому появляются в определенных ее местах периодически. Вместе с тем хищники достаточно консервативны при переходах из одного района охоты или дневки в другой: пользуются своими старыми тропами, часто посещают те места, где стае сопутствовала удача. На этих тропах или лазах и ставят капканы. Поскольку волк — зверь очень осторожный, имеющий тонкое чутье, капканы должны быть соответствующим образом подготовлены к охоте. Их тщательно очищают от заводской смазки, вываривают и хранят в помещении, где нет посторонних запахов (под навесом, на чердаке или в сарае, но отнюдь, скажем, не в гараже), в отдельном холщовом мешке, в котором потом их и носят. Ни в коем случае нельзя настораживать и устанавливать капканы голыми руками — только в холщовых рукавицах или перчатках, которые до этого тоже надо держать где-нибудь в хорошо проветриваемом месте.

Самоловы ставят «в след» или «под след». При первом способе на месте волчьего следа выкапывают ямку, помещают в нее капкан, засыпают снегом, а сверху засушенной волчьей лапой делают имитацию отпечатка следа зверя.

Капкан с симковой насторожкой устанавливают и так: накладывают центром на отпечаток волчьего следа и вдавливают в снег, погружая в него все детали капкана. Симки (нити) насторожки должны при этом пересекать отпечаток следа и не доходить до его дна.

Второй способ возможен, если снежный покров достаточно глубок. Приблизившись к волчьей тропе, сбоку от следа выкапывают специальной деревянной лопаточкой ямку и из нее аккуратно ведут подкоп под отпечаток следа, чтобы «потолок» между ними был не толще 0,5–1 см. Прямо под следом и располагают настороженный капкан.

В любом случае все следы, оставшиеся от установки капкана, в том числе и следы подхода охотника к тропе, тщательно маскируют: засыпают снегом, разравнивают, заметают, мелкие комочки разбивают специальной кисточкой или хворостинкой и т. п.

В глубокоснежье, когда волки часто пользуются проезжими дорогами, лыжнями, людскими тропами, капканы устанавливают в тех местах, где звери регулярно выходят на дорогу или сходят с нее. Однако изредка встречаются среди матерых такие особи, которые из осторожности выходят на дорогу и сходят с нее всегда в разных местах. Опытные охотники, зная это, идут на хитрость: вешают с какой-либо стороны дороги в мелколиственном лесу на ближайшем дереве связанный пук сена, старую одежду, метлу и пр. Зверь, завидя качающийся на ветру незнакомый предмет, сходит с дороги, чтобы обойти стороной подозрительное место. На этом следу и устанавливают капкан.

Большое подспорье при ловле волков капканами, особенно в многоснежные зимы, — выкладка привады. Но в непосредственной близости от нее ставить самоловы не рекомендуется, так как звери, заметив подходы человека, на долгое время перестанут ее посещать, а то и вовсе бросят. Капканы устанавливают в лесу на путях подхода зверей к приваде.

Можно отлавливать волков капканами и по чернотропу: на переходах к логову, водопою, скотомогильнику, трупу зарезанной коровы или лошади. Самоловы, как и зимой, устанавливают со всеми мерами предосторожности. В отличие от зимней охоты, когда след пойманного зверя хорошо виден, летом капкан крепят у места постановки наглухо (к большой валежине, к нижней части ствола дерева, к прочно забитому колу).

Нельзя в летнее время ставить капканы в тех участках леса, которые часто посещаются людьми и где производится выпас скота.

Для ловли волков применяют рамочные капканы № 7 на круглой станине с симковой насторожкой, а также волчьи капканы № 6 и 7.

До настоящего времени в некоторых местностях страны сохранились старинные и очень оригинальные способы охоты на волков зимой: такие, например, как заганивание на лыжах по рыхлому снегу или охота на лошади с нагайкой. Заганивание на лыжах еще довольно широко практикуется в Пермской области. Охотятся трое-четверо человек, которые, прокладывая лыжню в рыхлом и глубоком снегу, попеременно меняют друг друга и таким образом заганивают стаю в несколько часов. Но сохранились еще на Руси и настолько нестомчивые умельцы, что охотятся этим способом в одиночку.

Охота на лисиц

Охота с гончими собаками на лисиц распространена почти повсеместно и особенно развита в лесной и лесостепной зонах европейской части России. Поскольку этот зверь питается в основном мышевидными грызунами, то и осенью, и зимой предпочитает кормиться на полях, а на дневку уходит в лес. Мышкует лисица, как правило, до рассвета, а если охота была неудачной, то, полежав немного в лесу, она, бывает, принимается за добычу пищи и в дневное время. В отличие от зайца, который перед непогодой (обильным снегопадом) имеет обыкновение не вставать с лежки и не дает тогда следа, лисица кормится зачастую и в самую непогодь, так что отыскать ее нарыск можно даже после сильной пурги или в снегопад.

При охоте на лисиц с гончими охотники выходят еще затемно, чтобы застать зверя или его свежий след у опушки леса. Гончую (или гончих, если их несколько) набрасывают сразу в поле, не доходя до леса. Там, где лисиц много, гончая быстро натекает на свежий след зверя и начинает его гнать. Поднятый в лесу либо взятый собакой прямо с поля или опушки зверь идет сначала по прямой, и гон поэтому удаляется от охотника, а затем переходит на большой круг и пересекает свой исходный след.

Когда лисице через два-три круга не удается оторваться от преследования, она бросается в крепкое место (густой ельник, захламленное коряжником горелое болото), где пускается ходить на малых кругах. Лисица хорошо слышит идущего по лесу охотника, а значит, становится на лаз, двигаться в направлении гона собаке надо очень осторожно. Если лисица услышала охотников, она часто по прямой уходит далеко от опасного места. Долго потом бредет охотник по следу сошедшей со слуха собаки, пока, наконец, снова не услышит гон на малых кругах.

При выборе лаза необходимо знать, что лисица не любит ходить чистым местом, поэтому под гоном надо становиться на перемычке между заросшими хвойным лесом гривами среди лиственного редколесья, на краю лесного оврага или там, где два островка леса смыкаются узкой полоской кустарников.

Успех охоты на лисицу с гончими в большой степени зависит от того, насколько вы знаете характер работы собаки. Так, от паратой, вязкой и чутьистой гончей лисица мчится быстро и не уходит от нее далее 100–200 м. Охотник сделает ошибку, если будет торопиться, стараться перехватить добычу под самым гоном собаки. Зверь услышит бегущего по лесу охотника и отвернет в сторону. И наоборот, встав метров за двести под гоном «пешей» гончей, охотник опоздает — ведь лисица здесь уже давно прошла.

Лисица во время гона так не путает следа, как, например, заяц. Однако и она использует все свои возможности, чтобы обмануть собаку: пробегает по проезжей дороге, по чистому льду реки, преодолевает лесную речку или глубокий овраг по лежащему поперек дереву, пересекает шоссе или железнодорожное полотно. Неширокие просеки в густом ельнике лисица перебегает одним махом, и стрелять ее в этом случае нередко приходится как бы влет.

Осенью, по чернотропу, или в начале зимы лисицы, особенно молодые, сделав под гоном несколько кругов, уходят на норы, где и затаиваются. Поэтому один из охотников должен, как только начался гон, поскорее занять место у заранее разведанных лисьих или барсучьих нор.

Опыт охоты на лисицу с гончей, в первую очередь умение стать на верном лазу, приобретается с практикой. Однако начинающему охотнику необходимо придерживаться следующих основных правил: перед охотой узнать у владельца гончей характер, особенности работы собаки; передвигаться по лесу, приближаться к отдаленному гону собаки бесшумно; когда гон идет на малых кругах в ельнике, перемещаться как можно меньше, стараться занять развилку у лесных дорог, но стоять не на самой дороге, а немного в стороне, замаскировавшись елочкой, и быть все время начеку; при гоньбе в лиственном лесу занимать место, где полосой тянется еловый подрост или на краю оврага с густым подростом и подлеском.

…Нет ничего красочнее заснеженного зимнего леса с алеющей линией флажков и темно-красным пушистым зверем, выходящим из его глубины то на махах, то рысью, а то и крадучись, сгорбившись и втянув голову в плечи, словно в предчувствии хлесткого заряда дроби. Но от начала охоты до момента, когда вы начнете поднимать ружье, как говорится, «дистанция огромного размера». Бывает, пройдет не один утомительный час, прежде чем станешь на лазу и замрешь в ожидании гона.

Изобретенная еще в прошлом веке наблюдательными охотниками-псковичами охота на лисицу с флажками требует великолепного знания повадок зверя и местности, умения читать следы, а также немалой силы и выносливости, поскольку дело почти всегда связано с длительной ходьбой на лыжах по глубокому снегу.

Охота основана на том, что лисица, боясь незнакомых предметов с запахом человека, не подходит близко к линии натянутых красных флажков и тем более редко осмеливается эту линию пересечь. В практике охотников не раз случается, когда зафлаженный где-нибудь в густой еловой лесопосадке зверь сутками сидит в кругу и бывает взят лишь утром третьего, а то и четвертого дня. За прошедшие ночи лисица вытаптывает вблизи линии флажков тропу, однако, несмотря на то что в предыдущие дни не раз оказывалась под выстрелом, линию флажков перейти не решается.

Лисица охотится и кормится главным образом в сумерках и ночью, а с наступлением рассвета ложится на дневку. От охотника требуется определить по следам на снегу место лежки, обойти его кругом и затем затянуть флажками.

Поскольку основу питания лисицы зимой составляют мелкие грызуны, охотится она преимущественно в поле или на лугах, посещает участки, богатые мышевидными (скирды соломы, стога сена, копны, остожья, невыкошенные участки травы и зерновых). А вот для лежки выбирает, как правило, укромное место в лесу. Кто охотится с флажками ежегодно в одних и тех же местах, знает, что у лисиц есть излюбленные урочища, участки леса, где они ложатся на дневку. Например, во Фрязевском охотохозяйстве под Москвой автору этих строк приходилось ежегодно окладывать лисиц в примыкающем к полю густом заболоченном ельнике, который за трудность охоты в нем недаром назвали «чертовым кругом».

Смышленый зверь не боится близости человеческого жилья и часто ложится на дневку в непосредственной близости от дачного поселка, деревни или лесного кордона, откуда доносятся голоса людей и лай собак. В Подмосковье нередко удается обложить лисицу, лежащую в полусотне шагов от лыжни, по которой весь день ходят лыжники.

Выбранное место лежки во многом зависит от погоды. В оттепель, сильный снегопад зверь любит лежать в ельнике на муравьиной куче, на кочке или прямо на снегу под защитой ветвей густой развесистой ели, а в ясные февральские дни — на солнцепеке с краю вырубки, прогалины или небольшой поляне среди густого чернолесья.

Охота начинается с того, что рано утром надо пройти на лыжах по кромке поля и, заметив входной след лисицы в лес, постараться его «обрезать», пользуясь для удобства дорогами, просеками, прогалинами или вырубками, то есть более или менее разреженными участками леса, где след зверя хорошо заметен и можно двигаться без лишнего шума. При этом нужно быть предельно внимательным, так как при подходе к месту лежки лисица нередко пользуется тропами и следами других животных — зайцев, кабанов, лосей. В сомнительных случаях, например, пересекая заячью тропу, не поленитесь пройти по ней 15–20 шагов в ту или другую сторону, чтобы окончательно убедиться, что рыжая кумушка не надула вас. Затянуть пустой круг флажками — величайший позор для окладчика. За ошибки подобного рода приходится расплачиваться не только потерей драгоценного времени в короткий зимний день, но и выслушивать от участников охоты весьма нелестные выражения.

Начинающему охотнику прежде всего необходимо научиться разбираться в следах лисицы, отличать их от собачьих. У собаки отпечаток лапы более круглый, пальцы растопырены, когти двух передних из них направлены в разные стороны. У лисиц за счет большей опушенности лапы отпечаток пятки и подушечек пальцев не так отчетлив, конфигурация следа не круглая, а вытянутая, как бы сплюснутая с боков, когти же передних пальцев почти параллельны друг другу. Кроме того, собака, идущая шагом, оставляет извилистую линию (змейку) следов, а лисица — прямую цепочку.

Лучшее время для охоты с флажками на лисиц — январь, февраль, когда наступает устойчивый снежный покров, почти не бывает оттепелей, затрудняющих ходьбу на лыжах, а глубокий рыхлый снег заставляет зверя сокращать длину суточного хода, пользоваться своими старыми тропами и выбирать наиболее короткий путь к месту лежки.

Начинающему охотнику для такой охоты лучше выбирать дни после снегопада (пороши), прекратившегося в середине ночи. Вечерний, то есть выходной, след лисицы из участка леса, где она лежала накануне, бывает при этом сильно заметён, а утренний, входной, след — свеж и хорошо виден.

Направление хода зверя легче всего определить при неглубоком снеге или в печатную порошу (оттепель): оттиск подушечек и когтей лап тогда наиболее отчетлив. При глубоком рыхлом снеге, когда отпечатки лап засыпаны, о направлении хода судят по «выволоке» — крутой и короткой борозде, которая остается на снегу от поднимаемой лапы. В противоположность «выволоке» «поволока», или черта на снегу, образующаяся при опускании лапы, всегда длиннее и положе.

В процессе вкладывания надо быть очень внимательным к следам. Понятно, что, когда входных следов больше выходных, значит, зверь находится в кругу. Однако если снегопад прекратился днем, накануне охоты, то количество входных и выходных следов может оказаться равным, поскольку вечерний выходной след остался не засыпанным порошей. Окладчик сделает ошибку, посчитав круг пустым.

В таких случаях необходимо оценивать входные и выходные следы по свежести. Для этого есть целый ряд признаков. Так, в морозную погоду свежий след, если его поднять рукавицей, рассыпается вместе с взятым комком снега, а старый, уже смерзшийся, остается на руке в виде комочка. В сильный мороз, если внимательно присмотреться, старый след покрыт кристаллами инея, отчего очертания оттиска лапы расплывчаты, а вот на свежем следу инея нет, края его более резкие, четкие.

Когда лисиц в округе много, реальна опасность «подменить» при окладывании след «своего» зверя другим. Поэтому необходимо обращать внимание не только на свежесть, но и индивидуальные особенности отпечатка (например, пол, возраст зверя). След молодой лисицы мельче, чем старой; кобель мочится в сторону от следа, а сука — на след.

Оклад сильно затрудняется «в односледицу», как говорят охотники, то есть когда несколько дней подряд не было пороши. Входных и выходных следов при этом накапливается так много, что определить место лежки без риска ошибиться становится иногда невозможным. В такую погоду надо постараться в первый же день охоты пройти на лыжах как можно большее расстояние по тем местам, где обычно ложатся лисицы, и затереть все встретившиеся следы, а следующим утром приступить к окладу. «Лишняя». работа по уничтожению следов накануне сторицей окупается экономией времени и сил на следующий день, нередко дает возможность обложить и взять не одну лисицу.

После того как лисица обложена, приступают к зафлаживанию оклада. Лучше это делать вдвоем: один охотник быстро идет впереди, разматывая флажки, другой подвешивает их на ветки деревьев, кустарников или воткнутые хворостины на высоте примерно по росту лисицы, чтобы нижний конец флажка на 1–2 см не доходил до поверхности снега. В крепком месте, например на узкой дороге или просеке, пересекающей ельник с густым подростом, флажки подвешивают на внешней от оклада стороне дороги — тогда выходящий из глубины леса зверь сразу их увидит.

Обычно для зафлаживания лисицы хватает 1–1,5-километровой связки. Меньшего размера круг делать опасно, так как можно подшуметь лисицу. Слишком маленький оклад опасен еще и тем, что напуганная криком загонщиков, а тем более выстрелом лисица, не имея возможности уйти в безопасное место, может пересечь линию флажков. Впрочем, в Подмосковье, где лисицы часто видят людей и привыкают к человеческому шуму, случается окладывать зверей в кругу с периметром до 600 м. Если же оклад велик и вы знаете, что имеющихся флажков не хватит, можно обрезать круг, но делать это надо осторожно, пользуясь дорогами, полянами и прогалинами, минуя крепкие участки леса, где вероятнее всего может лежать лисица.

Когда круг затянут флажками, или, по охотничьему выражению, «завязан», стрелков ставят на номера и приступают к гону. От умения правильно выбрать направление гона и верно расположить стрелков зависит успех охоты. Гон всегда нужно вести по ветру или в полветра, иначе лисица еще издали почует запах стоящего в засаде стрелка. Не следует гнать в сторону открытого места (поле, большая вырубка), а также деревни или дачного поселка, откуда доносится шум. Следует помнить, что лисица, когда ее стронут с лежки, в большинстве случаев идет наиболее крепкими местами в глубину лесного массива, а не на его край. Эти и другие обстоятельства необходимо учитывать, особенно когда участников охоты мало (2–3 человека), причем встают они на наиболее вероятных лазах внутри круга.

При большом числе участников охоты (до 10 человек) стрелки располагаются по одной линии внутри оклада, в каком-либо его углу, метрах в 20–30 от флажков и 50–70 друг от друга.

Если оклад или какую-то его часть разделяют пойма лесного ручья, болотина, сенокосная поляна и т. п., то для лаза выбирают место, где почти смыкаются два участка хвойного или густого лиственного леса. В другом случае им может служить либо сторона оврага, заросшая кустарником или еловой порослью, либо протянувшаяся по окладу грива хвойного леса с густым еловым или сосновым подростом. Показателем, что вы правильно выбрали стрелковый номер, всегда служит наличие старых следов.

Иногда оклад бывает настолько крепок и однороден, что при охоте вдвоем лисицу приходится гонять не один час, прежде чем выберешь момент для верного выстрела. Однажды в уже упомянутом «чертовом кругу» нам пришлось гонять лисицу полдня. Зверь, ткнувшись несколько раз в линию флажков и почуяв опасность, ушел в центр оклада, где ходил по кругу диаметром около 100 м вслед за загонщиком, с трудом продиравшимся сквозь еловый молодняк. Лисица была бита с расстояния в десяток шагов через несколько минут после того, как один из охотников встал на след только что прошедшего здесь загонщика.

Идти на номер надо как можно осторожнее, а выбрав место для стрельбы, стать «мертво», в полной готовности к стрельбе. Не следует на номере разгребать или утаптывать снег и тем более ломать ветки, мешающие обзору, — лисица, обладающая тонким слухом, не пойдет туда, где слышался подозрительный шум.

Лучшая стойка стрелка на номере — вполоборота, со слегка расставленными ногами и с левым плечом, обращенным в ту сторону, откуда ожидаются гон и выход зверя (если, конечно, охотник не левша). Белый маскировочный халат необязателен, поскольку в лесу много темных предметов. Достаточно быть одетым в зеленого или серого цвета телогрейку или куртку и такого же цвета брюки. Удобнее всего, как и для любой другой зимней охоты, куртка и брюки, сшитые из солдатского шинельного сукна.

Лисицы плохо различают неподвижные предметы, поэтому, если вы на номере стоите не шевелясь, удается подпустить зверя вплотную даже на открытом месте. Увидев лисицу, идущую на номер, не следует делать резких движений, торопиться с выстрелом. Поднимать ружье надо в тот момент, когда зверь чем-либо закрыт и не может вас разглядеть. Стрелять надо только наверняка, так как лисица, напуганная выстрелом, а тем более подраненная, может уйти через флажки. Однажды преодолевший линию флажков зверь перестает их бояться. Такие «профессора» не раз заставляют охотников поминать их вместе со всей лисьей породой самыми недобрыми словами…

Неписаный закон охотничьей этики требует, чтобы на охоте с флажками не велась стрельба по другим животным, например по зайцу, тетереву или рябчику, так как это может испортить охоту всем ее участникам, напуганная лисица махнет через флажки. Вместе с тем каждый охотник обязан стрелять по вышедшему на номер волку. Нельзя бить зверя, направляющегося на чужой номер, за исключением случаев, когда лисица бежит вдоль стрелковой линии. Зверь, стрелянный несколькими охотниками, принадлежит тому, кто его положит на месте.

При охоте с флажками существует два способа гона: громкий, когда несколько загонщиков, выстроившись в линию вдоль задней стенки оклада, по сигналу руководителя охоты (окладчика) с криками идут цепью по направлению к стрелковой линии, и тихий, когда один загонщик становится на входной след зверя и движется по нему, изредка покашливая, ломая ветки и постукивая по деревьям. Первый способ практикуется в основном на коллективной охоте с большим числом участников. Лисица в этом случае через 10–15 минут после начала гона выходит на стрелковые номера. Второй способ применяют при охоте вдвоем, втроем. Времени для того, чтобы выставить зверя на стрелковый номер, здесь требуется намного больше, а иногда, как уже было рассказано, приходится часами стоять на морозе. Зато при таком способе гона меньше риска, что зверь махнет через флажки, и стрелять удается, как правило, по медленно идущему, часто останавливающемуся зверю, а значит, промахи случаются реже.

При промахе лисица нередко уходит в глубь оклада, поэтому покидать номера после выстрела нельзя. Результат стрельбы проверяет окладчик, он же снова обходит круг и, установив, что зверь не вышел из оклада, расставляет загонщиков и начинает повторный гон. Если лисица положена на месте, охотник криком «Дошел!» или «Готов!» дает знать об этом, и руководитель охоты снимает линию стрелков.

Шкуру с добытой лисицы обычно снимают на месте, а дорабатывают в помещении по возвращении с охоты. Шкуру снимают трубкой с разрезом по огузку и с сохранением меха головы, лап, хвоста, а также когтей лап.

У охоты на лисиц с флажками по сравнению с другими осенне-зимними охотами есть одно немаловажное преимущество — она может продолжаться тогда, когда прочие, наиболее распространенные виды охот уже закрыты. Так, в средней полосе России охота на зайцев и лисиц с гончими разрешается до нового года, на диких копытных животных — до 15 января, а на лисицу — до 15 февраля — 1 марта, что позволяет на месяц-полтора продлить охотничий сезон.

Надо сказать, что, как показывает практика, наиболее интересна и азартна та охота с флажками на лисиц, в которой охотник лично участвует на всех ее этапах — от разведки, оклада зверя и его зафлаживания до стрельбы на номере, а это обычно бывает лишь в том случае, если в охотничьей компании не свыше трех человек.

Ловля лисиц капканами — один из самых эффективных способов добычи этого зверя. В отличие от других способов — с флажками, с гончими, загоном, где удаче способствуют умение и согласованные действия нескольких человек, — при капканном лове успех зависит от индивидуального мастерства охотника: знания им повадок зверя, умения выбрать место для установки капкана и замаскировать его. Опыт капканного лова по-настоящему приобретается только практикой.

В центральных и северо-западных районах европейской части России приступать к капканному промыслу лучше всего со второй половины зимы. В это время прекращаются частые оттепели, после которых образуется снежная корка, мешающая установке и маскировке капкана, а глубокий снежный покров вынуждает лисиц пользоваться старыми переходами (лазами).

В поисках своего основного корма — мышевидных грызунов — лисицы обшаривают поля, луга, сенокосные поляны вдоль лесных ручьев и речек, наведываются в заброшенные селения, а на дневку ложатся в лесу. Поэтому промысловый путик для установки капканов на лазах лучше всего проложить по непроезжей лесной дороге, просеке, проходящей по лесу в полукилометре от поля или других мест, посещаемых лисицами.

Лазом считается след, которым лисица прошла не один раз. Определить его нетрудно и не очень опытному охотнику.

На постоянном переходе ямка следа «растоптана», тверда, без осыпей снега. Часто бывают видны отпечатки коготков в ту и другую сторону. На тропе вокруг свежего следа даже после порядочного снегопада заметны контуры старой ямки, отпечаток четче, чем если бы зверь прошел здесь в первый раз.

В тех местах, где по лесу ходит много лыжников, устанавливать капкан можно, не сходя с лыж, под четвертую-пятую (в четвертую-пятую) ямку следа, но если зимой в лесу люди бывают редко, то лисица к человеческому следу, в том числе к лыжне, относится очень настороженно. Она обычно сворачивает в сторону в нескольких шагах от лыжни, идет вдоль нее и пересекает ее в том месте, где лыжный след меньше заметен (например, на поляне, где лыжня призанесена снегом). В таких случаях, не дойдя до лисьего нарыска или перейдя его, надо сойти с лыж и, пользуясь каким-либо прикрытием (кустами, порослью елок, стволами деревьев), подойти к тропе в том месте, где зверь еще не может видеть лыжню, и здесь установить капкан. Дело в том, что лисица, следуя по тропе, чутко реагирует на малейшие изменения окружающей обстановки. Скрытые подходы к лазу значительно облегчают охотнику маскировку своего следа, а это экономит ему время, столь дорогое в короткий зимний день. Подходить к месту установки капкана всегда нужно осторожно, стараться не сбить с кустов и деревьев висящую на ветвях кухту, сор, не обломить сучок и т. д…

Хорошие результаты дает установка капканов на переходах лисиц через неширокие лесные речки, особенно если берега обрывисты и круты, а вода долгое время не замерзает. Преодолевая такие речки, зверь часто пользуется стволами упавших с берега на берег деревьев, наносами скопившегося где-нибудь в излучине валежника. Капкан ставят там, где зверь заходит на бревно или соскакивает с него. Удобнее всего делать это, когда речка еще не замерзла, а значит, можно пройти по краю воды, не оставляя следов. Нередко облюбованным переходом через речку пользуется не один зверь. Ставить капканы здесь можно даже по чернотропу.

…Вспоминаю, как во время лова норок в Костромской области мое внимание привлек сильный запах лисьей мочи. Осмотрев берег, я заметил лисий переход: пользуясь торчащей посреди речушки кочкой, зверь перепрыгивал с берега на берег. Этим лазом рыжая кумушка, видимо, пользовалась постоянно, так как осока на кочке была хорошо утоптана. Крупный лисовин попался в капкан на следующий же день, и, хотя был грязен и мокр, его шкурка вовсе не потеряла своих пушных достоинств.

А однажды, занимаясь ловом норок на севере Карелии, я поставил капкан с приманкой из глухариных потрохов у ручья под полуразвалившимся мостом на старой лесовозной дороге. На другой день утром, следуя по путику, я увидел на выпавшем за ночь снегу нарыск лисицы. Зверь, проходя по мостику, вероятно, учуял приманку, спустился к ручью и, зайдя по осоке в неглубокую воду, осмотрел мое «сооружение» с расстояния двух шагов. Совершенно на авось я поставил капкан третьего номера прямо в воду под примятую осоку и был приятно удивлен через три дня, когда в него попалась лисица.

Капканы на лисиц можно ставить в лесополосах из небольших елок, расположенных вдоль железнодорожного полотна. В Подмосковье, например, лисицы регулярно ходят вдоль железных дорог в поисках выброшенных пассажирами остатков пищи. Зверь обычно идет по своей тропе серединой лесополосы и сворачивает с нее, завидя или причуяв что-нибудь съестное у железной дороги, а потом снова возвращается на тропу в лесопосадку. Заходить для установки капкана в лесопосадку лучше не со стороны железнодорожного полотна, а с поля: тогда легче маскировать свои следы, поскольку их к вечеру заносит снегом. Лисиц-мусорщиков ловят и у бытовых свалок, скотомогильников, размещая капканы на подходах зверей к этим местам.

Нередко для отлова лисиц охотники используют приваду, которую выкладывают в местах, часто посещаемых зверьками. В качестве привады употребляют ободранные тушки ондатр, трупы собак, павших овец, поросят, телят, а также внутренности выпотрошенных на месте отстрела лосей и кабанов. Приваду кладут на землю с таким расчетом, чтобы для зверя к ней было не больше двух-трех удобных подходов. Если сослаться на собственный опыт, то на зимнем лове ондатры я обычно складываю в мешок ободранные тушки зверьков, предварительно вспоров им брюхо, несколько километров волоку этот груз по снегу в местах переходов лисиц, вываливаю содержимое где-нибудь в густых зарослях тростника, а на проделанном проходе и других возможных подходах ставлю два-три капкана.

В лесу ободранную тушку или потроха можно подвесить на стволе дерева, метрах в полутора от земли. Капкан ставят прямо под тушкой, в 15–20 см от основания ствола. Лисицы быстро находят выложенную падаль, однако берут ее не сразу. Не раз зверь пройдет в нескольких шагах от привады, словно проверяя, лежит ли на месте даровое угощение.

Поскольку капкан у привады может простоять долгое время, надо позаботиться, чтобы его сильно не занесло снегом. В тростнике, например, делается укрытие в виде шалашика из заломленных с боков прохода стеблей, в еловом подросте — из согнутых и связанных проволокой макушек стоящих рядом елочек.

В феврале во время гона лисицы любят мочиться у торчащих из-под снега на поляне, просеке или в поле предметов — квартальных и межевых столбов, кочек, бревен и т. п. Капканы у таких мест в разгар гона всегда оказываются с добычей. Нередко охотники ловят лисиц на мочевой точке у оставленной в поле тракторной тележки, бороны, плуга.

Как и при охоте на волков, капканы на лисиц ставят «в след» и «под след». В первом случае на месте ямки следа деревянной лопаточкой делают углубление по размерам настороженного капкана, помещают его сюда и засыпают снегом. Поверхность разравнивают «заподлицо», а на месте старой ямки засушенной лапкой лисицы или зайца (точно над центром тарелочки самолова) делают отпечаток искусственного следа, как можно точнее похожий на настоящий, причем даже с имитацией «поволоки» и «выволоки». Иногда попавший при маскировке под тарелочку снег смерзается, и капкан не срабатывает. Чтобы этого не случилось, можно закрыть края тарелочки комочками (пластинками) снега или накрыть ее листом тонкой белой бумаги, а затем уже засыпать самолов снегом.

Во втором случае, то есть при установке капкана «под след», сбоку от ямки следа и под него лопаточкой выбирают углубление (пещерку) по величине настороженного капкана, куда и устанавливают самолов с таким расчетом, чтобы тарелочка находилась точно под следом. «Потолок» под основанием следа должен быть минимальной толщины, поэтому след аккуратно подрезают лезвием ножа. Если «потолок» настолько тонок, что тарелочка просвечивает, на нее кладут лист тонкой белой бумаги. Пещерку закладывают пластом снега, ямку засыпают и все разравнивают заподлицо с естественной поверхностью снега.

При любом способе установки капкана тщательно маскируют не только то место, где он поставлен, но и следы охотника. Первый от капкана след засыпают снегом из заднего и т. д. Поверхность разравнивают. Крупные комочки снега разбивают тонким прутиком, мелкие — кисточкой и ею же окончательно заравнивают поверхность. Маскировку можно считать хорошей, если, отойдя от поставленного капкана на несколько шагов, вы не можете отличить это место от окружающего…

Ловят лисиц обычно тарелочными капканами № 2 и № 3. Некоторые охотники применяют более мелкий капкан № 1, на котором закрепляют вторую пружину, либо с помощью надеваемых на концы заплечиков металлических дуг шайб усиливают прочность соединения дуг капкана со стойками основания. Хороши для ловли лисиц и более крупные капканы, применяемые на волков, которые практически исключают случаи отмола лап и ухода зверей. Однако эти капканы не транспортабельны.

Говоря об охоте на волков, мы рассказали и о подготовке капканов. Тут много общего, и повторяться, думаем, нет необходимости. Однако, учитывая, что качество выпускаемых тарелочных капканов средних и мелких номеров очень низкое, рекомендуем тщательно проверить работу купленных самоловов и при необходимости устранить имеющиеся дефекты. Так, со сторожка и рычага настораживающего механизма напильником снимают заусенцы, чтобы повысить чувствительность самолова. Особое внимание уделяют приспособлению для крепления потаска. Дело в том, что вертлюг у заводских капканов обычно слабоват, он разгибается даже при не очень большом усилии. Новый вертлюг изготавливают из гвоздя или железной проволоки сечением 4–5 мм. Поводок для крепления потаска лучше делать из цепочки длиной 40 см, а если ее нет — то сгодится стальной тросик диаметром 2–3 мм. Потаском может служить обрубок дерева, металлический якорь, скажем, 2–3-килограммовая гиря. В глубоком рыхлом снегу гиря сильно проваливается и, не лишая зверя возможности двигаться, в то же время быстро утомляет его. В сильные морозы, пройдя с таким потаском полкилометра, зверь выдыхается, ложится и замерзает.

Капканы, напомним, хранят в подвешенном мешке под навесом, на балконе, в сарае, словом, где их обдувает свежим воздухом, и носят в том же мешке. Перед охотой капканы проверяют, счищают с них наждачной бумагой ржавчину и проваривают в воде с добавлением хвои и коры деревьев, а прежде чем установить, можно натереть хвоей пихты, ели, сосны, корой осины или метелками полыни, то есть теми растениями, которые есть недалеко. Но не рекомендуется натирать капкан, скажем, полынью в лесу, в ельнике и, наоборот, хвоей деревьев в поле. Ставят капканы в холщовых рукавицах или шерстяных перчатках, которые хранят в мешке вместе с капканами.

И наконец, общее соображение: при капканном лове лисиц нужны наблюдательность, аккуратность, терпение. Начинающему охотнику лучше толково поставить за день, что называется, «по уму» три капкана, нежели кое-как целый десяток.

Охота на лисиц из засидки распространена среди охотников значительно меньше, чем другие способы. Должно быть, многим такая охота кажется пассивной, или не хватает терпения сидеть часами на морозе в долгую зимнюю ночь, пребывая в неизвестности — когда к тебе выйдет зверь и выйдет ли вообще? А между тем у этой охоты своя красота неповторимости, азарт.

Представьте себе, уважаемый читатель, ясную, морозную ночь где-нибудь среди просторов Вятского края. Полная луна светит так ярко, что видно каждую веточку растущих вблизи засидки кустов ивняка, шмыгающих по соломе омета мышей, разбегающиеся вокруг по полю синие строчки лисьих следов.

Над крышами изб недалекой деревни поднимаются прямые столбы дыма. Там еще не спят. Временами доносятся лай собак, звуки гармони и обрывки веселой частушки. Но постепенно все затихает, и лишь со стороны чернеющей стены соснового бора слышится гулкое щелканье деревьев. Порой кажется, что где-то там, у края поля, движется что-то темное. Всматриваешься в серебрящуюся даль, глаза от холода и напряжения застилают слезы. Нет, это не зверь, а, наверное, метелка конского щавеля или полыни чуть колышется под порывами налетающего ветерка.

Вот быстро катится через поле синее пятнышко — белячишка. Самого зайца не видно. Это мчится за ним его тень. Зверек забежал в ивняковые кусты, слышен хруст обгрызаемых веток.

Откуда-то появилась сова. Хотела сесть рядом на стог, но, заметив притаившегося человека, резко свернула в сторону, нырнула вниз и быстро растворилась в ночном сумраке.

А мороз тем временем забирается под полушубок все глубже и глубже. Холод начинает пощипывать концы пальцев затекших ног, обутых в деревенские шерстяные носки, суконные портянки и валенки. Все больше и больше съеживаешься и невольно вспоминаешь о натопленной избе с горячим самоваром.

Обернувшись в сторону бора, внезапно вздрагиваешь от неожиданной радости — вдоль кромки леса, то сжимаясь в комок, то растягиваясь, движется темное пятно. Лисица! Опустив почти до снега хвост и пригнув голову, она приближается к омету неторопливой трусцой и вдруг останавливается. «Неужели причуяла?» — мелькает тревожная мысль, но, слава Богу, после нескольких мгновений, порой кажущихся вечностью, зверь снова идет вперед. После выстрела лисица как-то по-кошачьи вскрикивает, делает прыжок, падает, пытается встать и замирает на снегу, чуть пошевеливая пушистой трубой.

Разве не приятно, просидев неподвижно несколько часов на морозе и разогревшись потом быстрой ходьбой и радостью, войти в избу, где, несмотря на позднее время, тебя ждут, а на столе дымится паром сваренная картошка, лежат нарезанные ломтики белого сала и поблескивает рассолом горка огурцов.

В средней полосе Европейской России лучшая пора для такой охоты наступает после зимнего солнцеворота, когда устанавливаются надолго ясные, морозные дни и ночи. Засидку устраивают в местах, часто посещаемых лисицами: у кишащих мышами ометов соломы, у скотомогильников и бытовых свалок, у специально выложенной падали, причем специального скрадка не требуется, достаточно лишь слегка приспособить к делу выбранное естественное укрытие. В Подмосковье лисицы любят ходить на птицефабрики, где можно поживиться трупом выброшенной курицы. Надо заметить, что звери не боятся ни постоянного шума работающих в корпусах вентиляторов, ни электрического освещения. В степных и лесостепных районах засидки на лисиц хорошо делать на берегах замерзших речек, в том месте, где кончается растущий по берегам пойменный лес и начинается открытое пространство.

Помню, как в одну из зим я успешно охотился на лисиц на реке Чегем (Кабардино-Балкария), километрах в шести от поселка Чегем-2. В пойменных лесах этой речки, состоящих из непроходимых зарослей лещины, свидины, терна, облепихи и барбариса, лисиц было много. С наступлением сумерек звери покидали свои колючие трущобы и шли на кормежку в степь, следуя в основном обсохшим руслом реки. Место засидки я облюбовал на островке, разделяющем речку на два протока, в корнях подмытого летней водой осокоря. Отсюда был хороший обзор в обе стороны, и практически каждый зверь, даже следовавший у коренного берега, попадал под выстрел. Редкий вечер я возвращался на лесной кордон, где жил, без трофеев и за две недели непрерывной охоты основательно поубавил число местных лисиц.

Приваду выкладывают на переходах лисиц, где рядом есть подходящее для устройства засидки место. Например, можно сделать это где-нибудь у куч выкорчеванных пней, оставшихся после расчистки пашни или проведения мелиоративных работ. Поскольку лисица не отличается хорошим зрением, но обладает тонким чутьем и слухом, засидку располагают всегда таким образом, чтобы ветер дул от предполагаемого направления подхода лисиц на охотника, то есть под ветром или, в крайнем случае, в полветра. Сидеть надо неподвижно, не выдавая себя шумом, неосторожным движением.

Интересно, что в большинстве случаев каждый зверь имеет свой четкий «график» посещения тех или иных кормовых участков. Например, приваду или скотомогильник могут посещать несколько лисиц, но любая из них приходит в строго определенное время: одна — с наступлением сумерек, другая — в середине ночи, третья — перед утром. Поэтому, добыв лисицу в самом начале охоты, не следует торопиться с уходом домой, так как через некоторое время может появиться другой зверь.

Просидеть всю долгую зимнюю ночь в засидке, особенно в сильный мороз, практически невозможно — замерзнешь, как бы тепло ни был одет. Волей-неволей приходится прибегать к вахтовому методу: в первую ночь караулишь с наступления сумерек до полуночи и, если зверь не вышел, на следующую — с полуночи до рассвета. Вообще же, лисицам по нраву ясная, морозная погода. В сильный снегопад, в метель звери нередко совсем не идут на кормежку, пережидают непогоду.

Подходить к месту охоты следует всегда таким образом, чтобы ваш след не пересек тропу, которой зверь выходит к месту, где устроена засидка. Например, если вы караулите на омете соломы, стоящем в углу окруженного лесом поля, то подходить надо со стороны поля, его серединой. К приваде или скотомогильнику лучше идти проезжей дорогой и от нее напрямую к засидке. Этих предосторожностей можно не придерживаться лишь в тех местах, где звери привыкли к следам человека (на бытовых свалках, у птицефабрик и ферм).

Ни в коем случае не следует торопиться с выстрелом. Стрелять нужно с расстояния 20–30 шагов и в тот момент, когда зверь расположен боком.

Ясной зимней ночью, в полнолуние, бывает настолько светло, что и прицельная планка, и бронзовая мушка ружья хорошо видны даже на фоне темного силуэта зверя, и стрельба поэтому легка. В пасмурную же ночь, да еще при низкой облачности или тумане, верный выстрел сделать труднее, так как прицеливание приходится производить по стволам ружья. В этом случае особенно важно, чтобы ружье было прикладистым. Дать какие-то четкие рекомендации для стрельбы в ночных условиях невозможно. Опыт приобретается практикой. Однако даже опытные охотники нередко делают промахи.

Следует сказать несколько слов об экипировке охотника. Одеваться для охоты из засидки надо тепло: в нижнее белье с начесом (лучше шерстяное), толстый свитер (предпочтительнее из деревенской шерсти), ватные брюки, полушубок (неплохо под него поддеть еще и меховую жилетку), шерстяные носки и суконные портянки, валенки или меховые унты, меховые рукавицы, шапку-ушанку. Понятно, что в таком одеянии быстро добраться на лыжах до засидки не удастся, поэтому выходить на охоту надо заблаговременно, двигаться не торопясь, с частыми остановками. Если охотник не располагает достаточным временем, то часть вещей можно положить в рюкзак и надеть, уже придя на место.

И еще раз повторим: на охоте из засидки настоящая удача сопутствует только выдержанным и терпеливым охотникам.

В те годы, когда мышевидных грызунов мало, а зимы снежные, лисице по глубокому снежному покрову становится труднее добывать себе корм. Не успевая насытиться за ночь, она все чаще бывает вынуждена мышковать и днем. Дневной отстрел мышкующих лисиц — один из оригинальных способов добычи этого зверя.

Охота на лисиц с манком практикуется в местностях с хорошим обзором, то есть там, где обширные и холмистые открытые пространства (поля, луга) пересекаются оврагами, перемежаются низинками с зарослями кустарников ивняка, островками небольшого леса (колками) и тростниковыми займищами.

Охотник должен быть соответствующим образом экипирован: одет в легкую, но теплую и непродуваемую одежду и в белый маскировочный халат с капюшоном, белые же рукавицы или перчатки, покрашенные сверху белым лыжи, иметь бинокль, а вместо гладкоствольного ружья предпочтительнее нарезное — карабин типа «Барс».

На охоту выходят рано утром, чтобы к восходу солнца попасть в поля. Выйдя на возвышенное место, охотник внимательно осматривает в бинокль окрестности и, заметив мышкующего зверя, начинает его скрадывать. На первый взгляд лисица не придерживается какого-либо направления — уходит то вправо, то влево, а то и возвращается немного назад. Однако, понаблюдав какое-то время, легко заметить, что зверь все-таки соблюдает определенный маршрут. Поэтому охотнику надо скрытно выйти на направление предполагаемого хода лисицы и, замаскировавшись в укрытии (за кустом, ометом соломы, снежным сугробом), ждать приближения зверя, не теряя его из поля зрения.

Разумеется, не всегда мышкующая лисица приближается на убойный выстрел, тем более дробового ружья. Если очевидно, что она может пройти слишком далеко, то охотник манит лисицу, имитируя писк мыши или крик раненого зайца. Писк мыши зверь хорошо слышит на расстоянии за сто метров, точно его засекает и зачастую сразу по прямой направляется к укрытию стрелка.

Порой случаются смешные до слез картины лисьей охоты. Вот кумушка ленивой трусцой бежит по полю, внезапно останавливается с приподнятой передней лапой и склоненной вбок головой, затем свечкой высоко подпрыгивает вверх и, описав плавную дугу, падает вниз, пробивает лапами толщу снега и начинает рыть так быстро, что через несколько секунд виден только ее крестец с подергивающимся хвостом да летящие кругом комья снега, травы и земли. Надо самому видеть, чтобы вполне оценить обескураженное и сердитое выражение испачканной снегом и землей морды рыжей кумы после неудачной охоты. Посмотрим она на свою яму и, будто в сердцах, выругается про себя.

Манки на лисицу охотники делают сами, а некоторые умельцы имитируют писк мыши лучше всякого манка губами.

Увлекательна охота на лисиц в лесной местности и с подхода, способом тропления. Тропить можно далеко не всякий след лисицы. Если вы примете след кормящегося зверя, то, проходив весь короткий зимний день, так и не дойдете до места лежки. Тропить надо только того зверя, который направляется на дневку. Тогда след прямолинеен, лисица не отвлекается в сторону (к коряжинам, пням, кучам валежника, хотя туда и ведут мышиные строчки), шаг короток. По всему видно, что уставшая и сытая кума никуда не спешит, старается выбрать путь полегче — по лыжне, просеке, тропке, где не надо прыгать через валежник или обходить его стороной.

Как уже говорилось, у лисиц есть свои излюбленные места дневок. Поэтому верным признаком близости такого места будут встречающиеся на вашем пути старые лисьи следы. Идти здесь надо очень осторожно, постоянно останавливаясь и внимательно осматривая пни, кочки, муравьиные кучи и основания стволов деревьев, где может лежать лисица. Заметив спящего в пределах выстрела зверя, надо негромким щелканьем, чмоканьем или свистом поднять его и тогда уже стрелять. У лежащей в рыхлом снегу лисицы чаще виден только верх ее пушистой спины, поэтому, выстрелив, охотник нередко делает промах — обвысит.

Тропить лисиц следует только в мягкую, после хорошего снегопада погоду, когда висящая повсюду кухта глушит звуки, а сама кумушка спит крепко.

Охота на белку с собакой лайкой

Обыкновенная белка — ценный пушной зверек, населяющий практически всю лесную зону страны — от западных границ до побережья Берингова пролива. Преимущественные места обитания этого вида — хвойные, а также лиственные леса со значительной примесью сосны, ели, сибирского кедра, лиственницы, семенами которых зверек кормится большую часть года. Во множестве районов Сибири, Дальнего Востока; Урала, северной и средней полосы Европейской России белка служит одним из основных объектов промысла. Заготовки ее шкурок на территории СНГ превышают в некоторые годы 5 млн штук.

Сроки открытия охоты на белку совпадают с тем временем, когда зверьки сменят свой рыжий летний мех на серый (буровато-серый) зимний. В средней полосе России это бывает в конце октября — начале ноября, а в Сибири и на Урале несколько раньше — в первой, второй декаде октября. В народе подмечено — в дождливую осень и перед строгой зимой белки вылинивают раньше (и наоборот).

Зверьки кормятся с рассвета до 10–11 ч утра, затем отдыхают в убежище (гайне) и после 2 ч пополудни снова выходят на кормежку, жируя дотемна. По чернотропу и мелкому снегу зверьки во время кормежки много бегают по «полу», то есть по земле, выискивая оставшиеся подмороженные грибы, опавшие желуди, орехи лещины. Тогда их можно часто встретить и в сплошном чернолесье — березняке, осиннике, на ольховом болоте, а если был большой урожай желудей, то и в дубняке.

Охота на белку по чернотропу и в начале зимы с умело работающей собакой лайкой интересна, в высшей степени спортивна, а в хорошие годы добычлива даже в подмосковных лесах. На охоту выходят рано утром, еще затемно, чтобы к рассвету быть уже в лесу. В ясное, тихое утро начала ноября приятно брести по перепаханному полю, посеребренному инеем, к темнеющей впереди кромке леса. Спущенная с поводка собака, легко и упруго перескакивая по комьям развороченной плугом земли, покатит темным шариком к лесу. Вы еще не дошли до него, а из гряды растущего по кромке поля сосняка уже слышится громкий лай. Осторожно подойдет запыхавшийся охотник к сосне, где затаился зверек, и, внимательно осмотрев на фоне светлеющего неба крону дерева, увидит вытянувшуюся на ветке белку. Взвизгнет, нетерпеливо подпрыгивая, собака, когда после выстрела зверек начнет валиться сквозь ветви вниз, схватит его почти на лету, хорошо встряхнет и положит на землю после окрика хозяина. Не успеет охотник уложить добычу в рюкзак, а собака уже лает метрах в двухстах. Снова гремит выстрел, и снова падает вниз пушистый зверек…

Хорошая рабочая лайка даже в самых крепких ельниках всегда точно определяет дерево, на котором затаился зверек. Причем делает это порой очень оригинально: прыгает на ствол и, царапнув его когтями передних лап, прислушивается. Чуткое ухо собаки улавливает малейшее движение испуганной белки. Убедившись, что зверек именно здесь, лайка отскакивает от дерева и начинает облаивать. Охотники в таких случаях говорят, что собака работает «на коготок».

Охота по чернотропу, особенно в светлохвойных лесах, легка, поскольку зверек в это время мало таится, нередко вообще не прячется — сидит и цокает на облаивающую его собаку.

С наступлением зимы поведение белок резко меняется. Обнаруженные собакой, они не только крепко затаиваются в верхней части кроны дерева, но часто стараются уйти грядой от облаивающей собаки, причем бегут верхом так быстро, что охотник не в состоянии догнать зверька.

Способность спрятаться, быть незаметной, казалось бы, в самом голом месте у некоторых белок поистине удивительна. Застигнутая собакой в чернолесье, распластается белка на стволе березы так, что смотрит охотник чуть не в упор и не видит зверька, серая шубка и черный хвост которого сливаются с окраской коры дерева. Или сожмется в комок и затаится в самой маковке молодой сосны. В старых, густых ельниках охота на белку чрезвычайно трудна и малодобычлива именно из-за невозможности в большинстве случаев разглядеть затаившегося зверька. В годы урожая еловых шишек, когда зверьки держатся в ельниках, удобнее охотиться вдвоем: один наблюдает за кроной дерева и стреляет, другой ударом кола или обуха топора по стволу выпугивает затаившегося зверька. Однако, бывает, и это не дает результата. Тогда кому-то из охотников, чтобы выпугнуть белку, приходится лезть на дерево.

Активны бывают белки, много бегают по «полу» в умеренные морозы, оттепель. В сильный мороз, пургу, дождь зверьки кормятся мало, предпочитают отсиживаться в убежище, так что охота на них в такую погоду всегда плохая.

Некоторые охотники, убив белку, тут же ее обдирают, а тушку отдают собаке. Делать этого ни в коем случае нельзя, во-первых, потому, что собака, особенно молодая, может начать жрать и неободранных зверьков, и отучить ее от этого порока будет очень трудно; во-вторых, сожрав сырую тушку, собака может заразиться глистами, и, в-третьих, обожравшись мяса, лайка начинает много пить, глотать снег, становится вялой и работает неазартно. Тушки белок можно скармливать собаке только в вареном виде.

Шкурку белки снимают трубкой, с разрезом по огузку, с сохранением меха головы (с носиком и ушами). Они должны быть очищены от прирезей мяса, жировых отложений, костей из лап и хвоста, крови с мездры и волоса, оправлены трубкой мездрой наружу и законсервированы пресно-сухим способом.

Успех охоты на белку с собакой, можно сказать, целиком зависит от ее рабочих качеств: чутья, мастерства и вязкости. Немало надо потратить охотнику времени, чтобы натаскать своего молодого питомца, сделать из него хорошего и верного помощника. Поэтому, если уж завели лайку, потрудитесь, уважаемый читатель, как можно чаще бывать с ней в лесу.

Охота на лесную куницу

Лесная куница — пушной зверек из семейства куньих. У нее гибкое тело, заостренная и несколько вытянутая морда, небольшие, широкие у основания с закругленной вершиной уши и сравнительно короткие лапы с подошвами, покрытыми жесткими волосами.

Зимний мех у куницы пышный и нежный. Общая его окраска может быть светло- и темно-коричневой, рыжевато-бурой, охристой и дымчатой. Спина темнее боков. Хвост окрашен так же, как спина, но кончик его темнее. На горле и нижней части шеи располагается пятно желтого, оранжевого или бурого цвета, иногда заходящее на грудь. Горловое пятно обычно резко очерчено, однако попадаются куницы и с еле заметным, размытым пятном, как у соболя. На спине и боках бывает примесь белых остевых волос, придающих шкурке небольшую серебристость.

Очень подвижная и ловкая куница отлично лазает по деревьям, благодаря опушению лап хорошо бегает даже по рыхлому снегу, ведя, в сущности, полудревесный образ жизни, хотя добывать корм предпочитает все же на земле. За один раз зверек проходит «верхом» от 50 до 200 м. На памяти автора лишь однажды куница, не опускаясь на «пол», прошла около 400 м по густому молодому сосняку, одолев почти весь лесной квартал шириной в полкилометра.

Куница — зверек лесной. Живет в европейской части СНГ, на Урале и в Западной Сибири — от Кольского полуострова, Калининградской области и Беларуси на западе до реки Оби на востоке, а также на Кавказе и в Молдове. По пойменным лесам рек заходит в лесостепь и тундру. Обитает в сосновых борах, лиственных дубравах, елово-широколиственных лесах. Однако в центральных и северных районах европейской части страны предпочитает старовозрастные захламленные ельники или смешанные леса с преобладанием в древостое ели.

Куница питается как животной, так и растительной пищей, но основу ее питания все же составляют мышевидные грызуны, белки, птицы (в особенности рябчик). В годы урожая охотно поедает рябину, калину, чернику и другие ягоды, а в лесах Подмосковья пользуется даже отбросами, оставшимися после нашествия грибников и туристов. Тропя куниц, не раз приходится наблюдать, как зверек после своей безуспешной охоты выгребает из-под неглубокого снега вместе с кусками полиэтиленовой пленки и газет яичную скорлупу, кости, жестяные банки из-под мясных и рыбных консервов. Зимой куница нередко ходит на лежащую в лесу падаль, подолгу держится вблизи мест отстрела лосей и кабанов, поедая оставшиеся после разделки животных внутренности и делая в своем убежище запасы корма.

Следы куницы трудно спутать со следами других представителей того же семейства, например хорька или норки. У нее они более крупные, мозоли подошв из-за густой опушенности лап на снегу не отпечатываются, а кончики когтей еле заметны. По очертаниям след продолговатый, более широкий спереди и несколько суживающийся к пятке. Наиболее типичны парные отпечатки. Нередко куница «троит», иногда ходит шагом, который у нее короток и развалист. Охотится в основном ночью. Длина ночного следа зависит от ряда причин: состояния погоды и снежного покрова, обилия корма, наличия убежищ и колеблется в центральных областях от двух до пятнадцати километров, в среднем — около 4–6 км.

Тропление куниц — одна из самых интересных и богатых по своей эмоциональной окраске охот — требует большой внимательности, знания повадок зверька, смекалки, хорошей физической подготовки и выносливости, так как связано в большинстве случаев с длительной ходьбой на лыжах по глубокому снегу в лесу. Тяжелый труд охотника вознаграждается, однако, прекрасным трофеем.

Идеальной для охоты на куницу можно считать тихую безветренную погоду после сильного, но прекратившегося до полуночи снегопада. В такую погоду зверь дает сравнительно короткий след, что помогает быстрее вытропить его и закончить охоту. Кроме того, не мешает односледица, след свеж и отчетлив, зверек мало заходит на «верх», так как передвижению в кронах деревьев мешает нависшая кухта, а если и заходит, то на «полу» остаются четкие «оспины» от комков сбитого снега и сор (кусочки коры, хвоя, ветошь), которые позволяют безостановочно продолжать тропление и найти убежище куницы.

Впрочем, не всегда охота заканчивается быстро и удачно при самом благоприятном стечении обстоятельств даже в такую погоду. Однажды, прихватив след почти в конце суточного хода куницы, автор этих строк еще до полудня обрезал его в небольшом (250х250 м) еловом острове. Сомнений, что зверек здесь, не возникало: ельник был зажат между высоковольтной линией электропередачи, мелиоративной канавой, просекой и вырубкой. Однако обнаружить убежище оказалось непросто. Перейдя просеку, куница поднялась на «верх» и, излазив по кронам деревьев вдоль и поперек весь ельник, насорила повсюду так, что установить по следу место дневки было невозможно. Поскольку дуплистых деревьев в окладе не было, зверь, судя по погоде, мог лежать только в беличьем гайне. Нависшая кухта и густота деревьев затрудняли обзор крон. Лишь часа через три, осмотрев группы и каждое «подозрительное» дерево в отдельности, замерзнув и почти «отвинтив» себе шею, я наконец обнаружил в верхней части одной из высоких елок хорошо замаскированное свежими еловыми веточками гайно, в котором и застрелил этого «верхолаза».

А вот в другой раз охотничье счастье автору не сопутствовало. Как показало «расследование», предпринятое на следующий день, куница прыгнула с разлапистой елки на кончик стоящего посреди небольшой поляны шеста, торчащего из остожья, и, опустившись по нему, забралась на дневку в заваленные снегом остатки сена. Своевременно же разобраться в хитростях зверька охотнику помешали быстро наступившие сумерки.

Гораздо труднее тропить куницу, когда после снегопада устанавливается ясная ветреная погода. Сбитые с деревьев ветром снег и сор не дают возможности выслеживать зверька, идущего «верхом».

Охотясь, куница делает петли, обшаривает пни, валежник, словом, те места, где могут быть мышевидные грызуны. В их поиске она нередко заходит на край вырубки, болота и даже поля. Поэтому, чтобы сэкономить время в короткий зимний день, не нужно все время держаться следа, а стараться, сообразуясь с условиями местности и характером леса, обрезать его. Например, если смешанный лес, ельник или сосновый бор тянется грядой между более или менее открытыми пространствами (болотами, вырубками, вдоль поймы реки, берега озера), можно идти стороной лесного массива, временами пересекая его в наиболее разреженных местах: по полянам, прогалинам, рединам, пойме ручья или речки, дороге, просеке, то есть там, где куница не могла бы «верхом» пересечь путь охотника.

Когда след обрезан и вы твердо уверены, что куница осталась в окладе, можно попытаться рассечь оклад еще на несколько частей, уменьшив тем самым пространство поиска убежища зверька. Показателем недалекого места дневки служит характер следа. Он более прямой, не рыскает из стороны в сторону, как на жировке. Куница обшаривает дуплистые деревья, колодины, часто заходит на «верх». Перед местом дневки запутывает след и на небольшой площади, бывает, напетляет, как заяц, не один раз пройдя своим следом.

В условиях Московской, Смоленской, Калужской, Владимирской, Ивановской, Костромской, Тверской и других областей средней полосы европейской части страны куница предпочитает ложиться на дневку в беличьи гайна, дупла деревьев и лишь в сильный мороз на земле — в куче укрытого снегом валежника, оставленном в лесу штабеле дров, копне сена. В оттепель, а также в начале февраля, когда начинает припекать солнце, зверек может лежать в сорочьем или вороньем гнезде, а то и прямо на еловой ветке. На Кольском полуострове, где леса редкостойные, куница чаще всего выбирает убежище в расселинах скал и в каменистых россыпях. Отыскивая гайно, надо знать, что белки предпочитают устраивать свои гнезда на елках средней величины, растущих поблизости от редины или прогалины, причем чаще всего — в группе деревьев, обращенных к южной, солнечной, стороне. Иногда на расстоянии 100–200 м можно обнаружить три — пять, а то и больше беличьих гнезд. Большинство из них бывают старыми, куница же предпочитает лечь в новое, хорошо утепленное.

Многие охотники, найдя гайно, стучат по стволу, стараясь обнаружить и выпугнуть зверька. Способ не слишком хорош, если учесть, что куница, стремительно выскочив из убежища, уже через несколько прыжков, а то и сразу может исчезнуть из поля зрения. Выстрел в таких случаях не всегда бывает прицельным. Так, однажды после того, как я потряс сосенку толщиной в руку, на которой примостилось маленькое гайнышко, куница прыгнула мне чуть ли не на голову и, мгновенно преодолев по рыхлому снегу метров десять открытого пространства, исчезла за ивовыми кустами возле болота. К счастью, я промазал — на таком расстоянии шкурка была бы разбита выстрелом и безнадежно испорчена.

Позже, приобретя необходимый опыт, я уже не поступал так опрометчиво и предпочитал сразу стрелять по «подозреваемому» гайну. Даже если куница лежала в другом гайне всего метрах в ста, звук выстрела ее не пугал. Зверек не покидал убежища, так что в конце концов его удавалось отыскать. В большинстве случаев куница бывает убита наповал и остается в гайне, поэтому нельзя стрелять по гайнам на тех деревьях, на которые не сможешь залезть.

Куница для своего временного или постоянного убежища нередко использует дупла, к которым обычно подходит «верхом», даже если отверстие находится у основания дерева. Определить присутствие зверька можно, постучав по стволу. Когда удар приходится вблизи места, где лежит куница, хорошо слышно, как она нервничает, крутится или поднимается по стенкам, царапая их когтями. Если дупло неглубокое, удается прощупать зверька, засунув в отверстие гибкий прут.

При охоте на куницу нужно всегда иметь с собой средней величины топор, чтобы, например, разобрать валежник, расширить отверстие дупла и т. п. Ни в коем случае нельзя рубить дуплистое дерево: ведь таких подходящих кунице деревьев мало, поэтому они регулярно используются для убежищ, в них же куница чаще всего устраивает выводковые гнезда.

Обнаружив зверька, не вздумайте лезть в дупло голой рукой: последствия такого решения бывают плачевны. Автор видел одного азартного охотника, который, не имея возможности разрубить дупло, поступил именно так. Надо отдать должное его самообладанию — куницу он задушил и вытащил, но кожа на руке висела лохмотьями.

Выгнать зверька из дупла можно, постучав обухом топора по дереву примерно в том месте, где он лежит, или при помощи дыма. На охоте желательно иметь при себе два-три капкана первого номера на случай, если зверек ляжет на дневку в валежнике, буреломе, другой крепи, где добраться до него трудно, или он может выскочить в стороне от охотника, не попав под выстрел.

Намного успешнее проходит охота с хорошо работающей по этому зверьку лайкой. С нею можно охотиться практически в любую погоду, так как, приняв свежий наслед куницы, собака — и по следу на земле, и по посорке, когда куница идет «верхом», — быстро обнаружит и покажет место ее дневки. Собака никогда не даст упустить зверька, укрывшегося в лесном завале. Выскочив оттуда, он если и не будет пойман собакой, то тут же на ближайшем дереве окажется под метким выстрелом охотника. Опытный четвероногий помощник точно определит, в каком из гайн, если их рядом несколько, укрылась куница, и охотнику не нужно тогда стрелять по беличьему гнезду и затем лезть на дерево, чтобы забрать дорогую добычу: проще выпугнуть куницу из убежища и затем стрелять.

Поскольку суточный ход куницы, как мы уже знаем, бывает очень велик, ее следы в начале пути успевают за долгую зимнюю ночь, особенно в морозную погоду, что называется, остыть, то есть потерять запах. Собака не берет такой след. Чтобы ей помочь, охотник должен, не теряя времени на тропление жировочных следов, обрезать наслед куницы в том участке леса, где она залегла на дневку.

Точно так же, чтобы сохранить силы лайки, следует поступать при охоте на куниц в период многоснежья: собаку набрасывают на след лишь после того, как обложено место дневки.

Приведенные советы, разумеется, не могут служить единственно верными и полезными во всех случаях. Ведь на территории нашей огромной страны условия обитания куницы довольно различны, а от них зависит своеобразие поведения зверька и, значит, особенности охоты.

Куница — ценный промысловый зверь, мех которого пользуется большим спросом, а поэтому в соответствии с существующими правилами шкурки куницы должны быть сданы заготовительной организации не позже чем через месяц после окончания сезона охоты.

В большинстве областей средней полосы страны сроки охоты устанавливаются с 1–15 ноября по 1–15 февраля.

Шкурки с куницы снимают трубкой. Делают разрез по задней стороне передних лап (от запястья до скакательного сустава) и задних (от запястья до анального отверстия). Мех головы (с носиком и ушами), лап (с подушечками и коготками), а также хвоста должен быть сохранен. Шкурку на хвосте разрезают по нижней стороне, от анального отверстия до конца, и снимают очень осторожно. Затем шкурку очищают от прирезей мяса, сухожилий, хрящей из ушей, костей из лап, а также от грязи и крови с мездры и волоса и хорошо обезжиривают. Мездрить надо осторожно, чтобы не повредить корни волос. Консервируют шкурку пресно-сухим способом, на правилку надевают сначала мездрой наружу, а затем, когда немного подсохнет, выворачивают и досушивают волосом наружу. Чтобы лучше подсыхали хвост и лапки, сырую мездру на них надо расправить и подклеить полоской бумаги, которая не дает шкурке свертываться.

Для изготовления правилки берут доску толщиной 5–7 мм и длиной 700 мм. Один конец доски (нижний) обрезают перпендикулярно длине, а другой примерно со второй трети длины постепенно сужают до продольной оси в верхнем конце. Ширина правилки у основания — 95 мм, в последней верхней четверти — 75 мм, на расстоянии 10 см от конца — 55 мм и т. д.

Оценка шкурок куницы довольно сложна, ведь по стандарту они подразделяются на три группы дефектности, а также на три сорта. Однако можно с уверенностью сказать, что очень многое и в значительной степени зависит тут от умения охотника не только добыть зверька, но и правильно снять, обработать и сохранить ценную шкурку, довести ее до требуемых кондиций.

Ловля норки капканами

По сложившимся традициям ловлю зверей капканами относят к так называемой промысловой охоте, тем самым словно бы подчеркивая ее материальную, а не развлекательную сущность. Однако это не значит, что самоловный промысел лишен эмоциональных черт спортивной охоты: азарта, соревновательности, радостей и огорчений, удовлетворения от общения с природой. Недаром многие охотники-горожане ежегодно проводят отпуск на охоте, занимаясь капканным промыслом в удаленных от шумного мира лесах Карелии, Урала и Сибири. При этом ими руководит отнюдь не корыстный интерес, привлекает возможность хорошо отдохнуть, физически окрепнуть и на время почувствовать себя независимыми от условностей и привычек городской жизни.

Ловля норки капканами сравнительно проста, не требует большой предварительной подготовки, а потому доступна даже для охотника-отпускника, располагающего всего тремя-четырьмя неделями. Кроме того, для каждого любителя промысел норки интересен еще тем, что ведется в богатом дичью пойменном комплексе, где есть возможность попутно заниматься ружейной охотой или рыбалкой.

В России обитает два вида норок: европейская, или русская, и американская. Первая является исконным обитателем лесной зоны европейской части страны, вторая же была акклиматизирована у нас в начале 30-х гг. и сейчас широко расселилась вплоть до Дальнего Востока. Распространению «американки» способствовало клеточное звероводство: бежавшие с ферм зверьки расселились в охотничьих угодьях.

Оба зверька очень сходны между собой по внешнему виду и образу жизни. В отличие от русской у американской норки белый цвет нижней губы не распространяется на верхнюю, а зимний мех более густой, пышный и мягкий. Для русской норки типичен ход прыжками с парными отпечатками лап, американская же часто «троит», а иногда ходит шагом.

Более крупная и сильная американская норка вытесняет европейскую, ареал которой сокращается. Если сослаться на собственный опыт, то лет 20 назад русскую норку мне приходилось ловить в Валдайском районе Новгородской области, на притоках реки Чепцы в Кировской области, в Карелии и в других местах, а позже этот вид мне в капканы уже не попадался.

Жизнь норки тесно связана с водоемами лесной зоны, хотя встречается она и в лесостепной, и степной зонах, например в Ростовской области. В лесах равнинной части норка любит небольшие проточные водоемы, ручьи и речки с густо покрытыми древесно-кустарниковой растительностью, заболоченными берегами. Однако встречается она и по берегам более крупных рек и озер. В Восточной Сибири, Карелии и на Кольском полуострове норка обитает по порожистым горным речкам, берега которых покрыты лесом, каменистыми россыпями, создающими для зверька хорошие защитные условия.

Питается норка в основном мелкими грызунами, землеройками, рыбой, лягушками, раками. Иногда ловит птиц и даже таких крупных зверьков, как заяц и ондатра. Зимой преобладающее значение имеют корма, добываемые в воде, а потому для норки неблагоприятны насквозь промерзающие водоемы и те, на которых образуются наледи. Лучшими условиями обитания отличаются те речки, где зимой бывает много полыней и пропарин.

Норка — очень пластичный зверек. Если ее сильно не преследуют, она охотно селится вблизи человеческого жилья. Следы ее можно встретить под мостами, по которым день и ночь ездит транспорт, у расположенных недалеко от водоема деревенских амбаров, сараев, бань, куда норка наведывается в поисках мышей. Следы зверька постоянно встречаются по берегам речки Пехорки, протекающей в черте крупных промышленных поселков Московской области. Нередко норки приходили к охотничьему зимовью, в котором я жил на промысле, и расплачивались за такую смелость собственной шкурой.

С выпадением снега обнаружить места обитания норок легко по парным отпечаткам ее грязноватых следов, петляющих вдоль берега то по суше, то по кромке льда, то пересекающих водоем с мыса на мыс. С начала ледостава зверьки концентрируются у открытой воды (порогов, продушин), протаптывая в снегу от полыньи к полынье хорошо заметные тропки.

По чернотропу следы норок можно заметить, проходя вдоль берега и внимательно осматривая отмели, почву под подмытыми берегами, обвалившимися в речку деревьями, нависшими кустами и корягами, нагромождения плавника и другие крепкие места.

Лазы зверька обычно пересекают речные петли в самом узком месте и бывают хорошо заметны в побуревшей осоке. Опавший с деревьев лист на таких лазах утоптан, узкая тропка кажется подметенной.

Особенно добычлив лов норки поздней осенью и в начале зимы, когда расселяется молодняк и зверьки откочевывают с мелких промерзающих водоемов на более глубокие и кормные. В это время норки бывают активны круглые сутки, совершают довольно большие переходы по суше: из одной речки в другую, из озера в озеро. Как-то в начале ноября на маленьком мелком ручье, соединяющем заболоченное лесное озерко с заливом Нерпа-озеро (Мурманская область), мне удалось за неделю в одном и том же месте поймать пять норок, причем двух из них — в течение суток: одна была снята рано утром, вторая — во второй половине дня, при возвращении с промыслового путика.

С выпадением глубокого снега и наступлением морозов зверьки ведут скрытный образ жизни в пустотах подо льдом, под обвалившимся берегом, на поверхность выходят редко.

Для ловли норки применяют в основном крестовинные тарелочные капканы № 1, поскольку они более транспортабельны, нежели крупные. Вместе с тем рекомендуем брать с собой на промысел и до десятка капканов второго номера, которые можно ставить как на норку, так и на более крупных хищников (лисицу, енотовидную собаку). Случаев попутной ловли других зверей на норочьем промысле немало.

Как уже говорилось, выпускаемые нашей промышленностью капканы большей частью не лишены недостатков.

В качестве поводка к капкану употребляют стальной, предварительно слегка обожженный тросик длиной около 2 м и диаметром 2–3 мм. Закрепляя поводок на капкане, один конец тросика пропускают через кольцо (а не вертлюг, который может разогнуться), загибают его, продевают загнутый конец в латунную трубочку длиной 15–18 мм и сплющивают ее. Теперь поводок закреплен намертво, а расплетающиеся проволочки на конце тросика оказываются закрытыми и не царапают руки. Аналогичным образом делают на другом конце поводка петлю для крепления капкана к окружающим предметам — корягам, сучьям, кольям, стволам тонких деревьев.

Успех такой охоты прежде всего зависит от верного выбора места установки самолова. Капканы с приманкой обычно располагают рядом с лазом зверька: под обвалившимся берегом, корнями дерева, плавником, на мысах, под мостами через старые лесовозные дороги и т. п. При этом важно, чтобы подобраться к приманке норка могла только через капкан. Для этого либо находят под берегом или корнями дерева естественное углубление, иногда его расширяют, либо устраивают из подручного материала (дерна, камней, валежника) шалашик, пещерку, в дальний конец которых кладут приманку, а при входе размещают капкан. Если же рядом найдется сгнившая береза, то с нее снимают берестяной «чехол», один конец получившейся трубы закрывают или прислоняют к берегу, кладут внутрь приманку, а в другом конце настораживают самолов.

Капкан нужно защитить от осадков, особенно осенью, когда значительны суточные перепады температур, поскольку попавшие на настораживающий механизм вода или мокрый снег могут приморозить детали друг к другу, и самолов не сработает. А чтобы дуги капкана не примерзали к земле, под них подкладывают веточки, стебли сухой травы, мох. Мох лучше всего, так как, будучи даже мокрым, он никогда плотно не смерзается. Им же или ветошью чаще всего и маскируют самолов, хотя это делать вовсе не обязательно, поскольку капкана норка не боится.

Для приманки, как правило, используют кусочки мяса, потроха боровой дичи — рябчика, белой куропатки, глухаря, тетерева. Идет зверь и на рыбную приманку, однако предпочитает, особенно там, где водоемы богаты рыбой, все же мясную. У капкана, чтобы привлечь внимание зверька, разбрасывают пух и перья птиц. Пахучие железы норки никогда не оставляют на тушке и не выбрасывают, а применяют для приготовления пахучих приманок. Одной из них может служить рыбий жир, в бутылку с которым кладут норочьи железы. Таким довольно сильно «благоухающим» составом перед установкой капкана обрабатывают руки, слегка смазывают окружающие предметы. Подобный «деликатес» эффективен: норка часто попадает в самолов, если на него брошена горсть перьев, испачканных этим жиром. А некоторые охотники в качестве пахучей приманки используют проквашенную рыбу, подтухшее мясо и даже полежавший труп змеи или ящерицы. Однако столь «сильные» средства не всегда себя оправдывают. Бывает, что зверьки хорошо идут в капканы со свежими глухариными потрохами и перьями и полностью игнорируют самоловы, где выложена разложившаяся приманка.

Ловле норки способствует и заранее организуемая подкормка, которой может служить рыба, тушки добытых ондатр, лисиц, другой добычи, внутренности диких копытных животных. Место для выкладки привады выбирают вблизи лазов зверька, в углублениях под обвалившимся берегом, плавником, в пустотах подо льдом.

Трудно ловить норок в годы высокой численности мышевидных грызунов, когда зверь не придерживается кромки водоемов, ходит по лесу, слабо реагирует на любую приманку, и все ухищрения охотника поймать зверька часто оканчиваются неудачей. Сильно осложняет охоту на норок и наступившая в начале зимы длительная оттепель, что часто случается в северо-западных областях России. Вода, вышедшая из берегов, затопляет пойму, зверь ходит широко, поскольку его излюбленные лазы оказываются под водой.

Можно устанавливать капканы и без приманки: «в след» на тропах от полыньи к полынье, под нависшими берегами, в пустотах подо льдом, у вылазов норки из-под льда и из воды. Если снега мало, то на тропе, во льду выдалбливают лунку и в нее помещают капкан. Зимой устанавливаемый «в след» самолов всегда маскируют: сначала закрывают листом бумажной салфетки, а затем засыпают тонким слоем снега, который разравнивают веточкой. Приминать снег даже слегка ни в коем случае нельзя. На реке, где влажность воздуха всегда высокая, примятый снег ночью смерзается так, что выдерживает тяжесть зверька, и капкан не срабатывает.

Шкурку с норки снимают трубкой с разрезом по огузку. Согласно требованиям государственного стандарта мех головы (с носиком и ушами), лап и хвоста должен быть сохранен. На мездре шкурки остается много подкожного жира, который следует удалить. Мездрить надо тупым ножом в направлении от хвоста к голове, чтобы не подрезать корни волос и не наделать так называемых «сквозняков». После этого мездру тщательно протирают бумагой и надевают шкурку на правилку волосом внутрь. Когда мездра немного подсохнет, шкурку выворачивают и досушивают уже волосом наружу. Запачканный жиром волос очищают смоченным в бензине тампоном из бинта.

В областях лесной зоны европейской части страны, Урала, Сибири и Дальнего Востока сроки охоты на норку установлены с 1–15 ноября по 15 февраля. В первой декаде ноября иногда попадаются зверьки с не полностью вылинявшими шкурками (второй-третий сорт), с середины же ноября таких случаев практически не бывает.

Как бы далеко на промысел вы ни ехали и как бы ни был велик ваш багаж, три десятка хорошо подготовленных капканов желательно захватить с собой из дома, а остальные приобрести на месте и отладить длинными осенними вечерами уже в зимовье. Прибыв на охоту в незнакомое место, первые два-три дня следует потратить на предпромысловую разведку и добывание приманки. Несколько вентерей с крыльями, установленных в речке, не только обеспечат приманкой, но и дадут возможность разнообразить стол охотника свежей рыбой.

Не сразу по приезде и не каждый год промысел бывает удачным. Случается, что немало дней потеряет охотник, пока найдет хорошие места лова, определит «вкусы» местного зверька. Но тем охота и интересна, что дни неудач и разочарований сменяются радостными и добычливыми.

Мех норки относится к одним из наиболее ценных и подлежит обязательной сдаче государству.

Промысел ондатры

Прежде чем рассказать о способах добычи ондатры, напомним читателям, что этот ценный пушной зверек всего шесть десятков лет назад не обитал на территории нашей страны. В 1928 г. первые партии ондатры (мускусной американской крысы), завезенные из Финляндии, Англии и Канады, были выпущены в охотничьи угодья Архангельской и Камчатской областей. К 1932 г. из-за границы с целью клеточного разведения и акклиматизации было завезено 2543 зверька, из которых более 1600 выпустили на волю. Ондатра здесь быстро размножилась на свободе и послужила племенным материалом для дальнейшего расселения по стране.

Сейчас ондатра встречается практически всюду — от западных границ Украины и Беларуси до Тихоокеанского побережья на Камчатке и от лесотундры Таймыра до южных границ СНГ в Азии. Для этого вида характерны высокие темпы размножения (самка способна приносить 2–3 помета в год по 6–12 щенков в каждом), пластичность, способность выживать даже в условиях сильного влияния хозяйственной деятельности человека. Ондатра заселила поймы, русла и дельты рек, малые речки и ручьи, пресные и соленые озера, торфяные карьеры и мелиоративные каналы, встречается в естественных и искусственных водоемах, расположенных в черте поселков и крупных городов. Непригодны для ее постоянного обитания лишь промерзающие до дна водоемы, озера, лишенные водной растительности, и болота без участков открытой воды.

Присутствие ондатры на водоеме легко определяется по следам ее жизнедеятельности. На озерах с низкими берегами или большой зоной мелководья, примыкающего к берегу, на болотах, где устройство нор невозможно, ондатры живут в хатках, устраиваемых среди зарослей тростников, рогозов и манников. Издали гнездовые хатки похожи на миниатюрные копны сена, возвышающиеся над поверхностью воды. Осенью вблизи гнездовых хаток семья ондатр устраивает конусообразные кормовые хатки, в которых кормится после наступления ледостава. Обычно семья, состоящая из 8–10 особей, строит 4–6 таких хаток.

До ледостава ондатра питается на так называемых кормовых столиках, которые устраивает на затопленных корягах, кочках, сплавинах, на мелководье или прямо на берегу у уреза воды. Обычно здесь много плавающих остатков водных растений, а на затянутой ряской поверхности хорошо видны темные дорожки чистой воды шириной 7–10 см, ведущие к кормовым столикам.

На водоемах с высокими берегами ондатра обитает в норах. Наличие нор можно определить по бороздам на дне, ведущим от берега в глубину водоема, а осенью, в перволедье, — по белым дорожкам из пузырьков воздуха подо льдом. При илистом грунте вода в подводных бороздах у жилых нор, особенно утром, взмучена, в местах с песчаным грунтом дно борозды выделяется чистым песком, и почти всегда у входа в нору плавают остатки водных растений.

Промышляют ондатру капканами и металлическими мордушками, причем оба способа лова можно применять до и после ледостава. Добыча зверька в целом проста, доступна даже не слишком сведущему охотнику, однако все же требует определенных знаний и навыков.

Капканный лов ондатры ведут обычно капканами № 1 и 0. Годятся и более крупные (например, второго номера), но они тяжелы при переноске.

Пока водоемы не схватились льдом, капканы устанавливают в основном на кормовых столиках. Маскировать самолов не требуется, так как зверек не реагирует на запах и вид незнакомого предмета. Надо только иметь в виду, что зверек, наступив на пружину или дужку капкана, может сбросить его в воду. Чтобы этого не случилось, я немного разгребаю основание столика и в образовавшееся углубление помещаю капкан, а его пружину сворачиваю вбок для устойчивости и прикрываю обрывками растений. На большом кормовом столике, где бывает 2–3 вылаза, оставляю свободным один основной, а другой загораживаю пучками растений, дерном или настораживаю еще один капкан.

Можно устанавливать капканы на лазах-дорожках зверька, пролегающих через сплавины, бровки торфяных карьеров, а также на дорожках-каналах в зарослях тростника или рогоза. Тропой через торфяную бровку, разделяющую карьеры, пользуется не один зверек, поэтому капканы лучше размещать с той и другой стороны в местах вылаза зверьков из воды на тропу. В крутой стенке бровки для капкана делают в земле углубление. Если же берег обрывист, перед ним в воде у вылаза сооружают искусственный уступ: в дно втыкают две палки-рогульки, на них кладут и укрепляют кусок дерна, а уж сверху располагают самолов. Поздней осенью надо стараться ставить капканы так, чтобы тарелочка и механизм насторожки были покрыты водой, предупреждая тем самым примерзание деталей друг к другу. В мелких и узких ходах-каналах капкан размещают по их середине прямо на дне, а в широких и приглубых — на погруженной в воду кочке или пучках связанного и притопленного тростника. Важно, чтобы тарелочка капкана находилась не глубже 5 см от поверхности воды. Лишнее пространство канала перегораживают пучками растительности с таким расчетом, чтобы зверек проплыл точно над поставленным самоловом.

На малых речках и ручьях с быстрым течением, особенно вблизи населенных пунктов, где зверькам живется беспокойно, ондатры кормятся в специальных норах-убежищах или на кормовых столиках, установленных под подмытым и нависшим берегом. Найти вход в нору по борозде на дне в этом случае трудно — она размывается течением. Заметив на воде у берега плавающие остатки растений, надо сначала прощупать подводную часть берега носком резинового сапога и, обнаружив вход в нору, проверить потом ее «свежесть» рукой. Дело в том, что охотник на небольшом пространстве может нащупать несколько нор, но не все они посещаются зверьками. Стенки жилой норы гладкие, как бы отполированные, дно чистое, без примесей ила и сора. Капкан ставят в нору в 5–10 см от входа. Если нора кормовая, то, просунув руку глубже, можно нащупать на дне подстилку из огрызков растений. Надо сказать, что занятие это не из приятных, особенно поздней осенью: на холодном ветру коченеют руки, рукава одежды по самое плечо всегда сырые. Видно, и впрямь охота пуще неволи, раз приверженцев капканного лова не убавляется…

С наступлением ледостава капканы устанавливают в кормовых хатках и норах. В кормовую камеру хатки самолов вводят через проделанное в стенке отверстие. Наиболее короткий путь к камере находят металлическим щупом или заостренной палкой. С наступлением сильных морозов верхняя часть стенки хатки промерзает, и, чтобы ее вскрыть, нужно иметь при себе топор. Разместив капкан, надо обязательно закрыть проделанное в стене отверстие и засыпать его толстым слоем снега, иначе вскрытая хатка может промерзнуть. В нору капкан ставят через лунку, прорубленную во льду у берега. А чтобы внезапно выпавший снег не закрыл воздушные дорожки подо льдом, по которым, как мы знаем, определяют вход в нору, их желательно заранее пометить вешками.

Где бы ни был установлен капкан, его надежно крепят поводком из тонкого металлического тросика длиной не менее 1 м к ближайшей кочке, пучку тростника, ветке, вбитой в землю или в дно норки. Не следует забывать, что ондатра, как и всякий другой зверь, ведущий полуводный образ жизни, в случае опасности ищет спасения в воде. Попав в капкан, она ныряет и, если самолов достаточно тяжел, тонет. Со сравнительно легким капканом № 0 ондатра, как правило, выбирается на кормовой столбик, кочку, забивается в кормовую камеру хатки, а там может открутить себе лапу и уйти. Такие потери на промысле нередки. Чтобы этого не случилось, я привязываю к основанию поводка в качестве дополнительного груза кусок металлической цепи (4–5 звеньев).

Не менее чем капканный, распространен лов ондатры металлическими мордушками, которые изготавливают из оцинкованной металлической сети с ячеей в 4–4,5 см и проволоки сечением 1,5–2 мм.

Мордушки устанавливают у нор, хаток, а также на протоках, соединяющих два торфяных карьера или озера, и на малых речках. В последних двух случаях ловлю ведут до ледостава, причем лучше употреблять мордушки с двумя входными отверстиями — «детышами». Протоку или речку перегораживают стеной из веток или лапника, а в специально оставленное отверстие помещают мордушку таким образом, чтобы ее поверхность на 1–2 см была ниже уровня воды.

Лов ондатры мордушками под кормовыми хатками особенно широко распространен в Сибири. Поступают следующим образом. Одну из кормовых хаток сносят. Проделанный зверьком выход из хатки расширяют и в образовавшуюся прорубь опускают мордушку. Чтобы зверек мог попасть в кормовую хатку, оставляют один проход. Прорубь утепляют досками, сеном, а сверху прикрывают толстым (до полуметра) слоем снега.

В Якутии помимо мордушек обычного типа применяют ловушки с дополнительной направляющей воронкой. Устанавливают мордушки так, чтобы верхний край воронки находился на одном уровне с нижней границей льда, а сама воронка располагалась по направлению хода зверьков. Благодаря этому приспособлению ондатра не может попасть в хатку иначе как через воронку. Проверяют мордушки раз в два-три дня. За один осмотр попадает от 5 до 15 и даже больше зверьков. Затрат труда и времени подледный лов мордушками требует немалых, зато этот способ по сравнению с капканным имеет ряд преимуществ: позволяет охотиться в более поздние сроки, когда качество шкурок значительно выше, не нарушает целостность семейных и большинства кормовых хаток, да и руки не приходится так морозить, как при капканном лове.

Очень важна правильная обработка шкурок. Обычно мех пойманных зверьков сильно намокает. Поэтому сначала с волосяного покрова тушки удаляют лишнюю воду, отжимая ее рукой в направлении от головы к хвосту. Затем тушки раскладывают на какой-нибудь подстилке для просушки. Шкурку с ондатры снимают трубкой с сохранением меха головы, но без хвоста, кистей передних лап.

Снятую с зверька шкурку тщательно обезжиривают, расположив ее на гладкой конусовидной болванке из дерева и аккуратно ведя острый нож от хвоста к голове. На шкурках ондатры часто имеются свежие и зарубцевавшиеся закусы, полученные зверьками в драках. При мездрении рубцы расходятся, образуются дыры. Их обязательно надо зашить белыми нитками швом «елочка», иначе на правилке они совсем разойдутся.

Согласно ГОСТу шкурки ондатры подразделяют на крупные и мелкие. Сообразуясь с этим, изготовляют и два размера правилок. Правилки могут быть деревянными и проволочными, причем последними пользуются чаще, поскольку они в рюкзаке занимают мало места. Для сушки шкурку надевают на правилку мездрой наружу. На деревянных правилках огузок крепят двумя небольшими гвоздями, на проволочных — специальным крючком или просто ниткой. Сушка считается законченной, если мездра хорошо просохла у ротового отверстия. Во время сушки, как бы вы хорошо ни обработали шкурку, на мездре всегда выступает жир, который удаляют, протирая бумагой или сухой тряпкой. В соответствии с типовыми правилами охоты в России добыча ондатры разрешается в сроки, установленные обл(край)исполкомами и Советами Министров республик, но не ранее 15 сентября. Весенняя добыча ондатры запрещена. Шкурки ондатры подлежат обязательной сдаче государству.

Труд ондатролова тяжел, а порой изнурителен. Не один десяток километров в день приходится пробиваться ему на лодке с шестом через илистые отмели и кочкарники, узкие извилистые протоки, ерики, тростниковые крепи, до поздней ночи сидеть за съемом и обработкой шкурок. Не раз, бывает, провалится охотник на неокрепшем льду, возвращаясь с тяжелым рюкзаком в промысловую избушку, не раз отогревает красные, распухшие от холода руки. И все же, вернувшись в шумный мир большого города, он всегда тоскует по вольной и азартной охотничьей жизни. Не однажды потом, коротая вечера в уютной городской квартире, вспоминает, как во время сильного шквалистого ветра его почти «накрыл» косяк гуменников, как успел схватить лежавшее в лодке ружье и дважды ударить в свернувшуюся комом стаю птиц, как три из них тяжело плюхнулись в тростники и как восхитительно ароматна была гусиная похлебка после осточертевшего ондатрового мяса…

Ловля горностаев и хорей капканами

В тихое пасмурное утро середины ноября хорошо брести по пороше поймой небольшой реки где-нибудь в средней полосе России. Острова березняков и осинников, разбросанные среди лугов и пашен с торчащей из-под снега щеткой желтоватой стерни, перемежаются зарослями засохших бурьянов вдоль мелиоративных каналов и канав, кучами догнивающего древесного хлама, оставшегося на краю леса после расчистки полей, куртинами кустарников по берегам замерзших стариц и болотин.

Весело на душе от запаха свежего снега, вида еще не замерзшей реки, синих лесных далей, черных точек тетеревов на макушках берез, гомона дроздов, облепивших красные рябины в ближнем перелеске. Радостно от попадающихся на пути ровных цепочек следов и покопок мышковавшей лисицы, заячьих маликов, запорошенных снегом ондатровых хаток на озерке.

Вдоль поросших ивняками мелиоративных каналов и ручьев, по берегам озер, где снег испещрен мелкими мышиными строчками, больше всего наследили горностаи — небольшие зверьки из семейства куньих. Пойма реки — их царство, и по мелкоснежью этих юрких хищников можно увидеть здесь даже днем. Проходя берегом канала, ручья или реки, можно встретить и более крупные отпечатки следов другого представителя семейства куньих — лесного хоря. Места обитания обоих зверьков, как правило, совпадают, однако если следы хоря попадаются нередко и в пойме глухой лесной речки, и даже в лесу на порядочном от нее расстоянии, то горностай предпочитает более открытые пространства.

Конечно, и горностай, и хорь обитают не только по поймам рек. Их следы встречаются зимой на лугах у больших озер и болот, на окраинах поселков и деревень возле старых амбаров, сараев и бань, у птицеводческих и животноводческих ферм, у ометов соломы на пашне, в оврагах среди полей. Знакомая автору этих строк семейка горностаев уже более десяти лет благополучно живет в двухстах метрах от дома — среди подмосковного поселка, на территории складов. Словом, эти хищники обитают почти везде, где есть их основной корм — мышевидные грызуны. Однако промысел мелких куньих оправдывает затраты труда охотника в основном в пойменных угодьях, поскольку тут численность их годами, особенно горностаев, бывает высокой.

Прежде всего начинающему охотнику надо научиться узнавать следы горностая и хоря.

Горностай передвигается прыжками, оставляя на снегу парные, немного наискось, отпечатки лап, но иногда в отличие от ласки «троит» на ходу. След горностая крупнее, чем ласки, и, кроме того, этот хищник значительно реже уходит под снег, а если уходит, то быстро возвращается на поверхность. Длина прыжков горностая — от 30 см и более, тогда как у ласки редко достигает 30 см. Ход горностая — челночный, однако поперечные отклонения от основного направления больше, и петли следа не бывают так запутаны, как у ласки.

Сравнивая следы амбарной крысы и горностая, отметим, что у последнего они больше, как и длина прыжков, отпечатки расположены наискось, а у крысы — друг против друга, и между парными отпечатками крысиных следов всегда видна полоска, оставленная хвостом.

Следы лесного хоря парные и тоже ложатся немного наискось, «троит» этот зверек редко. Длина прыжков — полметра и более. Следы хоря значительно крупнее и расставлены шире, чем у горностая. Начинающие охотники нередко путают следы хоря со следами норки и даже куницы. Но отпечаток хориной лапы примерно втрое меньше куньего, по форме — почти круглый, тогда как у куницы — вытянутый, широкий спереди и суживающийся к пятке. Из-за меньшей опушенности лапы на следу хоря хорошо видны отпечатки когтей и мозолей ступни, а у куницы коготки бывают еле заметны. В отличие от норочьего след хоря не так извилист (суетлив), не тяготеет к пропаринам, не уходит под лед и лишен признаков грязи.

Охотятся на горностаев и хорей с капканами № 0 и 1. Успешнее всего лов горностаев после ледостава на мелиоративных каналах, маленьких речках и ручьях, руслом которых зверьки любят бегать, обследуя в поисках мышевидных грызунов подмытые корни кустарников и деревьев, береговые ниши и нанесенный полой водой древесный хлам. Капканы здесь ставят рядом со следом у входа в естественное или специально сделанное под корнями или обвалившимся берегом углубление (пещерку). Сюда кладут приманку из крошек лосиного или кабаньего мяса, потрохов и мяса зайцев, рябчиков, тетеревов, глухарей и тушек мелких птиц. Устраивая нишу для самолова, можно немного насорить рядом землей или ветошью, набросать у входа и на капкан птичьи перья. Зверек настолько любопытен, что не преминет глянуть на содеянный около его охотничьей тропы «беспорядок» и, бывает, попадает в капкан, даже когда не выложена приманка. При глубоком снежном покрове самолов ставят у следа в искусственно сделанную в снегу нишу.

Каких-либо сложных пахучих приманок можно не готовить, однако рекомендуется обладающие резким специфическим запахом анальные железы пойманных зверьков положить в пузырек с глицерином и этим составом смазывать потом руки перед установкой самолова.

Хорошие результаты дает размещение капканов в сквозных проходах, которые устраивают в сделанных охотником снежных валиках высотой в метр, поперек мелиоративных каналов, канав, оврагов и т. п. Капканы настораживают с той и другой стороны прохода, а посредине кладут приманку.

По кустарникам возле озер и болот капканы устанавливают на сбежках — пересечениях следов. Как правило, это участки, которые зверек, следуя по своему кормовому путику, по тем или иным причинам миновать не может. Местами сбежек обычно служат не заваленные глубоким снегом проходы между густыми ивняковыми кустами, выворотами, кучами древесного хлама, оставшегося при раскорчевке. На таких тропах, а также у выхода из нор капканы можно ставить без приманки (в след).

Лов добычлив в умеренно морозную погоду, когда зверьки активны. В сильные же морозы горностай может по нескольку дней не выходить из убежища.

Перед охотой капканы очищают от заводской смазки, вываривают, повышают чуткость механизма насторожки. Лучше употреблять для лова горностаев крестовинные капканы, более чуткие в сравнении с другими. Горностай не боится запаха железа. При установке самолова на земляной грунт (под корнями деревьев или под обвалившимся берегом) его можно не маскировать. Однако при установке капкана на снегу (на тропе, у норы, в снежную нишу) маскировка обязательна, так как зверек пугается темного предмета и старается его обойти. Капкан помещают в углубление в снегу, накрывают бумажной салфеткой и засыпают тонким слоем снега.

Несколько слов о живой приманке. В некоторых описаниях промысла горностаев можно встретить рекомендации об использовании в качестве приманки живой мыши, помещаемой в металлический, утепленный соответствующим образом цилиндр. Трудно оспаривать высокую эффективность такой приманки. Однако следует заметить, что при массовой постановке самоловов эта рекомендация практически невыполнима, поскольку, кроме сложностей изготовления подобных цилиндров, охотник сталкивается с трудностями и тратой времени на ежедневный отлов множества мышей.

Лесной хорь не считается основным объектом промысла, его добывают попутно при ловле других охотничьих животных — норки, горностая, речного бобра. Как и у горностая, кормовые участки хоря располагаются по берегам мелиоративных каналов и канав, ручьев и речек, озер и торфяных карьеров. Любит хорь посещать и расположенные вблизи реки или озера старые развалившиеся постройки, часто поселяется в заброшенных деревнях и поселках. Технология постановки капканов почти та же, что и на горностая: самоловы с приманкой из мясной накрохи, потрохов дичи и т. п. размещают у следа в естественные или искусственные ниши, шалашики, берестяные «чехлы» сгнивших берез, у входа в нору, на лазах в заброшенное строение, на птицеферму. Успешен отлов хорей в водосточных трубах, проложенных на мелиоративных канавах под переездами (переходами), мостами.

На месте добычи зверька рекомендуется вторично насторожить капкан. Как и норка, лесной хорь почему-то с особой охотой появляется именно там, где был пойман их незадачливый собрат, приходит, как говорят охотники, «на поминки».

Хорь настолько сильный зверек, что, будучи пойманным, может уйти с капканом и куда-нибудь забиться. Поэтому самоловы, поставленные на него, надо обязательно крепить к деревцу, кусту, коряге, камню или к чему-либо другому, для чего используют полутораметровый стальной тросик диаметром 3 мм.

Необходимо отметить, что выбор места для установки капкана не так легок и прост, как может показаться. Протяженность кормового участка у горностая достигает порой километра, у хоря — втрое больше. Чтобы найти сбежку и поставить самолов наверняка, надо немало полазить по заснеженным кустарникам, оврагам, захламленным древесным мусором речкам и ручьям.

Смена коричневого летнего меха на белый зимний полностью заканчивается у горностая в северных районах Европейской России к 1 ноября, в средней полосе — к середине того же месяца, а в Центрально-Черноземном районе — во второй половине ноября. Примерно в те же сроки завершается осенняя линька и у лесного хоря. Поэтому приступать здесь к промыслу ранее 15 ноября не следует. Лучшее время охоты — первая половина зимы, когда снега еще не так глубоки и нет сильных морозов.

Шкурки горностая снимают чулком (от головы) с закрытым огузком, сохраняя мех головы (с носиком), лап (с коготками) и хвоста. Они должны быть оправлены мездрой наружу на правилках с соблюдением отношения односторонней ширины посредине шкурки к ее длине как 1:7 и законсервированы пресно-сухим способом. Шкурки лесного хоря снимают трубкой, с разрезом по огузку, сохраняя мех головы, лап и хвоста. Их тщательно обезжиривают, правят волосом наружу при отношении ширины шкурки к ее длине как 1:6 и консервируют пресно-сухим способом.

Промысел крота

Надо признать, что среди большинства охотников ловля кротов не пользуется такой популярностью, как, скажем, добыча зимних видов пушнины. И маститые профессионалы, и многие любители почему-то считают эту охоту несерьезным, да и невыгодным занятием — то ли чудачеством, то ли откровенно никчемным делом, недостойным настоящего промысловика. И, встретив в самую жаркую летнюю пору в лесу человека с рюкзаком, с почерневшими и потрескавшимися от въевшейся земли руками и запачканными коленями, поглядывают на него с превосходством. Правда, сами попробовав кротиной охоты, они часто увлекаются ею, меняют свое прежнее мнение. К тому же ловля кротов на поверку оборачивается существенным материальным подспорьем в летний «мертвый» сезон, в самое глухое для охотника время года.

И действительно, промысел крота привлекателен не только материальным интересом, но и своей эмоциональной, эстетической стороной, так как позволяет увидеть природу в период ее расцвета: море луговых цветов и трав, обвитые хмелем кусты черной смородины, калины и ольхи, желтые ковры грибов-лисичек и загорелые шляпки первых боровиков. Это время пряного запаха цветущей таволги, аромата свежескошенного сена, трескотни кузнечиков на залитых июльским солнцем лесных полянах.

Ловля кротов не так проста, как может показаться непосвященному. Подобно всякой другой охоте, она требует определенных практических навыков по технике промысла, знания биологии, повадок и мест обитания зверька.

В СНГ обитает три вида кротов — обыкновенный, слепой и могера, однако промысловое значение имеет только первый из них, распространенный от Архангельска на севере до Запорожья на юге и от западных границ страны до реки Селенги в Забайкалье.

Крот обыкновенный — небольшой зверек с коротким густым и очень мягким мехом. Летний мех чуть короче зимнего: у взрослых животных черного бархатистого цвета с буровато-золотистым налетом на брюхе у самцов, у молодняка — темно-серого цвета со стальным отливом. Внешний облик крота говорит о его приспособленности к жизни в земле и «роющей деятельности»: удлиненно-овальное тело с мощной, почти незаметной шеей, вытянутая и тонкая морда, массивные, вывернутые наружу передние лапы, покрытые «с изнанки» крепкими мозолями.

Крот населяет самые разнообразные местности, однако все же предпочитает лес и перелески. Наибольшей численности достигает в широколиственных, мелколиственных и смешанных лесах с богатым перегноем и увлажненными, но незаболоченными почвами. В центральных областях европейской части страны максимальная плотность его обитания характерна для ольховых, осиново-ольховых лесов, а также пойм лесных ручьев и речек, где основным типом растительности являются ольшаники.

Почти всю свою жизнь крот проводит под землей, лишь изредка ночью выбираясь на поверхность. Под землей зверьки роют сложную систему ходов к гнезду, к кормовым участкам, к водопою, общая протяженность которых может достигать нескольких километров. Зверек активен круглые сутки, о чем, в частности, свидетельствует то обстоятельство, что он попадает в ловушки и днем и ночью. Питается насекомыми, личинками, но главное место в его рационе отводится дождевым червям.

Самка крота приносит в год один помет. Спаривание происходит в апреле, беременность длится около шести недель. В помете бывает от трех до девяти, в среднем же пять детенышей. Они рождаются в конце мая и примерно через месяц покидают гнездо. Но все эти сроки в зависимости от физического состояния перезимовавших зверьков и погодных условий могут сдвигаться на 2–3 недели в ту или другую сторону. Линяет крот три раза в год, время линьки у самцов, самок и молодняка не совпадает.

Численность зверьков по годам подвержена резким колебаниям. Крайне отрицательно сказываются тут промерзание почвы в бесснежные зимы и особенно засуха, из-за которой резко ухудшается кормовая база кротов — дождевые черви погибают или уходят в глубь грунта. А без них прожорливому зверьку не выжить. Вспоминается сильная засуха 1972 г., когда на 10-километровом путике в Подмосковье можно было ежедневно найти 2–3 погибших крота на дорогах, проходящих по границе смешанного леса и поймам ручьев. В следующем сезоне кротоловам, обычно добывающим в июле до пяти тысяч зверьков, пришлось удовлетворяться немногим более чем тысячью шкурок. Показателем неблагополучного состояния популяции служит появление множества так называемых кротовин — холмиков земли, выбрасываемых зверьком в поисках корма на глубине.

Крота добывают только самоловами. Наиболее распространена стандартная заводская кротоловка из пружинной 3,5-миллиметровой проволоки. Настораживающее усилие на конце давящего рычага должно составлять не менее 5–6 кг, иначе зверек может выбраться из капкана. Конструкция этих ловушек довольно проста, так что их нетрудно изготовить и самому, важно только, чтобы проволока была достаточно упругая.

Самоловы устанавливаются в кротовых ходах попарно, входными кольцами в разные стороны. Ход вскрывают, вырезая над ним специальным ножом кусок грунта. Часто, размещая ловушки, приходится расширять отверстие. Затем надо удалить осыпавшиеся комочки земли, вставить кротоловки и прикрыть ход вырезанным кустом дерна или грунта. Ловушки можно располагать рядом (пружина против пружины) или на некотором удалении друг от друга, например по обоим краям дороги или тропы, но тогда, естественно, ход вскрывают в двух местах. Причем зверек не боится капканов, одинаково хорошо идет и в старые, и в совсем новые, с которых даже не удалена заводская смазка.

Важное значение, особенно в густонаселенной местности, где в лесах и лугах бывает много людей, имеет маскировка кротоловок, но не от зверьков, а от любопытных грибников, сборщиков ягод и туристов, многие из которых разоряют ловушки. Тогда кротолов рискует потерять большую часть и капканов, и добычи. Именно поэтому, скажем, в Подмосковье кротоловы предпочитают так ставить капканы по краям дороги или тропы: вырезают ножом полукруг дерна над ходом, приподнимают край и под него помещают капканы. Опущенная дерновина плотно ложится на свое место, трава на ней не вянет и не желтеет. Кусочки земли, вынутые при расчистке хода, отбрасывают далеко в сторону и расправляют примятую траву. Если кротоловки все же приходится ставить на самой дороге, эти места маскируют сверху старыми опавшими листьями, мусором, другим подручным материалом.

В литературе по технике промысла почему-то рекомендуется вводить кротоловку в ход только на треть-четверть ее длины. С этим нельзя согласиться, поскольку в большинстве случаев для прочности приходится устанавливать ловушку, по крайней мере, наполовину, а то и полностью в глубину хода. Тут важно не то, насколько введена кротоловка, а прочность ее закрепления (вернее, ее входного кольца). В плотном грунте для этого достаточно слегка приподнять верхний свод хода и с некоторым усилием протолкнуть капкан в глубину, в мягком же надо специально закреплять пружину кротоловки, воткнув сквозь нее в землю палочку или надежно вдавив ее в грунт.

Важным фактором, определяющим успех ловли, является чуткая насторожка капкана. Стандартная кротоловка имеет довольно тугой спуск, и, чтобы рассторожить ее, зверьку необходимо приложить усилие в 120 граммов. Натолкнувшись на тугую насторожку, крот выходит из кольца и, забив капкан землей, обходит его стороной. Поэтому магазинные кротоловки надо сначала отрегулировать на чуткость: обычно приходится укорачивать язычок настораживающего механизма, убирать напильником выступающие на его конце и задерживающие спуск заусенцы, придавать язычку строго горизонтальное положение. И все же насторожка стандартной ловушки плохо поддается регулировке на высокую чуткость.

А вот изображенная на рисунке шарнирная насторожка, сконструированная и предложенная охотником из Башкортостана Иштугановым Г. И. еще в 1963 году, обеспечивает вдвое меньшее спусковое усилие. Уловистость кротоловки с шарнирной насторожкой по сравнению с обычной в среднем на треть больше, а в мягком торфянистом или песчаном грунте — на 50 %. К сожалению, насторожка Иштуганова не выпускается промышленностью, охотники изготавливают ее своими силами.

Но какой бы ловушкой вы ни пользовались, для нее нужно правильно выбрать место установки. Ведь, как уже говорилось, крот роет множество ходов, однако размещать капканы следует далеко не в каждом из них.

Легче всего обнаруживаются кротовые ходы, когда идешь по лесным дорогам, тропинкам, просекам, вдоль поймы лесного ручья или речки. Они хорошо заметны по пересекающим их лентам вспученной почвы, отверстиям с выбросами земли, а также по углублениям-канавкам, если ход действует много лет и расположен на некоторой глубине. Плотный, утоптанный грунт дорог, которые разделяют кормовые участки зверьков, видимо, нелегко пробить даже столь отменному землекопу, как крот, поэтому одним ходом через дорогу пользуются обычно несколько семей. Более того, многие такие ходы служат столбовым путем не одному поколению зверьков и функционируют в течение долгих лет. Подобный магистральный ход легко узнать при вскрытии по плотным, отполированным телами кротов стенкам. Тут целесообразно насторожить две-три пары кротоловок. Половину из них ставят входными кольцами в одну сторону, на расстоянии метра одна от другой, остальные аналогичным образом — в противоположную сторону. В хорошем кротовом ходу удается в течение недели отлавливать до двух десятков зверьков.

В местности же, где дорог и тропинок, проходящих по кротовым угодьям, мало, охотники прокладывают искусственные тропы. Для этого с помощью лошади волокут по земле бревно или другой тяжелый груз, проезжают на автомашине, мотоцикле.

Прокладывая промысловый путик, надо знать местность, учитывать и погодные особенности сезона. Чем мельче лесные массивы с лиственными и особенно мягколиственными породами (ольха, липа, осина) и чем больше в них опушек, дорог и троп, тем больше бывает крота и тем легче его ловить. Лучше всего ориентироваться на ольху: она — своеобразный индикатор тучных почв и обилия дождевых червей, столь любимых этими зверьками. В дождливое лето крота мало в низинах, а значит, охотнику надо избегать таких мест, прокладывать свой маршрут по пересеченному ландшафту и склонам.

Обычно кротолов ставит на путике 100–200 и даже более пар капканов. Длина путика и количество установленных на нем самоловов зависят от численности зверька в угодьях и наличия у охотника транспортных средств — велосипеда, мопеда, легкого мотоцикла. Например, в Щелковском районе Московской области на 10-километровом путике удается ставить 100–120 пар ловушек. Иногда же «плотность» кротоловок достигает 25 пар на километр.

Лучше всего лов крота идет в первые 2–3 суток после установки капканов. При ежедневной двухразовой их проверке (рано утром и во второй половине дня) в первые сутки после установки капканов попадается до 180 зверьков на 100 пар кротоловок, на вторые — до 140 и на третьи — до 90–100 зверьков. В дальнейшем добычливость резко сокращается. Если в течение двух суток осмотренные ловушки оказываются пустыми, их необходимо переставить в другое место. Обычно в конце недели охотник снимает с путика все кротоловки и размещает их на новом маршруте. Рекомендуем это делать, чтобы не истощить запасы зверька на своем промысловом участке.

Сроки добычи кротов установлены с учетом хода их линьки и окончания сезона размножения. В Московской области лов крота разрешается с 25 июня, примерно то же самое и в других областях центра европейской части страны. Наибольшая часть полностью вылинявших шкурок (до 90–95 %) приходится на конец июня — июля, в начале августа начинается массовая линька крота, и его лов не оправдывает себя (в середине месяца до 70 % шкурок со следами интенсивной линьки). К концу августа линька заканчивается, и до третьей декады сентября шкурки попадаются в основном полноценные, затем снова наступает период линьки, продолжающийся до середины ноября. В конце ноября шкурки у кротов самые хорошие, однако лов зверьков в это время обычно становится невозможным из-за выпавшего снега и промерзания почвы.

Шкурки кротов снимают пластом, делая разрез посредине брюшка от подбородка до анального отверстия и предварительно обрезав лапы и хвост. Со снятой шкурки удаляют кусочки подкожного жира, расправляют ее в виде прямоугольной пластины (соотношение ширины к дайне 1:1,5) и прибивают к доске мездрой наружу для просушивания. Обычно шкурку прикалывают четырьмя гвоздиками по углам, но лучше, чтобы она, подсыхая, не свертывалась, прихватывать с краю и середины длинных сторон.

Большое неудобство при сушке шкурок представляют мухи, откладывающие яички в складки мездры. В сырую погоду, когда при высокой влажности воздуха процесс сушки замедляется, личинки мух могут попортить свернутые края шкурки. Во избежание этого желательно перед набивкой шкурки на доску обрызгать ее аэрозолем хлорофоса. Сушку шкурок можно производить в тени на улице или в хорошо проветриваемом помещении (под навесом, на чердаке сарая). Ни в коем случае нельзя сушить шкурки на солнце.

Перед сдачей заготовителю высушенные шкурки нужно хорошо почистить, для чего охотники обычно держат отдельную одежную щетку. Затем шкурки укладывают в пачки по 50 штук — попарно, мехом друг к другу — и связывают крест-накрест бечевкой.

Охота на диких копытных животных

Охота на лося

Жизнь лося тесно связана с лесом. Здесь его и стол, и дом. Большую часть года этот зверь питается в основном корой, побегами, хвоей и листвой деревьев и кустарников — преимущественно осины, ивы, ольхи, березы, черемухи, рябины, сосны, можжевельника. Летом лось охотно поедает и травянистые растения, отдавая предпочтение листьям, стеблям и корневищам болотных и водно-болотных: хвоща, белокрыльника, вахты трехлистной, кубышки желтой, кувшинки белой, частухи, сусака зонтичного, таволги вязолистной и иволистной.

Излюбленные места обитания лосей — мелколиственные и смешанные древостои с хорошо развитым подростом из осины, сосны, березы, серой ольхи, подлеском из рябины, бересклета, ивы, зарастающие вырубки и гари, лесные болота и поймы ручьев и речек с зарослями ивы и черемухи. Здесь животные всегда находят себе не только обильную пищу, но и спасаются летом в расположенных поблизости болотинах и водоемах от жары и кровососущих насекомых. В зимнюю стужу при глубоком снежном покрове лоси часто перекочевывают в сосновые молодняки, где теплее и много корма.

Наиболее распространенный способ лосиной охоты — облавный, в котором принимают участие от 5 до 15 и более человек.

Для проведения облавы удобнее отъемистые, пересеченные в разных направлениях дорогами, просеками, долинами заболоченных низин и ручьев леса, где легче обойти зверей, расставить стрелков и загонщиков. В больших и однородных лесных массивах охоту загоном проводить трудно.

Чтобы достаточно точно определить место нахождения лосей и их количество, сначала делают оклад. Опытный охотник или егерь обходит на лыжах или, если это возможно, объезжает на лошади по дорогам, тропам и просекам участок леса, где обычно держатся лоси, и, установив по числу входных и выходных следов наличие зверей в кругу, расставляет на лазах стрелков. Он же, как правило, расставляет линию загонщиков (кричан), дает сигнал к проведению облавы и ее окончанию. Под стрелковую линию стараются использовать просеку или дорогу.

Организуя облаву, нужно учитывать следующие основные требования: не располагать линию стрелков под ветром, то есть когда ветер дует со стороны загонщиков, — лоси, как и всякий другой зверь, по ветру идут неохотно и прорываются из круга либо через фланги, либо через цепь загонщиков; не рекомендуется размещать стрелков по ветру, то есть когда ветер дует от стрелков в сторону загонщиков, — звери могут учуять охотников на номерах. Лучше всего расставить стрелков так, чтобы ветер дул вдоль номеров (в полветра). Следует также помнить, что из-под загонщиков лоси никогда не идут чащей. Поэтому стрелковые номера располагают на границе частого леса и редколесья, на краю пересекающей загон низины, болотины, на прогалине. Признак верного лаза — наличие старых лосиных переходов, и чем их больше, тем лучше.

С рассвета до 10–11 ч утра лоси жируют, перемещаясь по угодьям, а потом ложатся на дневку. Делать оклад и проводить охоту раньше этого времени нежелательно. По той же причине не рекомендуется проводить облаву в конце дня, когда животные снова начинают кормиться: пока расставляют стрелков и загонщиков, вставшие с лежки звери могут уйти из оклада.

Успех охоты зависит не столько от количества людей, в ней участвующих (плотность размещения стрелков и загонщиков), сколько от знания руководителем облавы окрестностей, мест постоянного обитания и перехода животных. Охота может быть удачной и при наличии всего трех-четырех стрелков и двух кричан, если окладчик поставит охотников на верные лазы, а загонщики умело стронут и поведут зверя. Однако в конце охотничьего сезона, когда лоси, как говорится, «настеганы» и поэтому бывают очень осторожны, цепь стрелков и загонщиков должна быть плотной — не далее 100 м номер от номера. Иначе, наученные горьким опытом, лоси могут прорваться через стрелковую линию там, где цепь номеров редка, уйти из круга через цепь кричан или просто отстояться в окладе между далеко идущими друг от друга загонщиками.

Очень важна и правильная организация гона. Загонщики должны идти ровной линией, хотя иногда крайним из них следует выдвигаться более или менее вперед (зависит от местности и конфигурации оклада), чтобы не допустить прорыва зверей через фланги. Часто и громко кричать, как это нередко бывает, не рекомендуется. Кричанам надо двигаться не спеша, постукивая палками о деревья или посвистывая и лишь временами перекликаясь по цепи, чтобы не нарушить интервал между собой. Если кто-либо из загонщиков увидел гонный след лося, он должен тут же оповестить об этом своих соседей и линию стрелков криком: «Пошел! Пошел прямо (вправо, влево)!» Когда же замечены свежие наброды недавно жировавших лосей, следует обязательно пройти через те «подозрительные» места, где могут находиться животные.

Радостно затаившемуся стрелку видеть идущего на его номер большого черного зверя. Еще сильнее забьется охотничье сердце, когда после дуплета лось пройдет немного вперед, остановится и, ломая мелоча, рухнет на снег! Но ничуть не меньше радуется в это время и уставший загонщик. «Слава Богу, не пропали тяжелые труды даром», — подумает он, услышав выстрел, и, утирая струящийся по лицу пот, снова бодро полезет через заваленные снегом кустарники…

Из соображений безопасности охотник должен стрелять только в указанном ему руководителем охоты секторе обстрела и ни в коем случае не сходить с номера до сигнала отбоя. На номере нельзя курить, двигаться, шуметь, то есть делать все то, что демаскирует стрелка.

По чернотропу или в начале зимы, когда снег еще не глубок, на лосей успешно охотятся с собакой лайкой. Принимают участие в такой охоте 1–3 человека. Они обходят лесные болота, низины, заросшие ивняками, березово-осиновые мелоча, где в это время обычно держатся лоси. Собака быстро находит кормящихся или лежащих на дневке животных и начинает их облаивать. Разумеется, лайка должна быть хорошо притравленной, вязкой, но не очень злобной. Злобных, слишком азартных собак, которые иногда даже бросаются на лосей, животные пугаются, не стоят и зачастую сразу могут далеко уйти. Для этой охоты хороша та собака, которая облаивает зверя, находясь от него шагах в 15–20, и начинает чаще отдавать голос лишь тогда, когда почувствует приближение охотника.

Услышав собачий лай, охотник приближается к зверю, сообразуясь с местностью и направлением ветра. Скрадывать следует только против ветра или в полветра, причем при подходе выбирать места, маскирующие охотника, но отнюдь не чащу, чтобы не наделать лишнего шума. Если охотников несколько, они договариваются между собой, кому какие предпринимать действия. Обычно один из них начинает скрадывать зверей сразу с того места, где он услышал лай (если позволяет направление ветра), другие стремятся встать на возможном направлении движения животных, когда спугнутые лоси пойдут. Охота с подхода из-под собак требует величайшей осторожности и осмотрительности, так как бывает, что охотники приближаются к зверю с разных сторон и могут оказаться на линии выстрела друг против друга. Как правило, такая охота практикуется в промысловых целях (то есть для сдачи добытой продукции государству) опытными охотниками-профессионалами или полупрофессионалами.

Очень интересна охота на лосей способом тропления. Лось обладает исключительно тонким слухом, так что для этой охоты годится далеко не всякая погода. В сильный мороз, когда тихо, а снег скрипит, или после оттепели, когда на снегу образуется корка, скрадывать зверей практически невозможно. Благоприятствует охоте мягкая погода с метелью и сильным ветром. Правда, в такое время трудно отыскать свежий след, поскольку звери ходят мало, кормятся на «пятачке», зато всегда удается подойти на верный выстрел. Тропить лосей лучше утром и к вечеру, когда они жируют. Там, где имеются обширные пространства зарастающих вырубок и гарей, очень кстати оказывается бинокль. Встав на какое-нибудь возвышение (ствол поваленного дерева, пень), охотник время от времени обозревает окрестности и, увидев кормящихся животных, начинает их скрадывать.

Можно вытропить лося, подойти к нему на выстрел и тогда, когда он находится на лежке. Но надо учитывать, что, жируя, сохатые перемещаются против ветра, перед лежкой делают петлю и ложатся головой в сторону своего входного следа, а место дневки выбирают с хорошим обзором. Лежащих зверей стрелять не рекомендуется. В глубоком снегу видна только верхняя часть покрытой длинной шерстью спины. Сделав выстрел по темной полоске туши, возвышающейся над снегом, охотник обвысит или попадет не в убойное место. Нужно, тихонько свистнув, поднять животных, и тогда уж стрелять (под лопатку).

Тропить лучше пешком. Но в глубокоснежье можно скрадывать сохатых и на лыжах, особенно обшитых камусом, поскольку они, задевая за ветки кустарников, не так шумят, как лыжи-голицы. Крепления у лыж не должны скрипеть на ходу. При охоте на лосей по белой тропе надо надевать белый маскировочный халат.

Осенью, когда начинается гон (сентябрь — первая декада октября), на самцов лосей охотятся «на реву». Места гона располагаются, как правило, по окраинам моховых болот, зарастающих вырубок и гарей. В это время здесь можно встретить так называемые «точки» — ямы, выбитые возбужденными быками в земле, заломанные молодые деревца, кустарники, а на утренних и вечерних зорях услышать рев, точнее, стон сохатых, напоминающий негромкое мычание, треск ломаемых веток и валежника. Стон лосей можно услышать на расстоянии 500 метров, а на более открытых местах в тихое утро — до километра. Быки во время гона теряют обычную осторожность, поэтому подобраться к ним на выстрел не так уж трудно. Стреляют лосей пулями: из гладкоствольных ружей на расстоянии не более 50 м. Из нарезных — на втрое-вчетверо большем удалении.

Охота на кабанов

Можно без преувеличения сказать, что сейчас дикий кабан в Европейской России распространен повсеместно (если, конечно, исключить самые северные районы). Между тем еще 25–30 лет назад его ареал был куда скромнее. Но благодаря большой работе по расселению и подкормке этого зверя удалось существенно поднять его численность и расширить зону обитания. К «месту жительства» кабан не очень привередлив, хотя имеет на сей счет свои склонности. В Нечерноземье, например, предпочитает лиственные, смешанные и хвойные леса с хорошо развитым подростом из ели, перерезанные сетью лесных рек, речек и ручьев с заболоченными поймами; в Курганской, Оренбургской, Челябинской, Тюменской и Омской областях — тростниковые займища по берегам озер, в Поволжье — лиственные леса с густым подростом и подлеском, овраги, заросшие непроходимыми кустарниками.

Под стать широчайшему ареалу и разнообразное кабанье «меню». Они питаются корневищами и зелеными частями диких растений, желудями дуба, дикими плодами и орехами, а с созреванием сельскохозяйственных культур (зерновых, овощей, картофеля) охотно наведываются на поля, нанося порой немалый ущерб урожаю, но и после его уборки еще долго здесь находят себе пищу. Кроме того, кабан поедает земляных червей, насекомых и их личинки, моллюсков и даже мелких позвоночных животных.

На кормежку звери выходят с наступлением сумерек, а с рассветом ложатся на дневку. В средней полосе России местами дневок в осенне-зимний период служат густые ельники и посадки сосны.

Повсеместно кабан стал и одним из самых популярных объектов охоты. Основной ее способ — облава, которая готовится и проводится в целом аналогично такой же охоте на лося. Но, разумеется, есть и свои отличия. На кабанов охотятся в таких местах, где видимость ограниченна. Если лось идет от загонщиков разреженным лесом, то кабан — еловой или сосновой чащей, причем, осторожно приблизившись к стрелковой линии, долго изучает окружающую обстановку. Заподозрив неладное, кабан либо стремительно перескакивает узкую просеку или дорогу в хвойном лесу, на которой расставлены стрелковые номера, либо идет назад и прорывается через цепь загонщиков, фланги, либо старается отстояться в крепи. Поэтому цепи стрелков и загонщиков должны быть достаточно плотными, а стоя на номере, надо соблюдать величайшую осторожность и тишину.

На такой охоте хорошо иметь притравленных к кабану зверовых собак, которые сразу покажут, где в окладе находятся звери, куда они пошли с началом гона. Это помогает кричанам правильно вести загон, а стрелкам ориентироваться по лаю собак, на какой номер идут звери.

Охотятся на кабанов и из-под собак, без оклада и загона. В такой охоте принимают участие не более 4–5 человек. Они, зная места дневок кабанов, обходят лесные урочища и, определив по следам и тропам, где могут в данный момент лежать звери, набрасывают собак. Когда послышится лай, один или двое начинают скрадывать зверей, а другие встают на лазах, чтобы перехватить кабанов, если они пойдут, стронутые кем-либо из охотников. Тут нужны вязкие, но не слишком азартные и злобные собаки. Те, что работают очень близко от зверя, а иногда даже бросаются на него, не успевают увернуться от разъяренного секача где-нибудь в густом ельнике и рано или поздно становятся жертвой своего грозного противника. Охоту из-под собак лучше проводить зимой в мягкую, с метелью и ветром погоду, а также по чернотропу в сырые и дождливые дни, когда опавший лист не шуршит под ногами.

Ранней осенью, когда кабаны начинают активно посещать еще не убранные поля, интересна и добычлива охота из засидки, которую устраивают вблизи мест, где звери постоянно кормятся. Засидку делают обычно на краю поля невдалеке от кабаньих троп.

В конце августа — начале сентября там, где звери непуганы, они выходят на кормежку минут через 15–20 после захода солнца, когда еще достаточно светло, чтобы вести точную стрельбу. В середине — конце сентября стрелять приходится уже в темноте.

Правилами охоты, например в России, разрешается охота на кабанов из засидки с применением световых устройств.

Из гладкоствольного ружья кабанов стреляют пулями или 8–9-миллиметровой картечью. Однако картечь даже с расстояния в 30–35 шагов зачастую не наносит смертельного ранения крупным животным, так что применять ее рекомендуем только при отстреле 1–1,5-годовалого молодняка.

Охота на благородных оленей

К этим животным относят всех крупных оленей нашей страны: европейского, обитающего на Кавказе, Украине, в Молдове, Беларуси, республиках Прибалтики, западных, центральных областях Европейской России и в Поволжье, а также маралов и изюбров, населяющих южные, в основном горно-таежные районы Сибири и Приморья.

Охотятся на благородных оленей облавным способом, с собаками, с подхода путем тропления, подобно тем же охотам на лося. Но, пожалуй, наиболее интересны осенняя охота на самцов во время гона («на реву») и традиционная сибирская охота из засидки на самцов маралов и изюбров с неокостеневшими рогами (пантами), которую называют по-местному пантовкой. После нескольких лет запрета, вызванного необходимостью увеличения численности животных, пантовка с сезона 1987 г. вновь разрешена в районах Сибири и Дальнего Востока и производится по лицензиям.

Гон у оленей происходит с конца августа до начала октября. В это время в местах, где обитают животные, можно встретить на лесных полянах, прогалинах, вырубках вытоптанные площадки с изрытой копытами быков землей, заломанные деревца и кустарники, стволы деревьев с ободранной рогами корой, а на вечерних и утренних зорях и даже ночью услышать рев самцов. Иногда можно увидеть и поединок разъяренных быков.

Подавать голос они начинают нередко сразу после захода солнца, а прекращают рев с наступлением рассвета.

Более активен рев вечером, поэтому и охотиться лучше на вечерней заре. Но в любом случае надо помнить, что во время гона быки благородных оленей ведут себя намного осторожнее, чем самцы лосей. Подходить к ним следует из-под ветра, тихо, хорошо маскируясь. В разгар гона, который в западных районах страны приходится на вторую половину сентября, крупные быки уже ходят в окружении «гарема» из нескольких самок. Это надо учитывать, скрадывая зверя, ибо, случайно подшумев пасущуюся олениху, охотник спугнет и быка.

Охота на благородных оленей очень интересна, и каждая надолго запоминается. Об одной из таких охот в Калининградской области мне хочется рассказать. Помню, что примерно за полчаса до захода солнца я был уже на месте и осторожно шел по просеке в направлении знакомых зарастающих вырубок, где видел два дня назад оленьи «точки» — ямы, выбитые самцами.

Многие деревья стояли в осеннем уборе, и весь лес, расцвеченный красными, желтыми и оранжевыми тонами, был очень красив. Следов оленьих переходов сначала нигде не встречалось. Лишь когда просека вывела меня в молодняки, стоявшие плотной стеной по обеим ее сторонам, я заметил на дорожной грязи свежие отпечатки крупного самца и трех оленух. Звери прошли совсем недавно: стенки ямок от копыт, не успев подсохнуть, лоснились от влаги, ощущался резкий специфический запах рогаля. Свернув на дорогу, пересекавшую просеку, я вышел к большой, вдающейся прямоугольником в глубь старого леса еще не заросшей сече, долго осматривал ее, прислушивался, но, не заметив ничего, что указывало бы на присутствие оленей, двинулся дальше. «Либо звери, — подумал я, — остановились в лесу, либо прошли вперед».

Солнце зашло, потянуло холодом и сыростью, из ближней низины медленно выползала белая полоска тумана. Минут через 20–30 будет темно, а кругом ни звука, олени будто сквозь землю провалились. И тут… рев быка — хриплое мычание, закончившееся «аханьем», похожим на лай исполинской собаки, раздалось неожиданно, примерно на том вырубе, где я только что был. Радостно вздрогнуло и застучало сердце. Быстро скинув и бросив на дороге болотные сапоги, я в одних шерстяных носках побежал обратно и, когда выглянул из-за кустов, примыкающих к сече, увидел в ее дальнем углу двух пасущихся оленух. За ними в лесу что-то сильно затрещало, и снова раздался рев рогаля.

Ветер тянул от дороги к дальней кромке вырубки, то есть вдоль сечи, времени до темноты оставалось мало, и, рискнув, я начал скрадывать напрямую, прикрываясь редкими кустиками, кучами хвороста и пнями. Я был уже метрах в двухстах от пасущихся оленух, когда они вдруг, подняв головы, насторожились, потом медленно ушли в лес.

Мысль, что все пропало, что мне не надо было торопиться и лезть напролом, не давала покоя: «Неужели подшумел? Или они заметили ползущий к ним странный ком?» Повернув голову на послышавшийся слева шорох, я увидел шагах в десяти от себя косулю, из угла рта у нее свисала веточка таволги. «Значит, — подумалось, — не подшумел, раз эта дурочка рядом кормилась», — и в тот же момент краем глаза уловил, как на краю вырубки появились олени, снова сильно затрещало в потемневшем лесу, и на опушку, наконец, вышел тот зверь, ради которого я бродил в этих лесах почти неделю.

После первого же моего движения косуля легкими прыжками умчалась в ближние кусты, а олени насторожились и смотрели, подняв головы, прямо на меня. Я проклинал косулю, оказавшуюся так некстати рядом, и считал, что охота испорчена — продолжать скрадывать почти по открытому месту было невозможно. И тут случилось то, чего я вовсе не ожидал: бык медленно пошел в мою сторону, но не прямо, а наискось — между мною и лесом. Намерения его были понятны — зайти под ветер и узнать, что за существо торчит среди вырубки. Зверь шагал медленно, величаво, высоко подняв и повернув голову в мою сторону. Корона рогов казалась огромной, белые кончики отростков на фоне темного леса горели, как свечи. Когда рогаль подошел шагов на восемьдесят, я плавно поднял ружье и выцелил по планке (мушки не было видно). Блеснул огонь, зверь упал, попытался подняться, не смог и пополз, волоча зад. Добив быка и полюбовавшись рогами, я побежал в полной темноте по дороге к машине в одних носках и вспомнил про сапоги только тогда, когда при свете фар увидел недоуменное лицо шофера…

В Сибири и на Дальнем Востоке на оленей во время гона охотятся «на реву», подманивая быков в специальную берестяную трубу. Многие сибирские охотники столь мастерски подражают реву маралов и изюбров, что, услышав на своем участке голос «соперника», рогаль, бывает, подходит к охотнику вплотную.

Уже упомянутая охота на пантовке разрешена с 1 июня по 15 июля. Ее ведут из засидки вблизи естественных или искусственно устраиваемых охотниками солонцов. Сюда-то с наступлением полной темноты, чаще во второй половине ночи, под утро и приходят маралы и изюбры. Долго, бывает, приходится ждать охотнику, порой до самого рассвета, чтобы сделать прицельный выстрел.

Охота на косуль во многом повторяет только что описанные на лосей и оленей. Поэтому будем кратки. Скажем только, что на территории нашей страны обитает два вида косуль: сибирская, населяющая районы Сибири, Дальнего Востока, Северного Казахстана и Урала, и европейская, обитающая в европейской части страны. Охотятся на косуль облавным способом, с подхода путем тропления, с гончими собаками, из засидки. Во многих республиках, например в Эстонии, Латвии, Литве, России, разрешается охота на самцов косуль во время гона (из засидки, а также подманиванием в специальный манок).

Охота на бурого медведя

Медвежья охота среди всех других — по самой добыче, по азарту, удали, да и по опасности — всегда стояла особняком. Поэтому и мы выделили ее самостоятельной главой. Издавна эта охота была популярна в России. Ведь бурый медведь — один из самых сильных и крупных хищников, недаром его зовут хозяином леса, и схватиться с ним может лишь смелый и мужественный человек, знающий и опытный охотник. Как добыча и охотничий трофей медведь был и по сей день остается предметом мечтаний многих профессионалов и любителей.

Бурый медведь — зверь всеядный. Однако почти повсеместно основная его пища — растения, их плоды, ягоды, корневища. Лакомится медведь муравьями, их личинками, пчелиным медом, всякой мелкой живностью. На крупную дичь — копытных животных медведи охотятся преимущественно весной после выхода из берлог, когда растительной пищи еще нет. Дерут они (чаще медведицы с медвежатами) и домашний скот, оставленный без охраны и присмотра. В районах Восточной Сибири и Дальнего Востока, где хотя и редко, но случаются годы полного неурожая основных кормов (всех видов дикорастущих ягод, кедровых орехов), медведи, не накопив достаточных запасов жира, необходимого для благополучной зимовки, не ложатся в берлоги, учащают свои нападения на диких и домашних животных, а иногда посягают даже на человека. Медведи-шатуны особенно опасны для людей, работающих в лесу, — охотников, лесорубов, геологов.

Медведь — типично лесное животное. Местами его обитания служат крупные лесные массивы. Их вырубка, освоение и вообще наступление человека на природу приводят к сокращению численности этого зверя даже там, где охота на него полностью запрещена. Так, медведь исчез в Орловской и Тамбовской областях, стал единично встречаться в Республике Татарстан, Московской, Рязанской, Калужской, Брянской областях, немного его во Владимирской, Ивановской, Смоленской и на юге Ярославской областей.

Большинству городских жителей медвежья охота известна в основном по охотничьим рассказам. Многим она кажется более недоступной, чем, скажем, весенняя охота на гусей в Таймырской тундре. Как-никак гусей во время их пролета можно услышать ночью в раскрытую форточку подмосковной квартиры, а вот медведь!.. «Его теперь не встретишь, наверное, и в тюменских тайгах, заполненных геологами и нефтяниками» — так порой рассуждает тот, кто, положим, всю свою жизнь охотился по перу где-нибудь в поймах Оки, Москвы-реки или Клязьмы.

Однако за последние годы ситуация изменилась к лучшему. Принятые в 70-х гг. эффективные меры по охране, ограничению сроков охоты и размеров добычи этого зверя привели к увеличению его ресурсов. Сейчас он не редкость даже в лесах Средней России, например в Тверской, Костромской, на севере Ярославской области, а в Архангельской области и Республике Коми, размножившись, медведи стали частенько нападать на пасущийся без присмотра скот.

Медведь никогда не относился к числу массовых объектов охоты. Во-первых, потому, что эта охота требует больших затрат времени, связана с поездкой в отдаленные районы, куда, бывает, не доберешься, даже имея личный транспорт; во-вторых, будучи весьма трудоемкой, она из-за осторожности зверя и его крепости на рану далеко не всегда заканчивается удачно, и, в-третьих, немало и таких охотников, кому встреча с медведем представляется небезопасной.

Последний аргумент не лишен оснований. Обычно медведь без причины никогда не нападает первым, как говорится, уступает дорогу человеку и пытается скрыться от него. Однако порой, например, когда поднят из берлоги, ранен или обложен преследователями, он может постоять за себя. Подобных случаев немало. Сошлемся лишь на авторитет Н. М. Пржевальского: «Во время своего путешествия по Уссурийскому краю я много раз охотился за медведями и стрелял их, но только один раненый зверь вздумал разделаться со мной. Будучи пробит первой пулей на расстоянии 40 шагов в грудь навылет и ободренный, вероятно, еще тем, что я был один, этот медведь с ревом бросился на меня. По счастью, в штуцере оставался заряженным другой ствол, и, быстро вскинув к плечу свое ружье, я решился подпустить чудовище как можно ближе, так как здесь уже стоял вопрос, быть или не быть. Конечно, это было дело нескольких мгновений, но эти мгновения не изгладятся из моей памяти целую жизнь, и через много лет все так же ясно, как в ту минуту, я буду помнить эту оскаленную пасть, кровавого цвета язык и громадные зубы. Когда медведь приблизился на расстояние четырех шагов, я спустил курок, и разъяренный зверь с простреленным черепом, словно сноп, рухнулся на землю».

Хотя технический прогресс увеличил преимущества охотника, шансов выйти победителем из поединка с человеком у медведя немало. Случаи, подобные не только вышеприведенному, а даже с трагическим исходом, известны и в наше время. Однако именно элемент риска в борьбе с сильным противником для наиболее азартных и увлекающихся натур охотничьего племени делает медвежью охоту еще более привлекательной.

Охота на овсах из засидки — одна из самых распространенных и доступных в европейской части России. Она основана на особенности в сезонном питании зверей, которым необходим такой корм, как овес, чтобы накопить жир для благополучной зимовки. Первые выходы медведей на овес отмечаются в конце июля — начале августа, в период молочной спелости этого злака, интенсивное же посещение овсяных полей начинается с середины августа и продолжается до уборки урожая.

Лучше всего для этой охоты подходят небольшие овсяные поля, расположенные в лесу, либо те части большого поля, которые длинными языками вдаются глубоко в лес. В подобных местах медведь чувствует себя безопаснее, а потому выходит на кормежку раньше и чаще. Место для устройства засидки выбирается вблизи наиболее вероятных выходов медведей. Определить его нетрудно по вытоптанным на опушке леса тропам зверей, примятому и обсосанному овсу. Особенно хорошим местом для устройства засидки всегда является та часть поля, к которой примыкают вершина или край лога, оврага, ключа, а также угол поля.

Засидку можно устроить на земле, например в группе деревьев или кустах, растущих на поле невдалеке от кромки леса, в зарослях иван-чая, малины или крапивы на опушке, однако предпочтительнее устраивать на дереве лабаз, с которого лучше обзор и слышимость, да и причуять человека зверю труднее.

Если не удалось построить лабаз заблаговременно, это можно успеть и в день охоты, но утром, чтобы к вечеру выветрился запах человека. Для лабаза требуется 5–6 трехметровых жердей толщиной с оглоблю: одна — для ног, 2–3 — под сиденье, одна — для опоры спины и одна — для опоры руки и ружья во время прицеливания. Вырубать их лучше подальше от места засидки. Жерди надежно привязывают к ветвям и стволу дерева веревкой или проволокой. Высота устройства лабаза зависит от достоинств выбранных деревьев, но обычно не превышает 3 м. Сучья, мешающие обзору, обрубают или подрубают так, чтобы они повисли, освободив нужное пространство. Дерево для лабаза выбирают с таким расчетом, чтобы с него были хорошо видны не только поле с правой и левой сторон, но и подходы (тропы зверей) к нему. Из-за плохого выбора места засидки охота часто заканчивается неудачно. Случается, например, что сидящий на лабазе охотник не может увидеть близко подошедшего зверя только потому, что медведя закрывает растущая на кромке поля группа деревьев. А тот, почуяв человека вблизи, как правило, останавливается и так же неслышно, как вышел, возвращается в лес. После этого можно просидеть на лабазе хоть всю ночь — осторожный зверь больше не появится.

Вообще же на месте охоты целесообразно устраивать несколько лабазов на одном или разных полях, чтобы можно было менять засидку в зависимости от направления ветра и конкретных других условий.

Занимать лабаз нужно не позднее 4–5 ч пополудни, так как в местах, где зверей много, они выходят на кормежку за час, а то и больше до захода солнца. Подходить к лабазу следует тихо, серединой поля, а не кромкой, беря прямое направление к месту засидки. Поскольку медведь обладает хорошим слухом и чутьем, сидеть на лабазе надо, как говорится, мертво, нельзя двигаться, кашлять, курить. Более того, в день охоты не рекомендуется пользоваться мылом с сильным и стойким запахом, одеколоном и т. п.

Обычно медведь подходит к полю неслышно. Несмотря на громадный вес, редко хрустнет под его лапой сучок или валежина. О близком присутствии зверя можно догадаться лишь по трескотне потревоженных дроздов и зарянок, устроившихся на ночлег в густом ельнике или подлеске. Почти всегда появление медведя на поле бывает для охотника неожиданным. Казалось, только что смотрел в эту сторону, на мгновение отвернулся, а медведь уже стоит, прислушиваясь, в овсе. Охотнику поэтому надо все время быть готовым к выстрелу.

Причуяв охотника, сидящего на лабазе или в засидке, медведь либо, как мы уже говорили, сразу тихо уходит, либо некоторое время выражает неудовольствие присутствием человека: фыркает, сопит, втягивая в ноздри воздух, ломает валежник, клацает зубами, но не показывается стрелку на глаза. Реакция медведя, который, выйдя на поле, услышал человека, выдавшего себя неосторожным движением, щелчком курка, предохранителя, бывает мгновенна: два-три больших прыжка — и зверь в лесу. Надеяться после этого на удачную охоту можно лишь в случае, если на поле ходит несколько зверей.

Охоте из засидки благоприятствует ясная, безветренная погода. В сильный дождь или после только что прошедшего ливня медведь на овес идет плохо. Осторожному зверю, очевидно, мешает сильный шум от падающих с деревьев капель. В ненастную погоду медведи если и выходят кормиться, то в основном с наступлением темноты, причем предпочитают кромки больших овсяных полей с примыкающими к ним луговинами, где меньше шума.

Бывает, что овес в день охоты оказывается убранным. Однако если техника уехала с поля до вашего прихода, отчаиваться, что сорвалась охота, не следует. «Медведь-то ведь не знает, что убран овес», — решил однажды находчивый охотник, попав в подобную ситуацию, и убил крупного медведя, вышедшего на стерню.

Некоторые охотники сидят на лабазе не только в вечернее (светлое) время, но и ночью. В большинстве случаев такое долготерпение себя не оправдывает. Августовские и сентябрьские ночи слишком темны, чтобы можно было сделать прицельный выстрел, разве что почти в упор, но подобная возможность выдается редко.

Для стрельбы с лабаза лучше всего подходит охотничье нарезное оружие калибра 8–9 мм (штуцер, карабин), а с оптическим прицелом из такого оружия хорошему стрелку можно сделать по медведю верный выстрел на расстоянии до 100–150 м. Учитывая крепость зверя на рану и трудность стрельбы в вечернее время, из гладкоствольного охотничьего оружия не следует стрелять далее 30–40 шагов.

Успех медвежьей охоты, кроме всего сказанного, зависит от того, есть ли у вас работающие по подранку собаки, так как даже серьезно раненный зверь уходит порядочно и найти его без собак зачастую невозможно. Собаки необходимы и из соображений безопасности, когда преследуешь медведя-подранка. Разыскивать же раненого зверя ночью, тем более без собак, ни в коем случае нельзя.

Другой, не менее интересный способ — охота на овсах с подхода. Заключается она в том, что охотник вечером или рано утром обходит поля, где кормятся медведи, и, увидев зверя, начинает его скрадывать. Предпочтительнее все же делать это с утра, так как зверь, пробыв долгое время на поле и увлекшись едой, бывает менее осторожен, да и стрелять его легче — с каждой минутой становится светлее.

При утренней охоте скрадом охотник уже до рассвета в поле. Часто останавливаясь и прислушиваясь, бесшумно двигается он в темноте против ветра. Но вот донеслось чавканье и характерный свистящий звук обсасываемых медведем метелок овса. Дрогнуло и сильнее забилось охотничье сердце. Небо на востоке посветлело — можно подходить. С каждым шагом отчетливее слышны звуки медвежьего пиршества и все громче кажется стук собственного сердца, шорох задеваемых овсяных стеблей, хруст под ногами. Уже хорошо видна темная двигающаяся туша, но стрелять далековато, и охотник, согнувшись, продолжает путь. Вдруг зверь, почуяв неладное, перестает кормиться, встает на дыбки, озирается, подставив грудь. Тогда-то и гремит выстрел.

Заметим, что на охоте скрадом большое значение имеет правильный выбор одежды. Она должна быть легкой, защитного цвета и не шуметь при соприкосновении со стеблями и листьями растений, ветками кустарников. Лучше всего этим требованиям отвечает шерстяная или хлопчатобумажная армейская форма (брюки и гимнастерка). А из обуви годятся кеды.

В Архангельской области местные жители охотятся на медведя с подхода на сыроватых лугах, моховых болотах. Зверей привлекает растущий здесь в изобилии шпажник — растение из семейства ирисовых, клубни которого имеют сладковатый вкус, а также лапчатка прямостоячая (калган) с коричневым клубнеобразным корневищем. На таких болотах медведь кормится даже днем, весь мох бывает содран могучими когтями зверя. Местами болото напоминает плохо вспаханное поле. Насытившись, зверь тут же ложится, так что случаи добычи медведей на лежке не редкость. По свидетельству охотников Каргопольского района Архангельской области, на одно болото иногда приходят несколько медведей. Они бывают так увлечены выкапыванием клубней и корневищ, что подпускают стрелка вплотную. Здешние охотники считают, что зверь, наедаясь клубней шпажника, как бы дуреет и становится поэтому менее осторожным.

Весной, летом и осенью в тех местах, где медведи задирают домашний скот, на них охотятся из засидки на падали. Задрав корову на открытом месте, зверь часто утаскивает ее в чащу — в ельник, низину, густо заросшую ольшаником. Лабаз устраивают не далее 15–20 м от растерзанной туши. Делают это с большой предосторожностью, так как насытившийся медведь, случается, далеко не уходит, ложится где-нибудь рядом. Жерди вырубают подальше от места охоты, работают как можно тише. Лабаз располагают с таким расчетом, чтобы лежащая падаль была хорошо видна, мешающие обзору сучья срезают и уносят. Охотятся в те вечера и ночи, когда ветер тянет от трупа в сторону охотника. Медведь, перед тем как выйти к убитому животному, обходит место своего пиршества кругом, чтобы убедиться в безопасности. Запах падали мешает ему учуять сидящего в засидке стрелка. Жрать зверь приходит ночью, редко в сумерках, почему стрельба и трудна. Большое подспорье на этой охоте — хороший фонарь, который включают в момент выстрела. Электрический фонарь или лампу-фару прикрепляют к стволам ружья. Лучше это сделать заранее и так, чтобы ось прицеливания попала в центр освещенного круга. На лабаз садятся не менее чем за час до захода солнца.

До того как медведи залягут в берлогу, на них, особенно в районах Сибири и Дальнего Востока, охотятся также с собаками лайками. Тут главное зависит от рабочих качеств собак: они должны быть вязкими и злобными к зверю. Найдя медведя, лайки должны держать его на месте, пока не подоспеет охотник, который делает выстрел с близкого расстояния.

Одна из самых захватывающих медвежьих охот — на берлоге. В центральных и северо-западных областях России медведи залегают в берлоги во второй половине ноября, по народному поверью — в Михайлов день (21 ноября). Пока не выпадут большие снега и не установятся сильные морозы, зверь лежит очень чутко и при малейшей тревоге может покинуть облюбованное место. Поэтому в средней полосе к поиску берлоги лучше приступать не ранее середины декабря. Однако район будущей лежки можно определить еще осенью по следам, которые медведь оставляет по чернотропу, во время зазимков, а также первому зимнему снегу. В большинстве же случаев хитрый медведь старается залечь до наступления зимы, чтобы не оставить следа на белой тропе.

Верным признаком подготовки берлоги служат содранные пласты мха, заломанный молодой ельник, ободранное с сухостойных деревьев корье, которые используются медведем для утепления своего зимнего жилища. В лесах средней полосы медведь любит устраивать берлоги по краям обширных моховых болот, на островах леса среди них, вблизи захламленных лесных логов и оврагов где-нибудь под еловой «выскотью», то есть под корнями или ветвями поваленной ветром ели или наваленными друг на друга деревьями. В горных районах Сибири, Дальнего Востока зверь часто располагается на зиму в пещерах, расселинах, непроходимых зарослях кедрового стланика.

Зимняя охота на медведя производится двумя способами: непосредственно на берлоге и облавой. В первом случае стрелки подступают к берлоге и занимают места для стрельбы в непосредственной от нее близости. Подходить надо очень осторожно, так как неразлежавшийся зверь иногда выскакивает, прежде чем охотники изготовятся к выстрелу. Как правило, один из охотников встает прямо против чела берлоги, остальные — несколько с ее боков и сзади, чтобы не упустить зверя, если он вздумает пробить новый лаз. Когда охотники, сняв лишнюю одежду, лыжи, станут на места и приготовятся к стрельбе, руководитель охоты (егерь, окладчик) спускает со сворки собак. В одних случаях после поднятого шума и лая собак медведь мгновенно выскакивает из берлоги, в других делает это крайне неохотно, так что приходится выгонять зверя из убежища при помощи шеста и даже холостого выстрела.

В большинстве случаев такая охота происходит в крепком, с ограниченным обзором месте, поэтому каждому охотнику надо быть предельно собранным и внимательным и стрелять только в том направлении, которое обговорено заранее. При охоте на берлоге желательно участие не более 4 человек.

Зимняя охота облавой требует участия большого количества людей (от 50 до 100 и более — в зависимости от величины оклада), поскольку зверя выставляют на стрелковую линию, находящуюся на значительном удалении от берлоги. Оклад представляет собой форму треугольника. В основании его (задняя стена оклада) с интервалом в 40–50 шагов ставят «кричан», которые шумом и криком должны послать зверя в сторону стрелковой линии. По сторонам треугольника располагаются «молчуны» (немая стена), чья задача — «по-тихому» (достаточно лишь слегка пошевелиться) направить приближающегося медведя обратно в оклад, не дать ему прорваться через фланги. В вершине треугольника (всегда под ветром!) размещают стрелков.

Когда все участники охоты расставлены, «кричаны» по сигналу окладчика поднимают шум и поддерживают его, никуда при этом не двигаясь, до сигнала отбоя. Окладчик же вместе с наиболее опытными охотниками (ершами) и с собаками входит в круг, чтобы поднять медведя из берлоги.

При благоприятном направлении ветра лучшим стрелковым номерам оказывается «пята», то есть место, которым зверь вошел в круг. Стрелки на номерах должны стоять мертво, хорошо замаскировавшись, напускать зверя как можно ближе.

Вот как ярко и красочно описывает В. А. Блинтер в одном из номеров журнала «Природа и охота» за 1897 год эту классическую русскую охоту: «Быстро поставив немую стену, я вернулся на свое место, приготовил ружья и, установившись, стал осматриваться. Я стоял на перемычке.

Передо мной, в группе развесистых, отдельно раскинутых сосен с опушкой низкорослого редкого молодняка сходились три красивые прогалины, в просвете которых темнели высокие одиночные ели среди зиявшей в глубине чащи. Мрачно и уныло из этой глубины зияла серая косматая бездна и немо хранила тайну лежавшего богатыря… Тихо… Но вот раздался выстрел, и дружные голоса, волной переливаясь от центра к краям, разом подхватили и выросли в море звуков, огласивших лес… Прошло несколько томительных минут… Вдруг среди собачьих голосов вырвался глухой, неясный рев. Лихо и злобно залились собаки и переместились левей… Вот несколько отчаянных голосов на левом крыле последних молчунов слились с ближайшими крикунами и снова затихли, отвернув, по-видимому, зверя… Собаки, разом перерезав глубину, ударились вправо от берлоги и повели вдоль линии мха. „Ах, если б молчуны, затаившись, напустили ближе: пошел бы по стене сюда“, — подумал я. Но не тут-то было: едва зверь показался против них, как они… зашевелились, закашляли. Чуткий зверь тотчас обернулся и, описав дугу, загнул на левое крыло молчунов. Ближе, ближе. Впереди что-то треснуло. Левее дрогнули елки. Перед ними чуть слышно, умело шевельнулся коренастый солдат, и в этот самый миг, как раз против меня, выросла профилем огромная фигура бурого медведя. Он выдвинулся в просвет и, круто извернувшись в опушенной прогалине, струной потянул на меня. Я замер, как изваянный, спокойно и смело напуская… Чисто: ни сучка, ни ветки впереди…! Я прицелился. Раздался выстрел. Зверь, сунувшись головой в снег, моментально поднялся и, растопырив свои страшные когти, схватил себя передними лапами за голову и, шатаясь, заплясал, закружился на задних… Я снова выстрелил… Ахнул зверь и, грудью опустившись наперед… заложивши уши, ринулся ко мне… Глаз не спуская с него, я машинально выпустил из левой руки штуцер, а правою одновременно схватил другой, запасной, и положительно в упор влепил ему в самое ухо. „Бурько“ сунулся и опрокинулся на бок».

Охоту облавой чаще проводят в начале зимы, когда зверь не облежался либо был стронут с берлоги, вновь обложен и лежит на слуху, а также когда точное место нахождения берлоги неизвестно.

Есть много других, применяемых только в отдельных районах России-матушки местных способов охоты на бурого медведя. Например, охота скрадом на солнцепеках после выхода зверей из берлог — на Алтае, из засидки и скрадом при нересте лососевых рыб — на Камчатке.

Поскольку непредвиденная встреча с медведем может случиться на любой охоте (скажем, на рябчика, глухаря, тетерева, белку и т. д.), а отстрел зверей разрешен только по специальным разрешениям (лицензиям) и в определенные сроки, начинающему охотнику, чтобы не нарушить эти правила и избежать опасной ситуации при встрече с медведем, надо знать, как себя вести в подобных случаях.

Чаще всего столкновения происходят при встрече с медведицей, имеющей детенышей. Зверь и тут обычно избегает прямого нападения на человека, однако, беспокоясь за малышей, старается отпугнуть его, демонстрируя угрозу, делает выпады в сторону охотника, бьет лапами по земле, рыкает. Охотнику не надо показывать виду, что он боится. Следует либо остановиться и ждать, когда медведица уведет медвежат (делает она это с достоинством), либо, осторожно пятясь или отходя в сторону, самому удалиться от места встречи. Увидев медвежат одних, ни в коем случае нельзя к ним подходить, тем более пытаться ловить. Находящаяся неподалеку «мамаша» не простит подобных шалостей.

С одиночным зверем можно столкнуться совсем неожиданно, как говорится, нос к носу: на повороте лесной дороги или медвежьей тропы, в малиннике или черемушнике, у падали, да, собственно, где угодно. В большинстве подобных ситуаций медведь, рявкнув, убегает. Однако, если он этого не сделал и демонстрирует угрозу, надо поступать так же, как только что описано, даже когда зверь направляется, делает прыжок в вашу сторону; в последний момент медведь обычно все-таки сворачивает, уступая человеку дорогу. Остановить, напугать медведя помогает громкий крик или выстрел в воздух.

Биолог-охотовед Э. М. Леонтьев, долгое время проработавший в самых медвежьих местах Иркутской области и не раз встречавшийся с этим зверем, в своем интересном очерке «Три роковых медведя» (журнал «Охота и охотничье хозяйство», 1984, № 7) отмечает, что «нормальный медведь не опасен. Летом ему корма хватает, а зимой он сладко спит. Шатуны, подранки и тому подобное — это все особые случаи, когда зверь в экстремальной ситуации. Тут действует не медвежья природа, а природа ситуации».

В том же очерке автор так описывает одну из своих встреч с «роковым» медведем: «Иду потихоньку вперед, прислушиваюсь к редкому потрескиванию веток под ногами напарника… Поворачиваюсь и вижу… метрах в восьмидесяти бесшумно несется медведь! Прямо в мою сторону! Не сворачивает! Вот тебе и не нападают медведи летом… Мушка, словно брошка, прилипла к груди медведя… Но я оплошал. Палец привычно давит на спуск, а тот не поддается. Ясно! Забыл про предохранитель… Одно движение большого пальца — и все в порядке… Приходится рывком возвратить мушку на место и… прежде чем успеваю нажать на спуск, вижу — зверь резко отворачивает. В сторону! Несется уже, не разбирая дороги, с шумом и треском. Слава моей оплошности! Слава забытому предохранителю! Со спокойной совестью и чистой душой положил бы я этого мишку в двадцати шагах и признал бы бесспорным факт летнего нападения медведя на человека. В пяти шагах от того места, где я стоял с поднятым карабином, метровые борозды на земле. Это медведь резко затормозил, сворачивая от меня…»

Не рекомендуется при встрече и особенно при демонстрации медведем угрозы поворачиваться к зверю спиной, тем более от него бежать. Выдержка и хладнокровие должны быть основой поведения человека при столкновении с медведем.

Каждому, охотящемуся на медведя, следует твердо помнить: ранил зверя — обязательно добери. Раненый медведь, убежавший от вас, может стать впоследствии опасным для других людей. А ему, если говорить о конечном результате, надлежит стать не чем иным, как охотничьим трофеем. Впрочем, отнюдь не только медведю…

Охотничьи трофеи, их обработка и оценка

Охотничий трофей — это прежде всего память об удачной охоте. Но вместе с тем — это и своеобразное свидетельство умелости охотника, повышающее его авторитет в кругу знатоков, подтверждение его профессионального класса, показатель того, «кто есть кто» в негласной табели охотничьих рангов. Соответствующим образом обработанный и изготовленный (например, чучела зверей и птиц, укрепленные на специальных подставках, рога диких копытных животных, клыки кабана) такой трофей служит украшением квартиры, может стать даже произведением искусства, а снабженный этикеткой с указанием места и времени добычи животного, размеров и массы зверя нередко представляет и большой интерес для биолога, историка, краеведа.

За рубежом охотничьи трофеи служат объектом соревнования между охотниками, в последнее время делается это и у нас. Вообще же, трофейное дело в нашей стране начало развиваться сравнительно недавно. «Временное положение об охотничьих трофеях, добытых на территории СССР» было введено лишь в 1967 году. В соответствии с ним к охотничьим трофеям, которые демонстрируются и оцениваются на выставках, конкурсах и смотрах, относятся рога диких копытных животных, клыки кабана, череп и клыки кабарги, черепа бурого медведя, волка, рыси, шкуры крупных хищных зверей. Качество трофея в значительной мере зависит от правильной и тщательной его обработки. И тут надо дать некоторые рекомендации.

Рога оленей, баранов, козлов, антилоп вместе с лобной костью отпиливают от черепа так, чтобы линия отреза проходила впереди ушей и через середину глаза. Эту операцию следует выполнять очень аккуратно, чтобы не испортить трофей. Лобную кость, оставшуюся с рогами, отрезают с некоторым запасом, так как при дальнейшей обработке ее нужно выравнивать. Рога косуль от черепа не отпиливают, а обрабатывают вместе с ним. С лобной кости удаляют кожу и мясо, для чего ее вываривают, погружая в котел так, чтобы вода доходила до венчиков рогов или до начала роговых чехлов. Через 15–20 мин после кипения воду меняют. Так повторяют до тех пор, пока шкура и мясо не станут легко отделяться от кости. Затем лобную кость (а у косули череп без нижней челюсти) тщательно очищают и отбеливают перекисью водорода, оборачивая ватой, обильно смоченной этим препаратом, и спустя несколько часов просушивают.

Подставку-медальон для рогов лосей, европейских благородных оленей, маралов, изюбров, ланей, косуль, козлов, баранов и сайгаков принято делать из доски дерева твердой породы толщиной до 2,5 см овальной формы или в виде щита (соотношение ширины к длине 1:1,5). Поверхность подставки полируют, затем обрабатывают маслом или бесцветным лаком, подчеркивая естественный рисунок древесины.

Чтобы извлечь клыки кабана из челюстей, надо отпилить часть морды зверя так, чтобы линия отпила проходила между глазами и клыками. Затем отпиленную часть целиком погружают в котел с холодной водой, доводят до кипения и на медленном огне варят около 3 ч. Затем челюсти вынимают из котла и, не давая им остыть, извлекают клыки. С верхними клыками это получается легко, а нижние сначала на 3–5 см вытягивают вперед, потом вскрывают челюстные кости с задней стороны, освобождая клыки. Чтобы клыки не растрескивались, их заполняют воском, а сверху натирают воском же или парафином. На медальоне клыки кабана располагают симметрично: в центре — верхние клыки, по бокам — нижние и крепят кольцами из полированного цветного металла.

Мы привели лишь отдельные примеры обработки охотничьих трофеев. Тому, кто решит всерьез заняться этим интересным и трудным делом, нужно, конечно же, познакомиться со специальной литературой, посоветоваться со сведущими людьми.

А теперь несколько подробнее поговорим об оценке охотничьих трофеев. Разумеется, это дело специалистов, но и охотник должен иметь представление, какого же качества трофей он добыл. Оценка трофеев ведется по балльной системе, учитывающей целый ряд параметров (например, при оценке рогов принимаются во внимание их длина, толщина, масса, число отростков и др.).

Оценка рогов лося производится по 6 показателям (с применением коэффициентов). Окружность обоих стволов измеряют на расстоянии 4 см от розетки, результаты складывают, а полученную сумму умножают на коэффициент 1,0. Длину лопат определяют по задней (выпуклой) поверхности между впадинами наиболее удаленных отростков. Данные измерения каждого рога складывают и среднюю величину умножают на коэффициент 1,0. Ширину лопат измеряют в самом широком месте, посредине впадин между отростками, итоги суммируют и среднюю величину умножают на коэффициент 2,0. Длину отростков определяют измерением каждого отростка от середины его основания до конца. Полученную сумму всех промеров делят на число отростков, находя тем самым их среднюю длину. Если она менее 5 см, то будет 0 баллов, если же она более 5 см, то начисляют от 5 до 15 баллов. За каждый отросток в двух лопатах свыше 10 см дается надбавка по 1 баллу (например, за 13 см — 3 балла, за 15 см — 5 баллов и т. д.). Размах рогов определяется максимальным расстоянием между отростками (в см), результат умножают на коэффициент 0,5. За массу рогов, их симметричность, красоту может быть начислено не более 15 баллов. При общей оценке рогов экспертная комиссия имеет право надбавить к общей сумме или снять за большую разницу в длине отростков от 0 до 5 баллов, за асимметричность лопат или стволов — от 0 до 3 баллов. Результаты обмеров суммируют. За общую оценку в 300 баллов и выше на международных выставках присуждается золотая медаль, за 275–299,9 — серебряная, за 260–274,9 — бронзовая.

Оценку рогов благородного оленя ведут по 14 показателям. Длину рогов определяют измерением правого и левого стволов от верхней части венчика до самого длинного отростка по внешней стороне и среднюю величину умножают на коэффициент 0,5. Длину первых надглазничных отростков складывают, результат делят пополам и средний итог умножают на коэффициент 0,25. Если между первыми надглазничными и подкоронными отростками имеются вторые надглазничные, то за каждый из них начисляют по 1 баллу. Длину каждого подкоронного отростка складывают и среднюю величину умножают на коэффициент 0,25. Толщину рогов измеряют в самом тонком месте над первым отростком и между короной и подкоронником. Сумму окружностей правого и левого рога умножают на коэффициент 1,0. Массу рогов, определяемую с точностью до 0,1 кг, умножают на коэффициент 2,0. Развал рогов измеряют по наибольшему расстоянию между правым и левым стволами и вычисляют отношение этого расстояния к средней длине рогов. Если это отношение менее 60,01 %, баллы не начисляют, за отношение от 60,01 до 70 % дается 1 балл, от 70,01 до 80 % — 2 балла, от 80,01 и более — 3 балла. За каждый отросток на обоих рогах дают 1 балл. За надочник (отросток между надглазничным отростком и подкоронником) начисляют 1 балл. Утолщение у основания рогов, называемое венчиком или ризой, измеряют по окружности каждого, результаты суммируют и среднюю величину умножают на коэффициент 1,0. За корону начисляют до 10 баллов, причем за 5–7 коротких отростков дают 1–2 балла, то же число средних отростков — 3–4 балла, 5–7 длинных отростков — 4–5 баллов, 10 и более длинных отростков — 9–10 баллов. Кроме того, за цвет рогов может быть прибавлено до 2 баллов, за жемчужность (чешуйчатость и бугристость у венчика) — столько же и т. д. Сломанные или деформированные рога теряют не более 3 баллов. Когда общая сумма составляет 210 и более баллов, присуждается золотая медаль, 190–209,9 балла — серебряная, 170–189,9 балла — бронзовая.

Оценка рогов косули значительно проще, чем благородного оленя. Среднюю их длину измеряют по каждому стволу от основания до конца верхнего отростка, полученную сумму (в см) делят пополам и умножают среднюю длину на коэффициент 0,5. Рога взвешивают с точностью до 1 г; если они находятся на целом черепе, то в зависимости от его размера вычитают 65–90 г; итог умножают на коэффициент 0,1. Объем рогов определяют, погружая их до розеток в сосуд с водой и умножая объем вытесненной воды (в см) на коэффициент 0,3. Развал рогов измеряют в месте наибольшего расстояния между стволами или между верхними отростками рогов. За слишком узкий или широкий развал (менее 30,01 % и более 75,01 % средней длины стволов) баллы не начисляются. Развал от 30,1 до 35 % средней длины стволов оценивается 1 баллом, от 35,01 до 40 % — 2, от 40,01 до 45 % — 3, от 45,01 до 75 % — 4 баллами. За цвет рогов начисляют максимально 4 балла: светлые — 0, желтые или светло-коричневые — 1, коричневые — 2, темно-коричневые — 3 и темные, почти черные, — 4 балла. Жемчужность поощряется надбавкой до 4 баллов, так же оцениваются розетки рогов. За концы отростков дополнительно может быть начислено не более 2 баллов, за правильность и красоту рогов — не более 5. Когда конечный результат составляет 130 и более баллов, рогам косули присуждают золотую медаль, 115–129,9 — серебряную, 105–114,9 балла — бронзовую.

Оценку клыков кабана ведут по их длине и толщине. Длину измеряют по внешнему изгибу от основания до острия с точностью до 1 мм. Средняя длина левого и правого нижних клыков умножается на коэффициент 1,0. Ширину клыков определяют штангенциркулем в самом широком месте. Средняя ширина левого и правого нижних клыков умножается на коэффициент 3,0. У верхних клыков измеряется только максимальная длина окружностей, суммарный результат умножают на коэффициент 1,0. За симметричность и правильное строение клыков может быть дополнительно начислено до 5 баллов, за их недостатки — снижено не более чем на 10 баллов. Общая сумма, начиная со 120 баллов, оценивается золотой медалью, 115–119 — серебряной, 110–114 — бронзовой.

Оценка черепов хищных зверей (волка, медведя, рыси, дикой кошки и др.) делается по единой шкале и одной и той же методике. Штангенциркулем по главной оси (без нижней челюсти) измеряют длину и умножают полученный результат на коэффициент 1,0. Наибольшую ширину определяют по наскулевым дугам перпендикулярно главной оси черепа, итог умножают на тот же коэффициент. Начиная с оценки в 55 баллов, черепу бурого медведя присуждается золотая медаль, 53–54 — серебряная, 51–52,9 — бронзовая. Для черепа волка те же результаты составляют 41, 39–40,9 и 36–38,9 балла.

Оценка шкур волков, медведей, рысей, диких кошек предполагает измерение их длины (от мочки носа до корня хвоста) и ширины в самом узком месте (перпендикулярно средней линии тела). Затем полученные данные перемножают, а итог делят на коэффициент 100.

Как видим, обработка и оценка трофеев не так уж и просты. Но, как говорится, был бы трофей, а остальное дело техники. Прежде, понятно, нужно добыть зверя. И тут порой не обойтись без верного четвероногого помощника — охотничьей собаки…

Глава III Охотничьи собаки

Основные породы охотничьих собак

Старая, всем известная и без счета подтвержденная жизнью истина: собака друг человека. Ну а для охотника собака — еще и добытчица, защитница, бывает, и спасительница, наконец, порой единственная рядом живая душа — у лесного костра или в таежном зимовье.

Все охоты по-своему интересны, но те, что с собакой, — особенно. Дело не только в том, что большинство охот с собакой заканчиваются успешнее, а многие без нее просто невозможны, но и в том, что, общаясь с «братом нашим меньшим», вы всегда найдете, с кем разделить горечь неудачи, если уж так случилось, и, конечно же, в полной мере радость успеха. Ведь собака, хоть и бессловесна, но понимает хозяина и умеет выразить свои чувства.

Выбрать собаку, ее породу надо, как говорится, по себе и своему делу. Тут многое определяется не только вашей приверженностью к какому-то определенному виду охоты, но и вашим характером, эмоциональным складом, привычками, представлениями о красоте, поскольку в общении с собакой уместно даже и такое понятие, как психологическая совместимость. Наконец, надо учитывать состояние своего здоровья, бытовые условия. Скажем, в городской квартире трудно содержать, еще труднее подготовить к охоте гончую или борзую. Наоборот, тому, кто живет на селе в непосредственной близости от охотничьих угодий, держать эти породы, да и лаек несложно. Вот и вынужден иной охотник-горожанин расставаться со своим питомцем, чтобы не превратить его в «диванное» животное. То же приходится делать заядлому гончатнику, если по какой-то причине подводит слух или здоровье не позволяет переносить значительные физические нагрузки. Словом, выбирая породу, следует хорошенько поразмыслить, какая вам больше подходит.

А вообще современные породы охотничьих собак в нашей стране принято делить на несколько основных групп: лайки, гончие, легавые, спаниели, норные и борзые. Охарактеризуем кратко каждую из этих пород.

Лайки

Лайки — средней величины собаки, очень выносливые, приспособленные к содержанию на воздухе в самых суровых климатических условиях, энергичные, обладающие сильно развитыми слухом, зрением, обонянием и охотничьим инстинктом. Шерсть у них с довольно длинным и густым остевым волосом и густой мягкой подпушью. Голова клинообразная, глаза темные с косым разрезом, уши стоячие, хвост загнут кольцом. Высота в холке не много больше, чем в крестце. Типичный ход на охоте — галоп, перемеживающийся рысью. У большинства лаек уравновешенный характер, к человеку незлобливы.

Русско-европейская лайка — собака среднего роста, с так называемым квадратным форматом туловища. Высота в холке у кобелей — 52–58, у сук — 50–56 см. Наиболее типичный и предпочитаемый для породы окрас — черный с белыми отметинами, черно-пегий или белый с черными отметинами. Встречаются черно-подпалый, белый, серый, серо-пегий и бурый. А вот рыжий и рыже-пегий окрасы нехарактерны. Крап цвета основного окраса допустим на ушах и ногах. Лайки этой породы хороши для охоты на пушных зверей (белка, соболь, куница), копытных (лось, кабан), бурого медведя, а также на боровую дичь.

Западносибирская лайка — несколько крупнее предыдущей, крепкой и сухой конституции. Высота в холке у кобелей — 54–60, у сук — 52–58 см. В сравнении с русско-европейской имеет удлиненную форму туловища. Форма головы — острый клин. Скулы не развиты. Наиболее распространенный и желательный окрас — белый, зонарно-серый, серо-пегий, зонарно-рыжий и рыже-пегий, допускаются черный и черно-пегий. Характер спокойный, уравновешенный. Используются на тех же охотах, что и предыдущая порода. Особенность же этих лаек в том, что они охотно идут в воду и бывают хорошими утятницами.

Восточносибирская лайка — самая крупная из лаек, достигающая в холке 55–63 см. Правда, пока еще порода окончательно не сформирована, стандарт временный. Эти лайки хорошо работают по пушному зверю, медведю, копытным животным, очень выносливы.

Карело-финская лайка — самая мелкая в данной группе. Высота в холке у кобелей — 42–48, у сук — 40–46 см. Общий формат туловища — почти квадратный. Голова сухая, при взгляде сверху клинообразная. Длина морды короче черепной коробки. Скулы хорошо развиты. Окрас только рыжий разных оттенков. Допускаются чернота на морде и белые отметины на груди и лапах. Рыжая масть очень красит собак, они выглядят эффектно, особенно на снегу, но, бывает, на охоте их путают с лисицами. Эти лайки очень темпераментны, подвижны. В чернотроп и по малоснежью хорошо работают по пушному зверю, копытным, бурому медведю, однако на глубоком и рыхлом снегу, а также по утке в крепких болотных зарослях быстро устают.

Гончие

Гончие — одна из любимейших собак русских охотников. Назначение гончих — разыскать зверя или, найдя его свежий след, преследовать, гнать, подавая голос. Охотник, ориентируясь на голос собаки, становится на предполагаемом ходу (лазу) зверя и стреляет его. Раньше охотились с целыми стаями гончих, сейчас — с одной или двумя собаками. Кобелей гончих называют выжлецами, сук — выжловками.

Русская гончая — собака среднего и выше среднего роста, плотного телосложения, с хорошо выраженной, особенно у кобелей, высокопередостью. Высота в холке у выжлецов — 58–68, у выжловок — 55–65 см. Голова клинообразная, с темными косо поставленными глазами и небольшими висячими ушами треугольной формы. Хвост (гон) короткий, толстый у основания и постепенно утончающийся к концу, в спокойном состоянии опущен, в возбужденном слегка поднят, образуя как бы серп. Шерсть — прямая, плотная с хорошо развитым подшерстком: на голове, ушах и ногах — короткая, на туловище — удлиненная и плотно прилегающая. Окрас рыжевато-соломенный (багряный), чепрачный (с черными волосами на спине), серо-багряный. Иногда бывают белесоватые подпалины на морде (подласость), небольшие белые отметины на груди и лапах. Эти собаки хороши для охоты на зайцев и лисиц.

Русская пегая гончая по типу конституции, росту аналогична предыдущей собаке, но отличается от нее менее выраженными высокопередостью и бочковатостью и несколько большими висячими ушами. Шерстный покров такой же, как у русской гончей, однако ость немного короче. Окрас черно-пегий в румянах (с рыжим подпалом), серо- и багряно-пегий. Ноги и хвост белые. Она носит хвост изогнутым, в возбужденном состоянии держит круто поднятым. Используется на тех же охотах, что и русская гончая.

Эстонская гончая — сравнительно мелкая собака, достигающая в холке 45–52 см. Масть черно-пегая в румянах, но встречаются экземпляры с желто-пегим, буро-пегим и чепрачным окрасом. Собаки этой породы нестомчивы, имеют хорошие голоса, работать начинают рано (до годовалого возраста). Лучше всего проявляют себя по малоснежью. Используются для охоты на зайцев, лисиц, косуль.

Латвийская гончая — самая молодая в этой группе (стандарт утвержден в 1971 г.) и самая мелкая (рост в холке от 43 до 48 см). Сложение сухое, легкое. Шерсть короткая и гладкая, подшерсток развит слабо. Окрас — черно-подпалый. В отличие от других гончих не обладает вязкостью, то есть способностью неутомимо, часами преследовать зверя. Латвийскими охотниками эти собаки используются в основном на облавных охотах: найдя в загоне зверя, провожают его с голосом до линии стрелков, а потом возвращаются.

Легавые собаки

Легавые собаки предназначены для охоты на болотную, боровую, полевую и водоплавающую птицу, которую разыскивают, пользуясь хорошо развитым чутьем, и замирают в стойке над затаившейся дичью. По команде охотника собака делает шаг-другой вперед и, подняв птицу, остается стоять на месте или ложится. По команде же разыскивает раненую или убитую добычу и подает ее хозяину.

Английский сеттер (лаверак) — длинношерстная, приземистая собака, сухого типа конституции. Высота в холке у кобелей — 54–62, у сук — 52–60 см. Тело удлиненное. Голова сухая. Хвост прямой или саблевидный, умеренной длины. Остевые волосы длинные, прямые, шелковистые. Окрас — белый с черными, желтыми, оранжевыми и коричневыми мазками, пятнами и крапом. Нередок трехцветный окрас — белый в черных мазках или в крапе, с оранжевым крапом на морде и лапах. Встречаются особи стального окраса, редко — белого. Эти собаки ищут дичь на быстром, стелющемся галопе и очень красивы в бегу.

Шотландский сеттер (гордон) — наиболее крупный представитель собак этой группы. Высота в холке у кобелей — 60–67, у сук — 58–65 см. Формат туловища умеренно растянутый. Голова массивная, с широким лбом, но сухая. Хвост прямой, средней длины. Остевой волос длинный и мягкий. Окрас черный с блестящим отливом и ярко-рыжими подпалинами. Допускаются незначительные белые отметины на груди и на лапах. Типичный поиск на охоте — умеренно быстрый галоп.

Ирландский (красный) сеттер — длинношерстная, высокая на ногах, сухого телосложения собака. Высота в холке у кобелей — 57–65, у сук — 54–62 см. Голова длинная, сухая. Переход от лба к морде плавный. Характерны подтянутые живот и пах, что придает собаке стройность. Остевой волос средней длины, прямой и жесткий. Окрас темно-красный, темно-рыжий. Допускаются небольшие белые отметины на лбу, морде, горле, груди и пальцах. Типичный аллюр в поиске — быстрый короткий галоп.

Пойнтер — короткошерстная рослая собака. Высота в холке у кобелей — 57–65, у сук — 54–63 см. Голова сухая с сильно развитыми надбровными дугами. Переход от лба к морде резко выражен. Морда тупая. Хвост (прут) короткий, посажен высоко. Окрас очень разнообразен: черный, кофейный и палевый, бывает с темными пятнами на груди, морде, горле, концах ног или двухцветный: черно-, кофейно-, красно- и желто-пегий. Пойнтер очень податлив к дрессировке и натаске, имеет дальнее чутье, твердую стойку, азартен в добыче. Характерный аллюр в поиске — карьер и энергичный галоп. Порода пользуется огромной популярностью как у нас в стране, так и за рубежом.

Немецкая короткошерстная легавая получила у нас распространение после Великой Отечественной войны. Это крепкие, но сухого телосложения собаки. Высота в холке у кобелей — 62–66, у сук — 52–63 см. Морда с горбинкой, живот подобран. Хвост купируется. Окрас кофейный всех оттенков, нередко с проседью. Допускается (нежелателен) белый окрас с мелкими пятнами. Шерсть длиннее и жестче, чем у пойнтера, поэтому легче переносит холод. При охоте в зарослях и болотистых топях более вынослива, чем английские легавые.

Немецкая жесткошерстная легавая получила распространение в нашей стране за последние три десятилетия. Тип конституции — крепкий, сухой. Высота в холке у кобелей — 62–66, у сук — 58–63 см. Хвост купируется. Шерсть длинная, жесткая, образующая на морде своеобразные «бороду» и «усы», хорошо защищает собак от холода, зноя, жесткой травы, колючек, укусов кровососущих насекомых. Окрас кофейный или кофейно-пегий с крапом, кофейный с проседью, иногда серебристо-серый. В поиске — умеренно быстрый галоп, временами переходящий в быструю рысь. Эти собаки хорошо работают по различной пернатой дичи в самых тяжелых условиях и больше всего используются при охоте на уток в крепких местах.

Длинношерстная немецкая легавая — наименее распространенная у нас порода континентальных легавых. Это собака крепкого телосложения. Высота в холке у кобелей — 62–66, у сук — 57–64 см. Хвост купируется. Остевой волос жестковатый, длинный, волнистый. Окрас кофейный, кофейно-пегий с крапом, кофейный с проседью. Обладает флегматичным характером, неторопливым ходом в поиске.

Спаниели

Спаниели — группа небольших, приземистых и растянутых собак крепкого сухого типа конституции (стандарт введен в действие с 1981 г.). Голова сухая, длинная, с выраженным переходом от лба к морде. Уши висячие, широкие и длинные. Высота в холке у кобелей — 35–44, у сук — 36–42 см. Шерстный покров длинный, мягкий, прямой или слегка волнистый. Окрас черный, коричневый, рыжий, пегий, трехцветный тех же цветов, черный с рыжими подпалинами. Хвост купируется. В поиске ходит легким галопом. Стойки, как легавая, не делает. Все спаниели любят воду, охотно плавают и даже ныряют. Многие охотники справедливо считают спаниеля универсальной собакой при охоте на пернатую дичь, но особенно на уток. Небольшие размеры, мягкий характер, легкость дрессировки дают очень хорошие возможности содержать этих собак в городских условиях.

Норные собаки

Норные собаки объединяют в своей группе различные породы низкорослых такс и терьеров. Используются при охоте на лисицу, енотовидную собаку и барсука в норах. Работа собаки заключается в том, что она разыскивает зверя в норе и либо выгоняет его оттуда под выстрел охотника, либо загоняет в тупик и облаивает до тех пор, пока на помощь не придет человек, а многие собаки душат зверя в норе и вытаскивают его.

Жесткошерстный фокстерьер — небольшая, но сильная и злобная при работе со зверем собака. Высота в холке у кобелей — 35–40, у сук — 34–39 см. Окрас белый с черными, рыжими или серыми пятнами. Шерстный покров состоит из достаточно длинных, густых, грубых остевых волос, которые на морде образуют «бороду» и «усы». Для придания стандартных форм остевой волос подвергают щипке, называемой триммингом. Подшерсток густой и мягкий. Уши висячие на хряще, маленькие, треугольной формы. Хвост купируется. Собака держит его почти вертикально.

Гладкошерстный фокстерьер отличается от жесткошерстного характером шерстного покрова и более сухим типом конституции, а рост у него такой же. Остевые волосы густые, жесткие, прямые, плотно прилегающие. Голова длинная, сухая. Окрас белый с черными, бурыми и рыжими пятнами. Хвост купируется.

Такса — приземистая, коротконогая, крепкая, с растянутым туловищем собака, очень характерной и симпатичной внешности. Высота в холке у кобелей — от 16 до 27, у сук — от 15 до 20 см. Голова клинообразная, вытянутая, сухая. Уши висячие. По шерстному покрову различают гладко-, жестко- и длинношерстных такс, из которых первые получили у нас наибольшее распространение. Они имеют рыжий, желтый, черный, коричневый, серый, мраморный, пятнистый, тигровый окрас, причем черный, коричневый и серый должны быть с подпалинами. Допускается искривление передних конечностей в запястных суставах, однако в профиль они должны быть прямыми. Пояс передних конечностей в сравнении с задним мощно развит. При работе по зверю эти небольшие собаки отличаются большой настойчивостью, смелостью и агрессивностью. Однако они более благоразумны, чем фокстерьеры: работая по барсуку, они реже получают травмы. Иногда такс используют для преследования зверей по следу с голосом, как это делают гончие.

Борзые

Борзые — одна из самых древних групп пород охотничьих собак. Охотятся с ними без ружья. Выгнанного из леса (острова) на чистое место зверя борзые догоняют и душат. Используют их в основном для охоты на зайца, лисицу, корсака, волка. Случается, что они не могут задушить волка. Охотник в этом случае должен быстро подскакать на лошади к удерживаемому собаками зверю и заколоть его кинжалом. Все борзые крупного роста, длинноногие, с хорошо развитой грудью, сильными и широко поставленными задними ногами, подтянутым животом, с вытянутой головой и мощными челюстями. От далеких предков дошли до нас оригинальные названия статей этой собаки: щипец — морда, степь — спина, черные мяса — мощные мышцы задних ног и т. д.

Русская псовая борзая широко известна в мире своей красотой, резвостью, смелостью, злобностью к зверю. Высота в холке у кобелей — 70–82, у сук — 65–77 см. Уши небольшие, узкие, острым треугольником, затянуты назад вдоль шеи, когда собака спокойна, а если возбуждена — поднимаются на хрящи, их кончики иногда запрокидываются вперед, образуя полустоячее ухо. Хвост (правило) длинный. Будучи спокойной, собака держит его опущенным, в виде сабли, на ходу — поднимает. Шерстный покров — длинный, мягкий, слегка волнистый или в завитке, без подшерстка. Окрас может быть белым, желтым, красным, серым, черным разных оттенков (как сплошной, так и с отметинами), пегий. Мы уже называли основные качества этой замечательной собаки, добавим к ним еще силу, зоркость и способность к резкому броску в момент поимки зверя.

Среднеазиатская борзая (тазы) заметно ниже русской псовой. Высота в холке у кобелей — 60–70, у сук — от 55 до 60 см. Окрас белый, красный и серый всех оттенков, черный, однотонный или пегий. Допустим крап в тон окраса только на ногах и подпалины светло-серые или белесые. Псовина (шерсть) короткая, мягкая, прямая. На нижней стороне правила небольшой подвес. Тазы обладают хорошей резвостью, зоркостью, злобой к зверю, выносливостью и маневренностью при ловле.

Хортая борзая — крупная собака, крепкого, сухого типа конституции. Высота в холке у кобелей — 65–75, у сук — на 4 см меньше. Окрас белый, черный, красный, половый разных оттенков, муругий, сплошной или пегий, тигровый. Допустим крап в тон окраса, приемлема «мазурина» (чернота на морде, ушах и концах конечностей). Шерсть упругая, прямая, длиной до 2,5 см на туловище. Правило длинное, саблевидной формы, конец иногда загнут почти в кольцо, на нижней его стороне возможен небольшой провес. Типичный аллюр: до подъема зверя — мелкая рысь, даже шаг, в преследовании — карьер.

Мы рассказали лишь о некоторых породах охотничьих собак. Конечно, порода — великое дело, но, чтобы она проявилась в полной мере, собаку нужно соответствующим образом содержать и воспитывать.

Воспитание и содержание охотничьих собак

Если вы хотите иметь по-настоящему хорошую собаку, берите ее щенком; заботливо и правильно выращенная и воспитанная, она будет всецело предана вам, да и охотиться удобнее, зная характер и манеру работы своего помощника.

Для приобретения щенка надо обратиться в секцию собаководства общества охотников: там вам дадут необходимые рекомендации и сообщат адрес, где есть подходящие собаки. Желательно, разумеется, чтобы они были породными, с полной родословной о происхождении. Только получив достаточно полное представление о происхождении кобеля-производителя и суки, можно примерно судить о качестве их потомства. Щенка по возможности надо брать от тех собак, которые, как и их предки, имеют хорошие оценки экстерьера, высокие дипломы за работу на полевых испытаниях и состязаниях. Покупают щенка обычно 1–2-месячным, тщательно при этом его осматривают и убеждаются, что он имеет все характерные внешние признаки породы, здоров, развит, активен.

Ну а дальше все зависит от вас, потому что щенок, как мы уже говорили, вырастет в полноценную собаку, пригодную и для охоты, и для племенного использования, только в том случае, если ему будут обеспечены правильный уход, содержание, воспитание, а затем и подготовка к охоте (нагонка, натаска, притравка).

Наиболее интенсивно щенок растет до полугода, так что в этот период особое, первостепенное значение придают его кормлению и содержанию. Пища щенка должна быть разнообразной, калорийной, богатой белками, жирами, витаминами, солями калия и кальция, так необходимыми для правильного формирования костяка. В рацион включают молоко и молочные продукты (творог, обрат, пахта), мясо и рыбу, каши, вареные и сырые овощи, жиры (в том числе рыбий), зелень, костную и рыбокостную муку, молотый мел, а иногда в качестве минеральной подкормки добавляют глюконат кальция. Корм должен быть доброкачественным, не холодным и не горячим и в умеренном количестве, чтобы щенки не наедались до отвала. Посуду после каждой кормежки тщательно моют.

В возрасте 1–2 месяцев щенков кормят не менее 6 раз в сутки, дальше до 3 месяцев — 5 раз, затем до полугода — 4 раза, потом до года — 3 раза и, наконец, с года, как взрослую собаку, — дважды в день. Примерный суточный рацион для охотничьих собак среднего размера (гончие, легавые, западносибирские лайки) в возрасте 1–2 месяцев должен состоять из 200–300 г мясных и рыбных, 200 г крупяных или мучных продуктов, 100 г овощей и корнеплодов, 500 г молока, 10 г жиров, 10 г поваренной соли и 10 г мясокостной муки. Дальше рацион постепенно увеличивают и с 4 месяцев кормов мясорыбной группы, крупяных и мучных продуктов, овощей, корнеплодов и жиров дают примерно в полтора раза больше. Годовалая собака должна получать ежедневно 350 г кормов мясорыбной группы, 400 г крупяных или мучных продуктов, 400 г овощей и корнеплодов, 250 г молока, 15 г животного жира, 15 г соли и столько же костной муки.

О развитии щенка можно судить, в частности, по состоянию его зубов. К двум месяцам у щенка должны быть все молочные зубы, а к семи — полностью смениться постоянными. Отставание в росте зубов, их слабость, хрупкость эмали говорят о том, что щенок растет плохо, поскольку, вероятнее всего, в его рационе недостает витаминов и минеральных веществ.

Условия и режим содержания охотничьих собак разных пород существенно различаются. Так, гончим, борзым, лайкам (и щенкам, и взрослым) следует находиться на открытом воздухе, что способствует их закаливанию, хорошему развитию шерстного покрова. Наоборот, легавых, спаниелей и норных собак, не приспособленных к суровым условиям нашего климата, надо содержать в отапливаемом помещении.

На открытом воздухе охотничьих собак желательно держать не на привязи, а в вольере. Для ее устройства (в расчете на 1–2 особи) во дворе выбирают сухое место площадью около 20 м2. Две стенки вольеры делают сплошь дощатыми (глухими), другие — из металлической сетки, лучше оцинкованной. Высота стенок — не менее 2,5 м.

Пол — либо деревянный, либо (при мягком грунте) утрамбованная галька, мелкий щебень. Вольеру располагают с таким расчетом, чтобы часть ее освещалась солнцем, а часть оставалась в тени. Здесь же сооружают деревянную, с односкатной крышей будку 1х1 м и высотой 0,8–1,0 м. Утеплять ее, как это иногда делают, не следует, но все щели необходимо заделать. Ну а когда собаку содержат в квартире, ей выделяют специальное место, где стелют коврик, половик или кусок шинельного сукна.

Для правильного роста и развития щенка большое значение имеет предоставление ему возможности активно двигаться: бегать, прыгать и т. д. Начиная с 4-месячного возраста владелец собаки должен гулять с ней (без поводка) не менее двух часов в день, а с полугода (особенно гончей, борзой, лайке) давать полную физическую нагрузку, то есть бывать с ней в поле, в лесу, по крайней мере дважды в неделю по нескольку часов. Перед охотничьим сезоном это делают вдвое чаще, чтобы натренировать собаку, то есть бывать с ней в поле, в лесу, по крайней мере, грубой, иначе, поехав со своим питомцем на охоту в отпуск, вы рискуете оказаться не с помощницей, а с обузой. Не раз приходилось видеть, как из-за нерадивости, лени владельцев после первой же охоты гончие в кровь сбивали незагрубевшие подошвы лап и на неделю, а то и больше выходили из строя, как лайки начинали «чистить шпоры» охотнику, как после лишь одного охотничьего утра хозяин по августовской жаре тащил на себе обессилевшего пойнтера.

Подготовка собаки к охоте, ее обучение тому делу, которому она предназначена, начинают с отработки навыков в послушания. Примерно в 4-месячном возрасте щенка уже знакомят с командами: «Иди на место!», «Иди ко мне!», «Стоять!», «Сидеть!», «Лежать!», «Нельзя!», «Подай!», «Возьми!», «Смотри!», «Ищи!» и т. д. Применять в дрессировке грубые приемы физического принуждения, в том числе с болевыми ощущениями, не рекомендуется — можно запугать щенка.

Непосредственную подготовку молодой собаки к охоте, ее нагонку, натаску, притравку начинают не ранее полугодовалого возраста, так как до этого врожденные охотничьи инстинкты, как говорят, «не просыпаются». Исключения, правда, бывают, но редко. Раньше «созревают» к охоте (в 6–8 месяцев) суки, позднее (в возрасте от 8 месяцев до года) — кобели.

Лаек к охоте начинают готовить с натаски по белке. В Центральной России делать это лучше весной (с середины апреля — мая), в конце лета и осенью, когда зверьки много бегают по «полу», менее осторожны и, загнанные на дерево, не таятся. Лес для натаски выбирается средневозрастный, редкостойный, чтобы можно было видеть и действия собаки, и разглядеть в кроне зверька, и погонять его затем по деревьям для отработки слежки.

Практикуют два способа натаски лаек: со старой рабочей собакой, но предпочтительнее самостоятельный, когда ваш питомец находит зверька сам. В последнем случае собака чаще всего находит кормящуюся на земле белку и, загнав ее на дерево, принимается облаивать. Услышав ее голос, хозяину надо осторожно подойти, понаблюдать за действиями лайки, затем подать ей команду «Сидеть!», а затем сильным ударом по стволу дерева обухом топора или лесиной стронуть зверька. Если напуганная белка пошла «верхом», следует команда «Смотри!», охотник устремляется в направлении движения белки, увлекая за собой собаку. В том месте, где белка запала, собаке сначала дают вволю налаяться, а затем берут на поводок, поощряя при этом лаской, маленьким кусочком сахара или мяса. Отойдя метров на двести, собаку снова спускают с поводка и дают команду «Ищи!». Если собака нашла другую белку, все повторяется сначала. После нескольких таких уроков лайка, попав на след или свежую поедь белки, начинает бегать, суетиться под деревом, прислушиваться, поглядывать вверх, то есть пытается найти спрятавшегося зверька. Очень хорошо, если это ей удается, а если нет, нужно помочь собаке обнаружить зверька и потом погонять его по деревьям, отрабатывая слежку.

Когда в начавшемся сезоне вы убиваете из-под молодой собаки первую белку, дайте лайке прикусить, встряхнуть упавшего зверька, но затем скомандовать «Брось!». Сняв в присутствии собаки шкурку с добычи и убрав вместе с тушкой в рюкзак, четвероногого помощника поощряют лаской, дают беличью лапку. Ни в коем случае нельзя, как это некоторые делают в надежде повысить азарт собаки к охоте, скармливать ей убитую белку прямо в шкурке. Собака может приучиться пожирать зверьков, и избавить ее потом от этого порока практически невозможно. Наблюдая за охотой владельца такой лайки, нахохочешься до слез: с громким воплем «Нельзя! Нельзя!» бросается он после выстрела к дереву и ловит трофей чуть не на лету, а не успел — только и увидел беличий хвостик, торчащий из собачьей пасти.

Специально по кунице лаек не натаскивают, поскольку хорошо натренированная на белку, она так же срабатывает и по свежему куньему следу.

По боровой дичи (глухарь, тетерев, рябчик) лайку натаскивают с начала охотничьего сезона. Рано утром приходит охотник в те места, где обитают выводки, и, заметив на покрытой росой траве наброды птиц, спускает собаку с поводка. Та обнаруживает свежие следы, идет по ним, принюхиваясь и повиливая хвостом, а приблизившись к птицам, делает прыжок. Спугнутый выводок рассаживается на деревьях, лайка же, подбежав к ближайшей и еще не успевшей как следует усесться птице, начинает ее облаивать. У добытой дичи отрезают лапку и дают собаке в качестве поощрения. Иногда молодая лайка, подняв выводок, не преследует птиц. Тогда охотник должен побежать в направлении их полета, увлекая за собой собаку.

Перед натаской по водоплавающей дичи лайка должна пройти предварительную дрессировку, главная задача которой — надежно отработать навыки подавать охотнику брошенные предметы — сначала с суши, из болотной растительности, а потом и с воды. Сама натаска состоит из ознакомления собаки с видом, запахом и повадками уток непосредственно в охотничьих угодьях. На первых порах лучше всего для этого использовать пойманного подранка или выводок «хлопунцов», которых часто можно встретить в начале охотничьего сезона. Если охотник держит гнездо подсадных уток, очень хорошие результаты дает натаска по селезню, у которого, чтобы не улетел, подрезают крылья. Птицу спускают в прибрежную осоку и, показав след, дают собаке команду «Ищи!». Погонявшись несколько раз за таким селезнем, лайка приобретает хорошую вязкость на этой дичи.

Натаску лаек по копытным животным (лосю, кабану) начинают с того, что собаке показывают на свежий след и разрешают преследовать и облаивать зверя. Убив первого в охотничьем сезоне облаянного собакой лося или кабана, ей дают попробовать свежего мяса, крови. Большинство лаек после этого становятся хорошими работниками и предпочитают охоту по копытному зверю любой другой.

Для притравки по медведю используют подсадного зверя, который содержится обществами охотников специально для этой цели. Надо сказать, что по медведю работает далеко не каждая лайка. Тех, которые со страхом относятся не только к зверю, но и запаху его следа, притравливать не рекомендуется.

Прежде чем приступить к нагонке гончей собаки, ее нужно обучить элементам специальной дрессировки — приездки: спокойно ходить на поводке или без него и стоять у ноги охотника; идти в полаз только по его команде, знать сигналы рога. К сигналам рога собаку приучают во время кормления. Лучше всего молодых гончих наганивать по зайцу-беляку в период с последней декады апреля до начала июня и с конца августа до выпадения снега. Нагонка по снегу не рекомендуется, так как собака может привыкнуть гнать «на глазок», не руководствуясь чутьем, и будет отдавать голос по любому следу, независимо от того, какой он — свежий или старый. На нагонку выходят рано утром, еще потемну, чтобы успеть попасть на «горячие», жировочные следы. Если гончая не может сама поднять зверька, следует ей помочь. Для этого охотник периодически покрикивает («Ай-ай-ай!», «Давай-давай!», «Вставай!» и т. д.) и посвистывает, то есть порскает. Молодая гончая, у которой «проснулся» охотничий инстинкт, увидев поднятого зайца, обязательно погонит его с голосом. Вначале гон непродолжителен, но с практикой, по мере приобретения опыта, собака будет все лучше идти по следу зайца.

При нагонке охотник должен стараться быть все время недалеко от собаки, чтобы, как только гон смолкнет, помочь гончей выправить скол или снова поднять запавшего зверька. Никогда не следует быстро уходить с места скола и искать другого зайца. Надо обязательно постараться найти потерянный собакой след: именно в таких ситуациях у гончей отрабатываются основные рабочие качества — мастерство и вязкость. Когда с наступлением охотничьего сезона вы убьете из-под молодой гончей первого зайца, не нужно жадничать и тут же отбирать его у собаки, тем более ее ругать или бить за то, что она немного помяла добычу. Наоборот, дайте гончей хорошо потрепать зверька, потом скомандуйте «Брось!», «Стоять!», возьмите зайца и, отрезав у него «пазанки» (задние лапы до скакательного сустава), отдайте их собаке. Не следует наказывать даже в том случае, если она в отдалении от вас словила легкораненого зайца и успела его съесть.

Можно наганивать молодую гончую и со старой, опытной собакой. Но при этом необходимо, чтобы старая гончая не имела пороков (не скотинничала, не гнала лосей или кабанов, не облаивала белок и рябчиков, не была пустобрехом), а по паратости ног не уступала молодой собаке.

Нагонка двух гончих, или «смычка», производится аналогично нагонке одиночной гончей. Однако при подготовке смычки больше предъявляется требований к приездке, собаки должны быть хорошо подобраны по голосам, иметь «ровные» (одинаковой паратости) ноги.

Гончих нельзя оставлять одних в лесу. Каждый раз после окончания нагонки или охоты, собираясь идти домой, их вызывают из острова (леса) рогом и не уходят до тех пор, пока они не придут.

Следует отметить, что хорошей рабочей собакой гончая может стать только в том случае, когда хозяин систематически ее тренирует, постоянно бывает с ней в лесу. Если у вас нет для этого возможностей, лучше не заводите такую собаку.

Хотя подготовка к охоте молодой собаки любой породы всегда нелегка, наиболее сложной является натаска легавых, поскольку добиться от них полного послушания, правильного поиска и стойки требует большого труда и умения.

Легавую собаку натаскивают в возрасте от семи месяцев до двух лет. К моменту натаски она должна быть хорошо обучена и выполнять все элементарные команды первоначальной дрессировки: «Лежать!» (даун), «Нельзя!» (тубо), «Вперед!», слушаться свистка, а также вести поиск «челноком». Манера поиска отрабатывается до того, как собаку поведут в поле по дичи. Это делают на неширокой луговине, где нет дичи. Идя против ветра, охотник посылает собаку взмахом руки вправо и, когда она отойдет метров на пятьдесят, дает короткий свисток. Собака оглядывается, а охотник в это время должен махнуть рукой влево и сам пойти в этом направлении. После того как собака поравняется с охотником, следует еще взмах руки влево и подается команда «Вперед!». Как только собака пересечет линию движения охотника, он должен пойти против ветра и повторить все снова. В процессе отработки поиска «челноком» владельцу собаки нужно следить, чтобы она не проходила сзади. Если легавая пытается это сделать, надо отступить и пропустить ее впереди себя. Схема движения при отработке правильного поиска изображена на рисунке.

Натаску легавой по дичи ведут на ровных, открытых местах, где собака все время на глазах у охотника. Лучшей дичью для натаски считается дупель. В первый раз выходя в поле для знакомства собаки с дичью, владелец должен иметь при себе парфорсный (строгий) ошейник, плетку, свисток, чок-корду — веревку длиной 30 м и толщиной 6–10 мм, на одном конце которой имеется карабин, а на другом — петля для колышка, поводок. По пути к месту натаски собака следует «у ноги». Дойдя до места, легавую по команде «Вперед!» пускают в поиск. Поводок при этом не отстегивают, охотник тихонько идет за собакой. Как только легавая причуяла дичь, поводок освобождают и к ошейнику пристегивают чок-корду. Когда собака сделает стойку, чок-корду специальным колышком крепят к земле, но с таким расчетом, чтобы легавая могла пройти несколько метров вперед. Подольше подержав собаку на первой стойке, охотник командует «Лежать!», успокаивает ее и затем посылает вперед. После подъема дичи, чтобы успокоить своего питомца, его снова укладывают, поощряют лакомством и дают хорошо обнюхать то место, где поднялся дупель. Постепенно собака привыкнет и будет при взлете дичи ложиться сама.

Если собака, подняв дичь, кинется за ней, дают команду «Лежать!», а когда легавая не слушается, ее ударяют плеткой, укладывают и держат ее в таком положении минуты две. Затем собаку пускают в поиск и, если она снова после стойки бросится за поднятой дичью, заменяют обычный ошейник парфорсным. Урок повторяют неоднократно — до тех пор, пока собака не станет беспрекословно выполнять все команды. При обучении охотник должен следить, чтобы потяжка была плавная и осторожная, в противном случае применяют парфорс. Парфорс используют и тогда, когда собака на стойке не дожидается охотника и самостоятельно подает дичь, а также тогда, когда при взлете птицы собака самостоятельно не ложится.

К натаске легавой по боровой дичи приступают лишь после того, как она хорошо подготовлена к охоте на болотную дичь. Боровая дичь сильно горячит собаку, следить за ее работой в лесу трудно, а наличие сильно пахнущих набродов портит манеру легавой работать верхним чутьем. Самая главная задача тут — держать легавую по возможности все время в поле зрения, пресекать ее попытки бросаться за дичью. При натаске в лесу корду отстегивают лишь тогда, когда собака хорошо поработала. По тетереву легавую натаскивают в достаточно открытых, хорошо просматриваемых местах — на опушках, рединах, моховых болотах. Натаскав собаку по боровой дичи, обычно возвращаются в поле, чтобы отработать подпорченный в лесу поиск «челноком».

Дрессировка и натаска спаниелей по пернатой дичи имеет ряд особенностей. Комнатную дрессировку щенков этой породы начинают очень рано, с месячного возраста. Отрабатываются навыки подавать брошенную вещь, находить и приносить спрятанные предметы. Четырехмесячного щенка уже приучают к воде, учат отыскивать и возвращать брошенные в воду предметы, затем — поиску «челноком». К полевой подготовке по дичи приступают не ранее 5-месячного возраста и только после освоения приемов общей и предварительной дрессировки. Натаску спаниелей тоже лучше всего начинать с дупеля. Очень важно воспитать привычку к остановке во время потяжки, когда собака причуивает дичь, изменяет направление своего движения и энергично повиливает обрубком хвоста. Тут и дается команда «Лечь!» или «Стой!». Этот прием позволяет задержать собаку перед броском на дичь, чтобы охотник успел подойти ближе к месту подъема птицы и изготовиться к стрельбе.

Натаска по водоплавающей дичи сводится к приучению молодой собаки обыскивать впереди хозяина все крепкие места, где могут затаиться утки, поднимать их на крыло, находить и подавать добычу. Очень важно, чтобы спаниель умел не только плавать, но и нырять, что крайне необходимо при ловле упавшего в воду подранка. Все это делает спаниеля незаменимым помощником при охоте на водоплавающих.

Норные собаки отличаются настолько сильным врожденным охотничьим инстинктом, что некоторые из них принимаются хорошо работать по лисице или енотовидной собаке уже после нескольких выходов на естественные норы. Однако в большинстве случаев все-таки требуется предварительная подготовка к их тяжелому ремеслу. Сначала молодую собаку (с 4-месячного возраста) приучают к искусственной норе. Придерживая собаку у отверстия, дают ей понюхать кусочек мяса, который затем бросают внутрь норы — раз от раза все дальше и дальше. После нескольких уроков щенок будет спокойно идти за лакомством в любую часть норы. Возможен и другой способ обучения: щенка помещают в ящик с выдвижной стенкой, приставляют ящик к входному отверстию норы, извлекают задвижку, а потом открывают ближайшую крышку норного коридора. Увидев свет, щенок пойдет на него сам, а если этого не случится, надо поманить собаку через открытую крышку. Когда собака хорошо освоит искусственную нору, приступают к притравке: сначала на поверхности земли — по специально сделанному чучелу лисицы или енота, потом в норе (по нему же), наконец — по живому зверю. Тут важно добиться, чтобы собака активно облаивала находящуюся в норе добычу.

В естественных условиях притравку желательно вести по подсадному зверю, которого пускают в нору на привязи (сперва — неглубоко, потом — все дальше) и с перевязанной мордой, чтобы не пострадала собака. Если нет возможности потренировать щенка в искусственной норе на подсадного зверя, притравку можно начать сразу с естественной норы, важно только точно определить наличие в ней зверя. Желательно такую притравку вести по жилой норе енота, незадолго перед этим познакомив своего питомца с убитым зверем, которого ему дают хорошенько потрепать.

Борзых собак начинают готовить к охоте с 3-месячного возраста, как можно чаще бывая с ними в полях и давая им возможность вволю побегать, то есть приучая их к местам будущей охоты. Очень важно воспитать в щенке совершенно безразличное отношение к домашним животным, иначе владелец будет иметь потом много неприятностей. Поскольку сейчас с борзой охотятся не на лошади, а в основном пешком и, значит, охотник не может сразу подоспеть к добыче, необходимо приучить собаку к аппорту, или к остановке у затравленного зверя.

В зависимости от развития щенка притравку начинают в 7–10-месячном возрасте: по подсадному зайцу, держа его на длинной веревке, или по подсадной лисице, которой, чтобы не покусала собак, заматывают бечевкой морду, а концы завязывают за ушами. Лисицу или зайца показывают собакам, после чего дают возможность бежать. Если молодая собака боится зверя, хорошо пустить опытную. Увлеченный примером щенок бросится за убегающим зверем и, настигнув, тоже вцепится в него. Борзых на охоте водят на специальных сворах (ремнях), длина которых у пешего охотника должна быть не менее 3 м, а у конного — 7–8 м. Можно притравливать молодых собак и непосредственно на охоте, вместе со старыми, опытными борзыми.

…Конечно, приведенные рекомендации по дрессировке собак и их подготовке к охоте носят общий характер. Реальные условия охоты чрезвычайно разнообразны, да и, пожалуй, что ни собака, то свой норов. Тут все и во всех тонкостях постигается только практикой. Но основа основ — добиться от собаки дисциплинированности, выполнения ею соответствующих команд. А в целом на этом многотрудном пути, усыпанном отнюдь не только розами, охотнику понадобятся знания, терпение, упорство, а главное — готовность к долгой «черной» работе. Но дело того стоит: хорошая собака — и успех в охоте, и гордость охотника.

Глава IV Биотехнические мероприятия и охрана охотничьих животных

Биотехнические мероприятия

Современное охотничье хозяйство в подавляющем большинстве мест ведется в условиях интенсивного антропогенного воздействия на природу, то есть деятельности человека: строятся новые города и поселки, железнодорожные и автомобильные магистрали, линии электропередачи, нефте- и газопроводы, вырубаются леса, осушаются болота, распахиваются целинные земли. К тому же все больше людей устремляется, как говорится, на природу: за ягодами, грибами, орехами и другими дарами лесов и лугов, просто для отдыха, в туристические походы и путешествия. Все это отрицательно сказывается не только на состоянии кормовых ресурсов многих видов охотничьих животных, но и на условиях их гнездования, вывода потомства и в целом жизни.

Чтобы уменьшить отрицательное воздействие человека на фауну и флору, компенсировать нанесенный природе ущерб, создать нормальную обстановку для обитания дичи, и проводятся в охотничьих хозяйствах так называемые биотехнические мероприятия. К ним относятся: зимняя подкормка охотничьих животных, улучшение кормовых, защитных и гнездопригодных свойств угодий, борьба с вредными животными, расселение, акклиматизация и реакклиматизации охотничьих зверей и птиц, создание заказников, воспроизводственных участков и зон покоя, регулирование половозрастной структуры популяций, а также проведение работ по защите охотничьих животных от инфекционных и инвазионных заболеваний.

Как уже говорилось, уставы союзов обществ охотников обязывают своих членов вкладывать личный труд в дело приумножения охотничьих ресурсов. Важная роль при этом отводится проведению биотехнических мероприятий и охране госохотфонда. Однако не все биотехнические мероприятия могут быть проведены силами охотников, да такая задача и не ставится, поскольку здесь требуются необходимая профессиональная подготовка, соответствующее материально-техническое обеспечение, значительные трудовые затраты в кратчайшие сроки и т. д. Поэтому мы останавливаемся в основном на тех работах, которые могут проделать в охотничьих хозяйствах сами охотники.

Зимой, когда наступят холода и установится глубокий снежный покров, большинство видов зверей и птиц, которым теперь куда труднее, а иногда и просто невозможно найти и добыть себе пропитание, жестоко страдают от голода. Поэтому в зимний период и в других экстремальных ситуациях (половодье, засуха) широко практикуется подкормка охотничьих животных. Запас необходимых кормов создается заблаговременно. Для этого охотничьи хозяйства весной производят посев и посадку сельскохозяйственных культур: овса, ячменя, проса, ржи, картофеля, многолетних трав, топинамбура, кукурузы, подсолнечника и др. Часть созревшего урожая убирают, закладывают на хранение или пускают на изготовление силоса, комбинированных кормов, а часть стравливают животным на корню, тем самым привлекая и удерживая их вблизи избранных мест.

Держат корма в специальных хранилищах (сараи, склады, силосные ямы, бурты), которые стараются располагать поближе к основным местам обитания диких животных, чтобы потом не тратить лишнего времени, средств и сил на транспортировку. Подкормочные площадки, кормушки, кормовые поля размещают в типичных для каждого вида животных охотничьих угодьях. Кроме урожая культурных растений, собирают и выкладывают дикорастущие плоды и ягоды, желуди, заготавливают в специально отведенных органами лесного хозяйства, совхозами и колхозами местах сено, веники древесно-кустарниковых пород, крапивы и т. п.

Зачастую кормов, заготавливаемых непосредственно на территории того или иного охотничьего хозяйства, бывает недостаточно для проведения зимней подкормки в необходимом объеме. Поэтому часть кормов, в основном некондиционных, непригодных для использования в животноводстве, торговле, общественном питании, приобретают непосредственно на сельскохозяйственных предприятиях, плодоовощных базах и хранилищах, у магазинов, в столовых и т. п.

Сроки и продолжительность подкормки диктуются климатической ситуацией года. Так, в европейской части России (кроме Северного Кавказа) число дней подкормки в год для кабана, например, составляет 120–150, оленя благородного — столько же, оленя пятнистого и косули — 150, зайца-русака — 90, серой куропатки — 120. Количество выкладываемых кормов может изменяться в зависимости от конкретных условий, но в среднем зернофуражных и сочных кормов ежедневно дают не больше: для кабана — 1,5 кг, оленя — 1 кг, косули — 0,5 кг, зайца-русака — 65 г, серой куропатки — 55 г. Кроме того, благородным оленям каждый день выкладывают до 3 кг сена и 2 веника, пятнистым оленям — 2,5 кг сена и 2 веника, косуле — 0,5 кг сена и 1 веник. Килограмм сочных кормов можно заменить на 0,5 кг зерновых кормов, а зерновые корма — зерноотходами в соотношении 1:3.

Следует отметить, что олени и косули поедают далеко не всякое сено, а только самого высокого качества — разнотравно-луговое, хорошо просушенное и ни в коем случае не подпорченное. Особенно привередливы косули, выбирающие лишь те сухие растения, которые им по вкусу. А вот кабаны к пище очень невзыскательны. Они охотно поедают овощи, корнеплоды, зерно и зерноотходы, вико-овсяную смесь, испорченные ягоды, фрукты, соленую и свежую рыбу, желуди, силос из культурных и диких растений и пр.

Лоси издавна приспособились к суровым условиям нашего климата, однако с наступлением глубокоснежья, затрудняющего перемещение животных, и они страдают от недостатка кормов. Основной их пищей в зимний период служат кора и побеги древесно-кустарниковых пород. Там, где лес уже вырос, вышел, как говорится, из-под морды, веточных кормов становится недостаточно. В таких местах для животных проводят подрубку осиновых деревьев, разумеется, заручившись прежде разрешением органов лесной охраны. Кормовую емкость лосиных угодий повышают путем их омоложения, то есть вырубают затравленные лосями старые ивняки, сажают иву вдоль пойм лесных речек, дорог, на опушках, прорубают коридоры в больших и густых ивняковых зарослях, облегчая тем самым сюда доступ животным.

Большинство травоядных охотничьих зверей нуждаются в минеральной подкормке. Подкормка на искусственных солонцах очень полезна животным, а кроме того, предотвращает их откочевку из угодий и снижает вероятность их отравления минеральными удобрениями. Для лосей и оленей солонцы лучше всего устраивать в стволе дерева, срубленного на высоте около одного-полутора метров от земли. Комель дерева укрепляют на вершине пня, затем на разной высоте делают корытообразные углубления, куда выкладывают соль-лизунец. Если в охотничьих угодьях нет крупных осин и тополей, можно использовать пень срубленного нетолстого дерева: пень расщепляют и врасщеп вставляют кусок лизунца или брикет соли.

В местах, где ведется подруб осин для лося, обычно кормятся и зайцы-беляки. Иногда подрубают осину и специально для этих зверьков. Зайцев-русаков подкармливают в зимнюю пору овсяными снопами, сеном, вениками древесно-кустарниковых пород, крапивы, вико-овсяной смесью, овсом. Сено, вико-овсяную смесь, веники подвешивают на воткнутые в снег колья, а зерно и зерноотходы выкладывают в специально устраиваемых шалашиках из елового лапника или другого подручного материала, а метрах в двух от «входа» делают снегозащитный заслон. Активно посещать подкормку русаки начинают во второй половине зимы.

Из пернатой дичи систематически подкармливают серых куропаток и фазанов. Зерно и зерноотходы выкладывают в шалашики вблизи кустов, зарослей бурьяна в тех местах, где в начале зимы постоянно держатся эти птицы, а рядом на кольях подвешивают колосьями вниз овсяные или просяные снопики. Одной стайке куропаток нужно несколько подкормочных точек, поскольку птицы посещают их поочередно. В местах подкормки желательно устраивать ремизы — сажать колючие кустарники, в которых куропатки могут укрыться от непогоды и хищников. Подкормочные точки для фазанов располагают в зарослях густых кустарников, где они обитают. Подкармливают этих птиц так же, как и куропаток.

Для боровой дичи, в первую очередь глухарей, обитающих в больших лесных массивах, когда в них мало песчаных и галечниковых обнажений, устраивают искусственные галечники. Кучи диаметром не менее метра из мелкой гальки, гравия в смеси с песком насыпают там, где держатся выводки птиц.

Биотехнические мероприятия, направленные на улучшение условий обитания водоплавающей дичи, состоят в повышении, как говорят специалисты, защитности, кормности и гнездопригодности угодий. На участках мелководий вновь созданных водоемов большой эффект дает посев однолетнего канадского риса, семена которого служат отличным кормом для речных видов уток (в основном кряквы), а также посадка рдестов, стрелолиста, манника и других водных растений. Улучшению гнездовых условий уток очень способствует сохранение вдоль берегов невыкашиваемых участков шириной до 10 м, огораживания жердями тех мест берегов с водно-болотной растительностью, где выпасается скот, устройство наземных искусственных гнезд и подвешиваемых на прибрежных деревьях дуплянок для гоголей, искусственных сплавин, прокосов в тростниковых, камышовых и кустарниковых зарослях около воды. Благотворно сказывается на гнездовании и выводе утят запрещение с апреля до середины июня выпаса скота в местах гнездования этой птицы, ограничение доступа сюда людей. В период гнездования водоплавающих ни в коем случае нельзя выжигать прошлогоднюю растительность.

Весьма эффективными, позволяющими в короткие сроки увеличить численность дичи, пушных зверей, обогатить видовой состав фауны зарекомендовали себя меры по расселению, акклиматизации и реакклиматизации охотничьих животных. Следует отметить, что в нашей стране этому важному делу уделяется большое внимание. Именно работы, проведенные по расселению соболя, речного бобра, позволили восстановить их численность и сделать их объектами пушного промысла. Только благодаря широкомасштабным действиям, предпринятым всеми охотхозяйственными организациями по расселению кабана, этот зверь в короткие сроки достиг промыслового количества и стал одним из основных охотничьих объектов в лесной зоне европейской части страны.

Но прежде чем провести запланированные работы по расселению зверя и птицы, необходимо подобрать угодья, отвечающие условиям обитания того вида, который будет выпущен, до минимума сократить здесь численность вредных животных, создать резервный запас подкормки, а в некоторых случаях построить необходимые сооружения для передержки расселяемых зверей. Например, отловленных глубокой зимой оленей, кабанов и косуль нецелесообразно сразу выпускать на новые угодья. Лучше их передержать в вольере (огороженном участке леса) до схода снежного покрова, а выпустить, когда будут обильны и хорошо доступны естественные корма. Молодых, еще не поднявшихся на крыло кряковых уток, фазанов, серых куропаток выпускают в угодья после того, как они взматереют, причем для них организуют подкормку.

Практика ведения охотничьего хозяйства показала, что нельзя выпускать диких копытных, прежде чем в округе не будут истреблены волки, шакалы, бродячие собаки. В водно-болотных угодьях, где ведется хозяйство на водоплавающую дичь, должна быть максимально сокращена численность серых ворон, болотного луня. И надо сказать, что борьба с вредными животными имеет порой решающее значение для быстрого увеличения охотничьих ресурсов.

Однако в ряде случаев эти биотехнические мероприятия оказываются недостаточными, чтобы обеспечить в угодьях высокую численность охотничьих животных. Удовлетворить потребности в охотничьем спорте очень помогает искусственное разведение дичи на специальных фермах. Наиболее распространенными объектами для этого в нашей стране служат фазан, кряковая утка и серая куропатка. Но надо сказать, что искусственное дичеразведение, помимо развития спортивной охоты, способствует и накоплению птицы в охотничьих угодьях. Ведь не все они попадут под выстрел: часть их уцелеет, улетит и, благополучно перезимовав, вернется в родные места.

Охрана охотничьих животных

Это важное направление деятельности охотников предполагает проведение целого ряда мероприятий, разных по специфике и масштабам работ. Но в любом случае для пропаганды идей охраны природы используются средства массовой информации, беседы с населением по месту жительства, на предприятиях, в учебных заведениях, школах, где рассказывается о правилах и сроках охоты, об ответственности за их нарушение, о видах зверей и птиц, занесенных в Красную книгу, и других животных, добыча которых запрещена, об этике охоты и охотничьих традициях, о необходимости гуманного отношения к «братьям нашим меньшим».

Чрезвычайно большой урон живой природе наносит незаконная охота — браконьерство. Только в России ежегодно выявляется несколько десятков тысяч нарушителей правил охоты. По далеко не полным данным, браконьеры за год истребляют здесь до 3 тыс. голов диких копытных животных, около 17 тыс. пушных зверей и 120 тыс. охотничье-промысловых птиц. Поэтому борьба с браконьерством является одной из главных задач не только соответствующих органов, но и работников охотничьего хозяйства, рядовых охотников, общественности. И тут необходимо дать несколько конкретных советов.

Патрулирование угодий, задержание нарушителей правил охоты рекомендуется вести не в одиночку, а группой. Возглавлять такую группу, состоящую, как правило, из членов общества охотников, должен работник госохотнадзора, егерь, представитель милиции, сельского Совета или общественный охотинспектор. При встрече в угодьях с охотником старший группы патрулирования после общепринятого приветствия называет себя и предлагает предъявить охотничий билет и путевку. Если их не окажется или они неправильно оформлены, охотнику предлагают предъявить любые другие удостоверяющие личность документы и показать добытую дичь. При задержании нарушителя составляется протокол установленной формы. Отказ подписать протокол не является препятствием для привлечения браконьера к ответственности. Протоколы о нарушении правил охоты немедленно направляют в органы государственного охотничьего надзора.

Когда у задержанного нет документов, удостоверяющих личность, у него отбирают оружие, а если совершено нарушение, влекущее за собой уголовную ответственность, вместе с оружием изымаются боеприпасы и другие орудия охоты, которые могут быть возвращены только после решения суда. Оружие и боеприпасы передаются на хранение в органы охотнадзора или милиции. Продукция незаконной охоты конфискуется и передается для реализации в торговую или заготовительную сеть.

Процедура задержания нарушителя должна производиться в корректной, не унижающей достоинство человека форме. Вместе с тем при этом следует быть предельно внимательным и осторожным: ведь случаи, когда браконьеры пускают в ход оружие, к сожалению, не так уж редки.

Большое значение в деле сохранения, восстановления и увеличения численности и видового состава диких животных имеет организация природоохранных территорий — заповедников, заказников, национальных парков, зеленых зон, где хозяйственная деятельность человека ограничена или запрещена полностью.

Государственные заповедники образуются с целью сохранения в естественном состоянии типичных или уникальных для данной ландшафтной зоны территорий (природных комплексов) со всей совокупностью их компонентов, изучения здесь природных процессов и разработки научных основ охраны природы. На такие заповедники возлагаются: обеспечение охраны его территории со всеми имеющимися на ней природными объектами, соблюдение заповедного режима, проведение научно-исследовательских работ, пропаганда основ заповедного дела, охраны и рационального использования природной среды, а также содействие в подготовке научных кадров. В заповедниках полностью запрещается хозяйственная деятельность человека. Лишь в некоторых случаях здесь допускается проведение ветеринарных мероприятий для ликвидации особо опасных болезней, общих для человека и животных, противопожарных и санитарных мероприятий и других работ, необходимых для сохранения заповедных природных комплексов.

Сейчас в нашей стране 150 заповедников. Занимаемая площадь составляет около 20 млн га. Роль этих природоохранных и, как правило, уникальных территорий в сохранении и восстановлении численности редких видов животных неоценима. Например, заповедники «Беловежская Пуща», «Воронежский», «Хоперский» явились основными резерватами, откуда брали племенное поголовье речных бобров для расселения по стране. Баргузинский заповедник был основным поставщиком племенного поголовья соболя при проведении в прошлом работ по реакклиматизации этого зверька. Благодаря деятельности Лазовского и Сихотэ-Алинского заповедников сохранен амурский тигр, а в результате организации и деятельности заповедника «Остров Врангеля» за последние годы значительно возросла численность белого медведя и белого гуся. Астраханский заповедник стал местом гнездования и массового скопления многих видов водоплавающих, цапель и хищных птиц, в том числе занесенных в Красные книги России и других республик.

Государственные заказники создаются для сохранения, воспроизводства и восстановления отдельных или нескольких компонентов природы и поддержания общего экологического баланса. Режим заказников предусматривает ограниченное природопользование в определенные сезоны, сроки и лишь в той мере, в какой это не наносит ущерба охраняемым объектам. По своему назначению заказники подразделяются на ландшафтные или комплексные (сохранение и восстановление особо ценных природных ландшафтов и комплексов), биологические (сохранение и восстановление ценных в хозяйственном, научном и культурном отношении, а также редких и исчезающих видов растений и животных), палеонтологические (сохранение ископаемых объектов), гидрологические (сохранение и восстановление ценных водных объектов и комплексов), геологические (сохранение ценных объектов неживой природы). В стране действуют в основном биологические (зоологические) заказники, которые организуются в целях сохранения и воспроизводства ресурсов ценных охотничьих и других животных, в том числе занесенных в Красные книги России и других республик. По направлению деятельности заказники могут быть комплексными (охраняются весь природный комплекс, все виду охотничьих животных) и видовыми (охраняется один-два вида охотничьих животных, например бобр, выхухоль, благородный олень), а по сроку действия — постоянными или временными.

Различают две категории заказников — республиканского и местного значения. На территории СНГ действует более 1800 заказников общей площадью свыше 45 млн га, в том числе 1200 — в России, находящихся в основном в ведении Главохоты России.

Главная задача республиканских заказников Российской Федерации состоит в охране мест обитания особо ценных охотничьих животных с целью увеличения численности и видового разнообразия фауны. Это касается как смежных угодий, куда животные расселяются естественным путем, так и отдаленных территорий, на которые перевозят отловленных животных. Обязанность заказников — охрана мест скопления птиц во время пролета. Режим республиканских заказников предусматривает не только запрет охоты, но и ограничение хозяйственной деятельности. Могут быть запрещены, например, пастьба скота, сенокошение, сбор дикорастущих ягод, грибов, орехов, рыбная ловля, распашка целинных земель и т. д. Режим местных заказников означает в основном запрещение охоты. Однако и в республиканских, и в местных заказниках в некоторых случаях (скажем, когда животные начинают наносить значительный ущерб лесному или сельскому хозяйству или наступает угроза истощения кормовых ресурсов) может быть разрешено регулирование численности животных путем охоты.

Государственные природные национальные парки организуются для сохранения природных комплексов, имеющих особую экологическую, историческую и эстетическую ценность. Национальные парки выполняют задачи по сохранению естественных и культурных ландшафтов, водных пространств, растительного и животного мира, объектов неживой природы, памятников истории и культуры в рекреационных, просветительных и научных целях, по созданию условий для туризма и отдыха, ознакомления с природой, культурными и историческими памятниками. В них запрещается всякая хозяйственная деятельность, не связанная с выполнением поставленных задач (например, рубки главного пользования, заготовка растений, сбор коллекций, выпас скота, охота и промысловая рыбная ловля, уничтожение и отлов животных и все прочее, что может нарушить природные комплексы парка или повлечь за собой снижение естественной и культурной ценности его территории).

Государственные природные национальные парки в нашей стране сравнительно новая форма природоохранной деятельности. Пока в СНГ их насчитывается всего около двух десятков, но, надо надеяться, столь важное дело получит свое дальнейшее развитие.

В зеленых зонах, устанавливаемых вокруг городов местными органами власти, природопользование ограничивается. Например, в них может быть полностью запрещена спортивная охота на все или отдельные, наиболее ценные виды дичи и в то же время разрешено регулирование охотничьих ресурсов путем охоты с последующей продажей всей добытой продукции государству. Здесь не допускаются рубки главного пользования, сбор лекарственных или редких дикорастущих видов растений. Задачи зеленых зон — создание в округе благоприятной экологической обстановки, сохранение природных комплексов для отдыха трудящихся.

Значительное сокращение численности многих видов животных и даже полное исчезновение целого их ряда из-за неразумной хозяйственной деятельности человека и хищнического истребления заставило искать дополнительные пути охраны исчезающих и редких представителей животного мира. К середине нашего века принятие международных мер по спасению отдельных видов фауны стало очевидной необходимостью. Созданный в 1948 году Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП), объединивший работу научных и общественных организаций разных стран, сразу же приступил к выявлению и уточнению списка видов и форм животных, которым угрожала опасность вымирания. В результате была создана международная Красная книга (Красная книга фактов), в которую включены сведения о распространении и численности видов, которым грозит полное исчезновение, и тех, которые уже не водятся в естественных условиях и могут жить только под опекой человека.

В 1978 году вышла в свет Красная книга СССР, переиздававшаяся в дальнейшем, куда включено 94 вида и подвида млекопитающих, 80 видов птиц, 46 видов пресмыкающихся и земноводных. Позднее были изданы Красные книги союзных республик, собравшие всех представителей местной фауны, включенных как в международную, так и союзную Красную книгу. Не имея силы закона, Красная книга, однако, содержит совокупность сведений о состоянии и мерах охраны редких и находящихся под угрозой исчезновения видов (подвидов) диких животных и дикорастущих растений, что необходимо для разработки и осуществления мероприятий по их сохранению и рациональному использованию. Основная юридическая мера охраны охотничьих животных, попавших в Красную книгу, — запрещение их добычи на основании введения конкретных правил охоты.

Перечислим некоторые основные виды охотничьих животных, занесенных в Красную книгу СССР: из млекопитающих — сурок Мензбира, азиатский речной бобр, красный волк, закавказский и тянь-шаньский бурые медведи, белогрудый медведь, белый медведь, южнорусский и семиреченский хорь-перевязка, медоед, кавказская и среднеазиатская выдры, среднеевропейский и амурский лесные коты, манул, каракал, туркестанская рысь, снежный барс, переднеазиатский и амурский леопарды, туранский и амурский тигры, гепард, туркменский кулан, сахалинская кабарга, пятнистый олень (аборигенная популяция), бухарский благородный олень, новоземельский северный олень, джейран, дзерен, горал, кавказский и туркменский бородатые козлы, винторогий козел, алтайский, закавказский, туркменский, кызылкумский, бухарский, казахстанский и тянь-шаньский горные бараны, путоранский снежный баран, зубр; из птиц — розовый и кудрявый пеликаны, хохлатый баклан, желтоклювая цапля, колпица, красноногий ибис, дальневосточный и черный аисты, фламинго, белощекая и краснозобая казарки, гусь-белошей, горный гусь, сухонос, малый лебедь, хохлатая пеганка, мраморный чирок, мандаринка, савка, чешуйчатый крохаль, скопа, степной орел, орел-могильник, орлан-белохвост, белоплечий орлан, сокол-кречет, сокол-балобан, сокол-сапсан, кавказский тетерев, дикуша, каспийский, тибетский и алтайский улары, японский, даурский и черный журавли, журавль-стерх, журавль-красавка, султанская курица, обыкновенная дрофа и дрофа-красотка, стрепет, розовая и белая чайки.

Поскольку обеспечить охрану, добиться увеличения численности некоторых видов и групп животных усилиями одной страны бывает невозможно, правительствами ряда стран принимаются соглашения о запрете охоты на этих животных, а также об охране их мест обитания.

Таким образом, охота и охрана природы становятся сегодня важным аспектом межгосударственного сотрудничества, служат благородному делу укрепления взаимопонимания между странами и народами.

Глава V Охотничьи ружья и боеприпасы

Немного истории

К охотничьему оружию предъявляется целый ряд конкретных и, надо сказать, довольно жестких требований. Оно должно быть точным в стрельбе, безотказным, надежным, долговечным, простым, удобным и безопасным в эксплуатации, наконец, достаточно легким и сбалансированным по массе — ведь его приходится носить на себе и, бывает, часами держать на весу. Но для охотника ружье — не просто орудие добывания зверя и птицы: это еще и любимая вещь, предмет гордости его владельца, а потому ружью полагается быть и красивым, радовать глаз и душу охотника. Недаром тысячи талантливых мастеров и художников разных стран уже в течение четырех столетий работают над тем, как сделать охотничье ружье не только функционально, но и эстетически совершенным. Ведь многие ружья справедливо относят к произведениям прикладного искусства, они украшают лучшие музеи мира, а имена их создателей обрели заслуженную славу. Не случайно во всем мире коллекционируют старые ружья, а многие оружейные фирмы Европы и США, откликаясь на спрос потребителя, выпускают ныне точные их копии.

Однако прежде всего охотничье оружие, конечно же, техническое средство, причем тесно и издавна связанное с достижениями таких, например, областей знания, как физика и химия, баллистика и механика, металлургия и оптика. Характерно, что вплоть до XX века охотничье оружие опережало в своем развитии огнестрельное военное, которому, увы, никак нельзя отказать в быстром и постоянном совершенствовании. Тем не менее сначала именно охотники применяли те или иные новшества (скажем, унитарный патрон, магазинные и автоматические ружья, бездымные пороха и др.), а уж потом они использовались в армии.

История развития охотничьего огнестрельного оружия богата и увлекательна. В ней обычно выделяют три основных этапа. Первый — время господства шомпольного (дульнозарядного) оружия с фитильными, колесцовыми и кремневыми замками, второй — эпоха шомпольного ударно-капсюльного оружия, третий — казнозарядного, с унитарным патроном.

Кто и когда изобрел порох, точно неизвестно. В Европе, как считают, распространение пороха в качестве метательного вещества в огнестрельном оружии началось в XIII веке. О применении огнестрельного оружия на Руси впервые упоминается в «Софийском временнике», где отмечено его использование при обороне Москвы в 1382 году.

Огромную роль в эволюции стрелкового оружия сыграли изобретение и совершенствование замка. Ведь вначале пороховой заряд в ручном огнестрельном оружии поджигали рукой. И вот во второй половине XV века появляется первый замок — пружинный фитильный. Стоило нажать на спусковой крючок — и рычаг с горящим фитилем прижимался к пороховой затравке, та вспыхивала и воспламеняла заряд в стволе.

Вскоре фитильные замки стали вытесняться колесцовыми, продержавшимися в охотничьих ружьях до середины XVIII века. В колесцовом замке искры, зажигающие порох на полке, высекаются из кремня стальным колесиком, быстро вращающимся на оси под действием пружины, которую заводили специальным ключом.

Одновременно с колесцовым стали применять и кремневый замок. Историки полагают, что впервые его использовали испанцы в 1504 году. В кремневом замке курок с зажатым в его губах кремнем под действием боевой пружины ударяет по стальному огниву и высекает искры, воспламеняющие порох на полке.

Оружие постепенно совершенствовалось. В самом конце XV века были изобретены прямые нарезы, около 1520 года — винтовые; от арбалета позаимствовали изогнутый приклад — более удобный, чем прямой. После всех этих новшеств огнестрельное оружие в XVI веке стало быстро распространяться в охотничьем деле, вытесняя лук и арбалет. В том же столетии (точнее, в 1525 году) начали зарнить порох, который до этого делали в виде порошка. Тогда же в Италии стали впервые применять дробовой снаряд, использовав при его создании свойство расплавленного свинца принимать форму шарика при падении с высоты.

Охотники нуждались в многозарядных ружьях, и уже в XV веке у них появилось многоствольное оружие. Одно из старейших двуствольных кремневых ружей в России относится к середине XVII века — «перевертная пищаль», изготовленная мастерами Иваном Болтыревым и Евтихием Кузовлевым для царя Алексея Михайловича. Магазинные же ружья стали широко известны еще во времена кремневых замков.

В начале XIX века в оружейном деле произошла своеобразная революция: появились ружья с ударно-капсюльным замком. Его создание стало возможным благодаря тому, что появились составы, воспламеняющиеся от удара. Это открытие дало толчок к более успешным, чем ранее, разработкам систем казнозарядных ружей, хотя такие попытки делались еще в XV веке. Изобретение же унитарного патрона, в гильзе которого удалось соединить капсюль, порох, пыжи, дробь (или пулю), окончательно показало преимущество казнозарядного оружия, которое постепенно вытеснило все существовавшие ранее образцы шомпольных ружей.

В России в конце XIX столетия отечественные оружейники выделывали прекрасное гладкоствольное и нарезное охотничье оружие. Его производили на казенных заводах (Тульском, Ижевском, Сестрорецком), на частных фабриках, а также изготовляли кустари и мастера-штучники. В Петербурге славились придворный мастер Лардере, замечательный оружейник Гонно, его последователь Ф. О. Мацка с учениками К. П. Масловым и И. Л. Алешкиным. В Туле особой известностью пользовались Гольтяковы, И. И. Левенцов и М. А. Аверин, которые делали шомпольные и казнозарядные двустволки. В Ижевске, тоже ставшем центром оружейного производства, успешно работали мастера Петров и Евдокимов, в Риге — Бартельмейс, в Варшаве — Сосновский, Беккер, Яхимек, Циглер, в Одессе — Иенч, в Тифлисе — Гечке, Курц, Гегеле, братья Шпагины.

В течение нескольких столетий в качестве метательного вещества использовался исключительно дымный порох.

Только с 1840-х годов начались работы по созданию бездымных порохов, а вытеснять дымные они начали лишь с 1884 года, когда был изобретен пироксилиновый порох современного типа.

Формирование современной системы охотничьего оружия завершилось в начале нашего века. В последующие десятилетия уже известные системы оружия совершенствовались, появлялись новые сорта сталей, порохов, новые материалы (например, пластмассы для изготовления гильз и пыжей), среди двустволок неуклонно росло количество моделей с вертикальным расположением стволов и столь же неуклонно снижался выпуск ружей с наружными курками, но конструктивная основа все равно оставалась неизменной. В самом деле, в начале нашего века охотники уже применяли бескурковые двустволки с откидывающимися стволами и эжекторами, со стволами, имеющими дульные сужения; на охоте использовались магазинное и самозарядное оружие, бездымные пороха, закрытые капсюли; стволы ружей изготавливали из специальных ствольных или нержавеющих сталей.

Таким образом, охотничье оружие можно считать вполне сложившимся, традиционным видом технических средств. Его общее устройство, не говоря уже о принципе действия, не претерпело каких-либо основополагающих изменений. В нем по-прежнему выделяют следующие главные части: ствол (стволы) с прицельными приспособлениями, колодку (коробку), запирающий механизм (затвор), ударно-спусковой механизм и ложу. Та часть ствола, где размещается патрон, называется патронником. Канал ствола может быть гладким с различными дульными сужениями (иногда бывают и расширения для увеличения разброса дроби) или нарезным, чтобы придать летящей пуле вращательное движение, в результате чего ее полет к цели оказывается более устойчивым (лучше кучность и точность стрельбы). Со стороны казенной части ствол соединяется с коробкой, где располагаются ударно-спусковой и запирающий механизмы. Под стволом крепится цевье, за которое охотник берется левой рукой при наведении ружья на цель и стрельбе. Под колодкой, или коробкой, находится спусковой крючок (крючки), защищенный предохранительной скобой. За колодкой размещается приклад, служащий упором в плечо. Шейки прикладов бывают пистолетной, полупистолетной и прямой (английской, винтовочной) форм, но встречаются и другие их типы. Приклад заканчивается затыльником, который может быть выполнен в виде резинового амортизатора. Все вместе — цевье, приклад и затыльник — образуют ложу ружья.

Такова в общем издавна сложившаяся конструкция охотничьего ружья.

Знакомясь с историей развития охотничьего оружия, невольно замечаешь, что такого времени, когда бы охотники применяли оружие только одной системы, просто-напросто не было. Так, в эпоху дульнозарядного оружия выделывались и использовались различные казнозарядные ружья. Когда же, казалось, полностью победило казнозарядное оружие, охотники десятилетиями не желали расставаться с шомполками. Причем продолжали применять ружья не только с капсюльными, но даже с кремневыми замками! И это в нашем, столь щедром на новшества XX веке…

Современное охотничье оружие представлено тщательно отработанными образцами, хорошо приспособленными к массовому производству. Это так называемое серийное оружие. Оно постоянно совершенствуется в мелочах, мало влияющих на эксплуатационные характеристики и бой, но имеющих большое значение для улучшения и удешевления технологии производства. Штучное же оружие, изготовляемое вручную, имеет свои традиционные форму, отделку и конструкцию. Известные английские фирмы «Голланд-Голланд» и «Дж. Перде» практически не меняют отработанные годами конструкции. Такое оружие стоит очень дорого и выделывается в небольших количествах.

Отечественное охотничье оружие идет по пути постоянного совершенствования конструкции и технологии изготовления в серийных масштабах, причем некоторые сложные устройства (например, эжектор) становятся достоянием оружия массового производства. Вместе с тем в нашей стране делают и штучные ружья, которые успешно соперничают с самыми выдающимися зарубежными образцами. К таким ружьям можно отнести двустволки МЦ111 с горизонтальным и МЦ109 с вертикальным расположением стволов.

Таковы некоторые сведения из истории охотничьего оружия. А теперь перейдем к современным ружьям, с которыми мы с вами охотимся.

Охотничье ружье

Однозарядные ружья

В последние годы в нашей стране был налажен серийный выпуск бескурковых одностволок с откидным стволом моделей ЗКБ и ИЖБ. В 1962–1963 гг. на их базе была сконструирована модель ИЖ-18, которая до сих пор в различных модификациях серийно производится на Механическом заводе в Ижевске.

Это одноствольное однозарядное промысловое ружье с внутренним расположением курка. Его выпускают преимущественно в рядовом исполнении. ИЖ-18 делают всех калибров, принятых у нас, то есть 12, 16, 20, 28 и 32. Ружья от 12 до 28 калибра включительно имеют патронники, сверленные под бумажную гильзу, а ружье 32 калибра — патронник под металлическую гильзу. Масса ружей 12 и 16 калибров — не более 2,8 кг; 20, 28, 32 калибров — не более 2,6 кг. У ружей 12 и 16 калибров длина ствола 725–735 мм, дульное сужение 0,5 или 1 мм; у ружей 20, 28 и 32 калибров ствол длиной 675–680 мм с дульным сужением 0,5 мм. Ствол не имеет прицельной планки, снабжен мушкой. Длина патронника 70 мм. Канал ствола и патронник хромированы. Ствол и цевье отъемные. Для чистки, транспортировки ИЖ-18 легко и быстро разбирается на три части: ствол, цевье, приклад. Ложа обычно делается из березы или бука, изредка (у ружей в штучном исполнении) — из ореха. Шейка ложи, как правило, пистолетная, реже — прямая.

Как уже говорилось, ружья 12–28 калибров рассчитаны на применение бумажных (пластмассовых) гильз, практически же на промысле охотники используют почти исключительно латунные. Это несколько ухудшает показатели боя (снижаются кучность, равномерность осыпи), но не настолько сильно, чтобы заметно сказываться на результатах охоты. Самое выгодное — применять на промысле латунные гильзы под капсюль «Центробой», так как выстрел при этом обходится наиболее дешево.

Ружье ИЖ-18 открывается, если перевести вверх рычаг отпирания, который расположен снизу под колодкой, позади предохранительной скобы. Поднимая рычаг, вы одновременно ставите курок на боевой взвод и отпираете ствол, в результате чего он опускается. В ружье ИЖ-18Е при этом включается эжектор. В случае осечки курок можно взвести вновь, не открывая ружья, а просто передвинув рычаг отпирания вверх-вниз.

Ствол соединяется с колодкой подствольным крюком и шарниром. Запирание ствола одинарное — на подствольный крюк. Ударно-спусковой механизм размещен в колодке. Боек изготовлен отдельно от курка. Конструкция ружья благодаря специальной пружине обеспечивает отбой курка и отход бойка после выстрела.

У ИЖ-18 кнопочный неавтоматический предохранитель, жестко запирающий спусковой крючок с шепталом. Механизм блокировки не позволяет произвести выстрел, если ружье не полностью закрыто. При каком-либо ударе по ружью со взведенным курком или при его падении выстрела не последует, так как курок, сорвавшись с боевого взвода, автоматически встанет на предохранительный взвод, не ударив по бойку.

Ружье имеет плавный спуск курка. Для того чтобы плавно спустить курок, необходимо полностью открыть ружье, передвинуть кнопку предохранителя влево и, нажимая на спусковой крючок, мягко закрыть ружье, придерживая при этом рычаг отпирания. Когда в патроннике находится патрон, плавно опускать курок нельзя — может произойти случайный выстрел. Сверху на колодке расположен хорошо видимый указатель взведения курка, а в темноте он легко прощупывается пальцем.

ИЖ-18 производят в двух вариантах: с экстрактором и эжектором. Во втором случае модель имеет уже упомянутый нами индекс ИЖ-18Е. Чтобы отключить эжектор, кнопку выключателя переводят в заднее положение.

В последние годы вместо ружей ИЖ-18 и ИЖ-18Е выпускают новые модификации — соответственно ИЖ-18М и ИЖ-18ЕМ, при разработке которых в базовую модель был внесен ряд изменений. Так, в верхней части подствольного крюка по всей длине, слева и справа, сделаны прямоугольные выступы, которыми ствол при закрывании опирается на передние стенки коробки. Это повысило долговечность соединения ствола с коробкой. Шейка приклада в передней части и задняя часть цевья стали чуть толще, головка выбрасывателя — несколько уже.

Основное назначение ружья ИЖ-18 — промысел. Особенно выгодно применять ружья 20, 28, 32 калибров для отстрела в тайге мелкого пушного зверя, рябчика, а в южных районах страны — для охоты на перепела.

Случайно охотнику может попасться ружье ИЖ-18М 20 калибра под гильзу «Магнум» длиной 75 мм. Эти ружья производят для экспорта, на внутренний рынок они попадают редко, так как гильзы «Магнум» у нас не выпускают. Такое ружье имеет патронник длиной 76,2 мм, в остальном же не отличается от базовой модели. Если у кого-нибудь окажется ружье под гильзу «Магнум», то с ним можно успешно охотиться, применяя обычные (70 мм) латунные гильзы 20 калибра.

Магазинные ружья

Представителем этого вида ружей у нас в стране может служить ружье МЦ20, которое было сконструировано в начале 60-х гг. и вскоре стало выпускаться небольшими партиями Тульским оружейным заводом. В течение ряда лет оно неоднократно менялось по своей конструкции и внешнему виду, но в 1971 г. было снято с производства для доработки, и только теперь его выпуск возобновлен на том же заводе. Вначале эта модель имела деревянную ложу с очень сложным по устройству и в разборке затвором. Затем ствольная коробка изготовлялась заодно с ложей из пластмассы и с таким же сложным затвором.

Сейчас это охотничье ружье производится под индексом МЦ20-01. В не отделяемой от ствола ствольной коробке перемещается посредством рукоятки при перезаряжении продольно-скользящий поворотный затвор, который запирает ствол на два боевых упора, расположенных симметрично друг относительно друга. Конструкция затвора проста, так что для чистки и смазки его можно разбирать без инструмента. Ружье имеет ложу, изготовленную заодно с цевьем, как у охотничьих карабинов. Вообще внешний вид ружья напоминает охотничий карабин.

Снизу к ствольной коробке примыкает отъемный магазин на два патрона 20 калибра с гильзой длиной 70 мм. Фиксируется магазин двумя симметрично размещенными защелками, изготовленными в виде пружинящих пластин. Такая конструкция позволяет одновременно выключать защелки и отделять магазин от ружья, а кроме того, практически исключает возможность потери магазина на охоте. Для прицельной стрельбы на стволе имеются целик и мушка, что особенно ценно при стрельбе пулей. Со стороны стрелка затвор прикрыт вкладышем, который перекрывает в коробке отверстие и пазы под затвор, что уменьшает вероятность попадания сюда всяческого сора. В этом же вкладыше имеется указатель взведения бойка. Чтобы извлечь затвор, следует его открыть, отвести назад, нажать на спусковой крючок и затем вынуть. Ружье снабжено предохранителем.

По данным каталога 1988 г., ружье может выпускаться трех разновидностей: МЦ20-01, МЦ20-02 и МЦ20-03 соответственно 20, 28 и 32 калибра, но пока в продажу поступает лишь первая модификация. Ствол имеет хромированное покрытие: черное — снаружи, белое — внутри. Длина ствола — 635 мм, дульное сужение у первых двух ружей — 0,5 мм, у последнего — 0,3 мм. Ружья 32 калибра весят не более 2,6 кг, остальные чуть тяжелее — не более 2,75 кг.

МЦ20-01 — типичное промысловое ружье, предназначенное преимущественно для отстрела мелкого пушного зверя и боровой дичи.

Курковые двуствольные ружья

В течение семи десятилетий Тульский оружейный завод производил модель куркового ружья, которое в разных модификациях имело индексы Б, БМ, ТОЗ-63, ТОЗ-66, ТОЗ-54, но среди охотников чаще именовалось попросту «тулкой» или «курковой тулкой». Долгое время, вплоть до конца 50-х гг., тульское ружье с внешними курками было наиболее массовой моделью среди всех отечественных двуствольных ружей. Курковая тулка, простая по устройству, дешевая, безотказная, достаточно прочная, широко применялась на промысловой и любительской охоте.

Серийно модель Б начали выпускать в 1902 г. После перерыва в производстве охотничьего оружия в периоды первой мировой и гражданской войн модель Б вновь стали производить в 20-е гг. и выпускали вплоть до начала Великой Отечественной войны, сразу же после которой производство курковых тулок было возобновлено и продолжалось до 1956 г. Первые партии ружей послевоенного выпуска имели стволы, не спаянные между собой, а скрепленные муфтами.

Модель Б делали преимущественно 16 калибра, в меньшем количестве — 20-го и совсем немного — 12-го. Ружья, выпущенные в 50-х гг., имеют стволы длиной 700–725 мм, отдельные экземпляры в штучном исполнении — 750 мм, масса ружей 16 калибра — 3–3,2 кг. Правый ствол делали со сверловкой цилиндр, левый — чок. Ложа преимущественно полупистолетная; иногда — прямая или пистолетная, у ружей рядового исполнения — из бука, ореха, у штучных — из ореха.

В 1957 г. вместо модели Б стали выпускать ее модификацию БМ с повышенными прочностными характеристиками стволов. Это ружья 16 и 20 калибров; длина стволов — 700–725 мм; масса ружей соответственно — 3–3,25 и 2,75–3 кг. Сверловка стволов: правого — 0,25 мм (иногда 0,5 мм), левого — 0,5 мм (реже 1 мм). Усилие спуска правого спускового крючка — 1,5–2,75 кг, левого — 1,75–3 кг. Ложа преимущественно полупистолетная, реже — пистолетная или прямая; материал — бук, береза, у штучных — орех.

В 60-е гг. вместо БМ стали выпускать модификации ТОЗ-63 16 и 20 калибров и ТОЗ-66 12 калибра. Модель была доработана в направлении повышения живучести; каналы стволов и патронники этих ружей хромированы. Масса ТОЗ-63 калибра 16 — 3–3,2 кг при длине стволов 700–720 мм; 20 калибра — 2,75–3 кг при стволах 675–720 мм; ТОЗ-66 12 калибра — 3,1–3,35 кг при стволах 700–720 мм. Дульные сужения: получок — чок. Ложа такая же, как у предыдущих модификаций.

В 1974 г. прежние модификации были заменены новой, с индексом ТОЗ-54, которую выпускали серийно вплоть до 1978 г. преимущественно 12 калибра. Конструкция ружья была отработана под современную технологию, изменены внешние формы модели. Классические формы курковой тулки были заменены «ультрасовременными», угловатыми, что значительно ухудшило общий вид ружья.

Масса ТОЗ-54 калибра 12 — не более 3,2 кг; длина ствола — 720 мм; дульные сужения — 0,5 и 1 мм.

В течение нескольких лет Тульский оружейный завод не выпускал курковую двустволку, но в 1986 г. производство этого ружья 12 калибра было восстановлено под индексом ТОЗ-80. Форму ружью вернули старую, классическую. По техническим характеристикам ТОЗ-80 практически не отличается от более ранних образцов.

Курковая тулка любой модификации — это ружье с горизонтально расположенными стволами и наружными курками. Стволы и цевье отъемные; цевье имеет рычажную защелку. Рычаг отпирания расположен сверху. Запирание тройное; ударно-спусковые механизмы смонтированы на отдельных боковых досках; курки с отбоем; длина патронников — 70 мм. Боевые пружины длинные, пластинчатые, нагнетаются они при ручном взведении курков. Гильзы, патроны выдвигаются экстрактором.

Курковые тулки калибров 12, 16, 20 пригодны для любых охот с использованием дробовых, картечных, пулевых патронов. Ружья, имеющие сверловку правого ствола цилиндр или улучшенный цилиндр, обычно дают хороший, а иногда и отличный бой пулей.

Ижевские двуствольные ружья с горизонтальным расположением стволов

В 1949–1954 гг. Ижевский механический завод выпускал популярную двустволку ИЖ-49. Учитывая опыт ее эксплуатации и пожелания охотников, завод с 1951 г. приступил к разработке ружья новой модели, которую тремя годами позже стал выпускать серийно под индексом ИЖ-54.

Это охотничье ружье 12 калибра с горизонтальным расположением стволов. Сначала делали ружья со стволами длиной 750 мм, затем — 730 мм. Длина патронников — 70 мм. Дульные сужения: правого ствола — получок 0,5±0,05 мм; левого — полный чок 1,0+0,05 мм. Форма дульных сужений параболическая. Снаружи стволы покрыты черным хромом или черным никелем; каналы стволов и патронники хромированы у всех штучных и у части ружей рядового исполнения.

Запирание ружей тройное: запорной планкой на два подствольных крюка и болтом Гринера на верхний крюк стволов. Рычаг отпирания расположен сверху. Ружье открывается поворотом рычага вправо. Сверху на колодке имеются указатели взведения курков. Курки взводятся при открывании ружья. После удара по бойку курок отходит назад в положение отбоя и освобождает боек.

Ударно-спусковой механизм с двумя спусковыми крючками смонтирован на отдельном основании, закрепленном в нижней части коробки. Боевые пружины пластинчатые. Бойки выполнены в хромированных брандтрубках.

ИЖ-54 не имеет эжектора. Автоматический предохранитель запирает и шептала, и спусковые крючки. Устройство предохранителя позволяет производить плавный спуск курков. Конструкция шептал и предохранительного механизма исключает случайный выстрел даже при ударе ружья о что-либо твердое.

Ложа у ружей рядового исполнения — из ореха и бука, у штучных — только из ореха. Форма ложи — прямая или пистолетная. Цевье отъемное, с защелкой рычажного типа. Масса ружья 3,2–3,6 кг (обычно 3,4–3,5 кг).

Ружье ИЖ-54 сыграло большую роль в развитии оружейного производства в СССР: это была первая отечественная модель бескурковой двустволки, которую выпускали крупными сериями и которая завоевала столь большую популярность у потребителя. Всего было произведено почти полмиллиона ружей этой модели, 70 тыс. из них пошло за рубеж, положив начало экспорту продукции ижевских оружейников.

В 1957 г. Ижевский механический завод начал выпускать ружье ИЖ-57 16 калибра, созданное на базе ИЖ-54. В нем вместо болта Гринера была установлена запорная планка в верхней части щитка коробки. Длина стволов 750 мм; дульные сужения — получок (в правом стволе) и чок (в левом). Вскоре эту модель сняли с производства.

В 1967 г. начались работы по модернизации ружья ИЖ-54, и с 1969 года завод в течение десятилетия производил ружья моделей ИЖ-26 (с экстрактором) и ИЖ-26Е (с эжектором).

По сравнению со старой моделью был внесен ряд изменений. Диаметр каналов стволов уменьшили с 18,5 (+0,25) до 18,2 (+0,2) мм. Другим стало запирание стволов: вместо болта Гринера на ИЖ-26 установлена запорная планка в верхней части щитка (лба) ствольной коробки. При запирании ружья планка надвигается на малый запорный крюк, выступающий над казенным срезом стволов. На курках появился дополнительный предохранительный взвод, повысивший безопасность ружья при его длительной эксплуатации. На части ружей (с индексом ИЖ-26Е) применен эжекторный механизм, размещенный в цевье. Несколько изменена форма коробки, более удобно стало обслуживание механизмов при чистке и смазке; масса ружья уменьшилась примерно на 0,2 кг. Длина стволов ИЖ-26 — 720–730 мм, масса — не более 3,3 кг; калибр 12. Ружья ИЖ-26 и ИЖ-54 зарекомендовали себя надежными в эксплуатации и пригодными почти для всех охот с применением дробовых, картечных и пулевых патронов в самых различных природных зонах нашей страны.

Наряду с ИЖ-54 завод освоил производство модели ИЖ-58, которое с отдельными усовершенствованиями выпускалось до последнего времени. Эта двустволка с горизонтальным расположением стволов, изготовляемая крупными сериями в течение почти трех десятилетий, хорошо известна в нашей стране и за рубежом среди охотников-любителей и промысловиков. Подавляющее большинство ружей делалось 12 и 16 калибров, но в свое время модель была задумана как промысловое оружие малых калибров — 20 и 28. Серийно ружья 28 калибра не производились, а вот массово выпускаемая «двадцатка» пользовалась у охотников заслуженным успехом. Замечательную «двадцатку», созданную под руководством ижевского конструктора Л. И. Пугачева, серийно производили с конца 1958 г., а в середине 60-х гг., к великому сожалению охотников, сняли с производства.

У этого ружья длина стволов 675 мм, длина патронников 70 мм. Каналы стволов и патронники хромированы. Дульные сужения параболические, у правого ствола — 0,5 мм, у левого — 1 мм. При стрельбе нормально снаряженными патронами на 35 м ружье обеспечивает кучность боя 45 % из правого и 55 % из левого стволов. Прицельная планка утопленная. Стволы и цевье отъемные, цевье крепится к стволам защелкой.

Замок типа Энсон — Диллей смонтирован в колодке. Боевые пружины спиральные, цилиндрические. Взведение боевых пружин происходит при открывании ружья. Курки возвратные (с отбоем), бойки составляют одно целое с курками. Предохранитель неавтоматический, запирает шептала. В случае срыва курков с боевого взвода (при каком-либо ударе по ружью или при его падении) они автоматически встают на предохранительный взвод, не ударяя по капсюлям. Конструкция предохранителя позволяет плавно спускать курки. При не полностью закрытых стволах выстрела быть не может.

Спусковой механизм смонтирован на отдельном основании, имеет два спусковых крючка. Гильзы из патронника выдвигаются экстрактором при открывании ружья. Запирание ружья тройное: на два нижних крюка — запорной планкой и на верхний крюк — рычагом запирания.

Ложа — полупистолетная или прямая, с колодкой соединена стяжным винтом, проходящим через весь приклад к затыльнику. Материал ложи у рядовых ружей — береза и бук, у штучных ружей — орех. Масса ружья — 2,7–2,9 кг. Простая конструкция механизмов позволяет производить полную разборку и сборку ружья без помощи специальных инструментов — нужны лишь выколотка и отвертки.

Легкая, достаточно мощная и дешевая «двадцатка» пользовалась, как мы уже говорили, популярностью у охотников. Это компактное, надежное оружие хорошо проявило себя на промысле боровой дичи и мелкого пушного зверя, показало неплохой бой пулей; его широко использовали на юге страны для отстрела перепела, а также на горных охотах.

С 1960 г. стали делать ружье ИЖ-58 16 калибра. Длина стволов — 720 мм, масса — до 3,2 кг, прицельная планка обычная. Спустя десятилетие на базе этой модификации было разработано ружье 12 калибра под индексом ИЖ-58М. Его масса — 3,2–3,3 кг, длина стволов — 720–730 мм. Ложа — пистолетная или прямая. Кучность боя при дульном сужении получок (0,5 мм) и чок (1 мм) соответственно 50–55 и 60–65 %. Предохранитель, как и у 16 калибра, неавтоматический.

Ружья ИЖ-58 12 и 16 калибров пригодны для любительской и промысловой охоты во всех природных зонах страны. Из этих ружей можно отстреливать дробью все виды пернатой дичи, зайцев, лисиц; картечью — косуль, сайгаков, волков, рысей; пулями — лосей, кабанов, медведей.

В 1977 г. на основе ружья ИЖ-58М были созданы модификации ИЖ-58МА и ИЖ-58МАЕ, на первом из которых установили автоматический предохранитель, а на втором — автоматический предохранитель и эжектор (последний может быть отключен).

В свою очередь, дальнейшим развитием моделей ИЖ-58МА и ИЖ-58МАЕ стали ИЖ-43, ИЖ-43Е, ИЖ-43М, ИЖ-43ЕМ. Все они имеют отъемные горизонтально спаренные стволы. Патронники и каналы стволов хромированы. Цевье съемное, закрепляется защелкой рычажного типа. Запирающий механизм состоит из двух подствольных крюков, в пазы которых заходит запорная планка, управляемая рычагом запора. Ударно-спусковой механизм размещен на отдельном основании и в колодке. Основание располагается в нижней части колодки. При открывании ружья происходят поджатие цилиндрических спиральных боевых пружин и взведение курков, выполненных заодно с бойками, а также автоматическое включение предохранителя, который запирает спусковые крючки и шептала. Предохранитель дает возможность произвести плавный спуск курков с боевых взводов. Спусковой и запорный механизмы ружья сблокированы между собой: взаимодействие спусковых крючков с шепталами возможно только при вернувшемся до конца в исходное положение рычаге запора.

Основное отличие этих моделей от предыдущих заключается в измененном внешнем виде, иной конструкции эжекторного механизма (ИЖ-43М и ИЖ-43ЕМ) и установке универсального ударно-спускового механизма (ИЖ-43 и ИЖ-43Е), имеющего два спусковых крючка, каждый из которых может произвести последовательно два выстрела из обоих стволов, но допускает возможность вести стрельбу традиционно. Модели, не имеющие индекса Е, снабжены экстрактором, который только выдвигает стреляные гильзы из патронника, а не выбрасывает, как эжектор.

Ружья этих модификаций выпускают 12 и 16 калибров. Масса не более 3,3 кг. Длина стволов — 725 мм. Дульное сужение правого ствола — 0,5 мм, левого — 1 мм; кучность стрельбы правого и левого стволов — соответственно не менее 50 и 60 %.

Ружья с вертикальным расположением стволов

В 1965 г. на Лейпцигской ярмарке золотую медаль получило ружье ТОЗ-34, созданное тульскими оружейниками. Основные идеи этой модели разработал Н. И. Коровяков, в авторском коллективе приняли участие В. П. Очнев, В. А. Парамонов, С. С. Ферапонтов. Сначала ружье делали в штучном исполнении, а с 1969 г. его выпускают крупными сериями.

Эта модель сыграла большую роль в развитии советского охотничьего оружия. ТОЗ-34 — первое легкое ружье с вертикальным расположением стволов серийного производства. Оно послужило базой для целого семейства ружей: стендовых ТОЗ-57К и ТОЗ-57Т, штуцера ТОЗ-55 «Зубр», комбинированных ТОЗ-34-5,6/28 и ТОЗ-34-5,6/20.

ТОЗ-34 калибров 12 и 28 выпускают серийно в рядовом, штучном и сувенирном исполнении, в ограниченном количестве делают ружья 20 калибра, были выпущены небольшие партии 32 калибра.

Стволы отъемные, цевье — неотъемное, крепится на стволах винтами. Имеются указатели взведения курков. Прицельная планка ставится как обычная, так и вентилируемая. Ложа — из ореха, бука, березы, обычно — с пистолетной, реже — с прямой шейкой, с выступом под щеку или без него. Масса ружья — 3,1–3,2 кг, иногда — 2,9–3,0 кг. Ружья малых калибров имеют такую же колодку, как и ружья 12 калибра, поэтому их масса практически одинакова.

Ружье выпускают в различных модификациях: ТОЗ-34 — с экстрактором, ТОЗ-34Е — с эжектором, ТОЗ-34Р — с резиновым амортизатором, ТОЗ-34ЕР — с эжектором и резиновым амортизатором.

Длина стволов 12 калибра — 700–720 мм; 20, 28, 32 — 660–675 мм; патронников — 70 мм. В паспортах на ТОЗ-34 12 калибра указывается, что сверловка нижнего ствола — получок, верхнего — чок, но это номинальные, условные обозначения. На деле у ружей 12 калибра дульные сужения нижнего ствола обычно 0,8–1,0 мм, верхнего — 1,1–1,3 мм; 20-го — 0,5 и 1,0 мм; 28-го — 0,4 и 0,6 мм; 32-го — 0,3 и 0,5 мм соответственно. Диаметр каналов стволов 12 калибра 18,5 (+ 0,2) мм, 20-го — 15,7 (+ 0,2), 28-го — 14 (+ 0,2), 32-го — 12,5 (+ 0,25) мм.

Ружье рассчитано на применение бумажных, пластмассовых, металлических гильз (последние обеспечивают меньшие кучность и равномерность осыпи). Для 20, 28, 32 калибров можно применять усиленные заряды и снаряды.

По своей конструкции ТОЗ-34 значительно отличается от других ружей. У него нет поперечного болта, низкая посадка стволов, которые соединяются с колодкой посредством кольцевых шарниров и казенной муфты. Запирание стволов одинарное — запорной рамкой на крюк стволов, рычаг отпирания расположен сверху. Спуск курков плавный. Ударный механизм с внутренними курками и спусковой механизм с двумя спусковыми крючками смонтированы на отдельном основании. Взведение курков, поджатие боевых пружин (а у ТОЗ-34Е и поджатие пружин эжектора) осуществляются при открывании стволов. Боевые пружины имеют подковообразную форму. Курки выполнены отдельно от бойков. Предохранитель неавтоматический, запирает шептала; имеется перехватыватель курков (интерсептор). Ружье ТОЗ-34 отличается особенностями в разборке и сборке. Для разборки следует сначала плавно спустить курки, затем, нажав на передний спусковой крючок и не отпуская его, перевести рычаг запирания в крайнее правое положение до упора, а потом, поворачивая стволы, вывести их из зацепления со ствольной коробкой.

На базе ружья ТОЗ-34 создан, как уже говорилось, штуцер ТОЗ-35 «Зубр» под патрон 9х53. Длина стволов — 600 мм. Это же ружье выпускают и как комбинированное: нижний ствол — нарезной, под патрон 9х53; верхний — гладкий, 12 калибра. В данном варианте длина стволов — 675 мм; дульное сужение гладкого ствола — 0,5 мм. Само ружье весит 3,8 кг, но оно еще комплектуется оптическим прицелом ТО-6ПМ или ПО4х34. ТОЗ-55 делают только в штучном исполнении.

Уже упомянутые промысловые ружья ТОЗ-34-5,6/28 и ТОЗ-34-5,6/20 производятся малыми сериями. Это комбинированное оружие, у которого верхний ствол — нарезной, калибра 5,6 мм под патрон кольцевого воспламенения, нижний — гладкий, 28 или 20 калибра. Длина стволов — 500 мм, дульное сужение гладкого ствола — 0,3 мм при 28 калибре, 0,5 мм — при 20 калибре. Предохранитель неавтоматический. На ружье может быть установлен оптический прицел ПО-2,5х20 или ПО-1М. Масса ружья без оптического прицела 2,5–2,6 кг.

Ружье ТОЗ-34 12 калибра — типичное охотничье ружье, применяемое на всех охотах с использованием дробовых патронов. При дульных сужениях более 1 мм картечь следует использовать только согласованную, в контейнере; при охоте на крупных животных — подкалиберные пули. Это же ружье с гладкими стволами 20, 28, 32 калибров пригодно для промысла мелкого пушного зверя в тайге, для стрельбы перепела. «Зубр» применяют на отстреле лося, крупного кабана, медведя, оленя. ТОЗ-34-5,6/20 и 28 — типичное промысловое ружье, предназначенное для добычи мелкого пушного зверя.

Работы над созданием двустволки с вертикальным расположением стволов велись и в Ижевске. В 1959 г. под руководством конструктора А. Климова была разработана модель ИЖ-59 «Спутник», которая в 1960–1964 гг. выпускалась серийно.

Стволы этого ружья не спаяны между собой, а соединены муфтами. Прицельная планка высокая; каналы стволов и патронник хромированы; калибр 12, диаметр каналов стволов — 18,5 мм; длина стволов — 750 мм, патронников — 70 мм; дульные сужения — 0,5 мм у нижнего и 1 мм у верхнего стволов. Запирание стволов одинарное — широким клином на крюк казенной муфты.

Ударно-спусковой механизм расположен в колодке и на отдельном основании. Курки возвратные, с отбоем, выполнены отдельно от бойков, взводятся при открывании стволов. Боевые пружины цилиндрические, спиральные. Предохранитель неавтоматический, запирает шептала. Возможен плавный спуск курков с боевого взвода.

Ложа прямая или пистолетная, из ореха или бука; затыльник пластмассовый или с резиновым амортизатором.

Боковые поверхности стволов над цевьем прикрыты деревянными накладками.

При определенных условиях (частая стрельба, применение сильных зарядов) длинные стволы ИЖ-59 иногда начинали «крестить», то есть нижний ствол бил выше цели, а верхний — ниже. Поэтому в ружье ИЖ-12, созданном на базе «Спутника», стволы сделали спаянными. Первую партию ружей ИЖ-12 завод выпустил в 1962 г. Кроме того, были внесены следующие изменения: диаметр каналов стволов уменьшили с 18,5 до 18,2 мм; наряду с обычным (неавтоматическим) предохранителем установили перехватыватели курков (интерсепторы), а в последних выпусках на ИЖ-12 иногда применяли автоматический предохранитель; длину стволов уменьшили до 720–730 мм. Масса ружья 12 калибра — 3,3–3,5 кг, 16-го — 3,1–3,2 кг.

Собирая ружье, следует помнить, что перед постановкой цевья необходимо опустить оба взводителя, затем, удерживая ружье левой рукой за стволы, правой рукой надевают цевье на нижний ствол.

Заметим, что ИЖ-12 — первое ружье массового производства, в конструкцию которого были введены перехватыватели курков. Эта модель, выпускавшаяся в течение ряда лет крупными сериями, завоевала широкую популярность среди охотников.

Работы по модернизации ИЖ-12 завершились серийным выпуском с начала 70-х гг. ружья ИЖ-27. У него изменены формы ложи и цевья; введена вентилируемая планка; в ИЖ-27Е установлен эжекторный механизм (он может быть отключен); изменена форма коробки в местах ее сочетания с ложей. Предохранитель автоматический. Масса ружья ИЖ-27 калибра 12 с пластмассовым затыльником не более 3,3 кг, с резиновым амортизатором — не более 3,4 кг; калибра 16 — 3,2 и 3,3 кг соответственно. Длина стволов — 720–730 мм; дульные сужения — получок (нижний) и чок (верхний). Ложа пистолетная или прямая, из ореха или бука. Ружье производится в рядовом, штучном и сувенирном исполнении.

С середины 70-х гг. серийно производится ружье ИЖ-27 с одним спусковым крючком. Ружье делают в двух модификациях: ИЖ-27-1С без эжектора и ИЖ-27Е-1С — с эжектором. У этих ружей плавного спуска курков нет. Один спуск обеспечивает поочередное производство выстрелов из обоих стволов в любой последовательности. Основная последовательность выстрелов: нижний ствол — верхний ствол, обратная (верхний — нижний) требует отжать спусковой крючок вперед до щелчка. Но такое переключение изменяет очередность только на одну пару выстрелов, поскольку при первом же открывании ружья снова восстанавливается основная последовательность.

Для стендов выпускали несколько модификаций ружья ИЖ-27: для стрельбы на траншее — ИЖ-27СТ и ИЖ-27ЕСТ (длина стволов — 760 мм, дульные сужения — полный чок и усиленный чок); для стрельбы на круглом стенде — ИЖ-27СК и ИЖ-27ЕСК (длина стволов — 660 мм, дульные устройства цилиндр и цилиндр с раструбом).

Ружья ИЖ-12, ИЖ-27 широко используются на различных охотах с применением дроби, картечи, пуль. Нижний ствол этих ружей обычно дает неплохой, а иногда отличный бой пулей.

Двуствольные ружья с индексом МЦ

В 1946 г. при Тульском оружейном заводе было создано Центральное конструкторское исследовательское бюро спортивно-охотничьего оружия (ЦКИБ СОО), задача которого — разработка и создание новых типов и моделей спортивного и охотничьего оружия. Разрабатываемое и изготовляемое этим предприятием оружие (в штучном исполнении или малыми сериями) обозначается индексом МЦ — модель ЦКИБа.

Одними из первых моделей с индексом МЦ были выпускаемые в 50-х гг. ружья МЦ9 с внешними курками и горизонтальным расположением стволов, ружье МЦ6 с внутренними курками и вертикальным расположением стволов и ружье МЦ5 с вертикальным расположением стволов в различном их сочетании.

В настоящее время модели охотничьих ружей с индексом МЦ являются в нашей стране наиболее дорогими и великолепно исполненными. К ним относятся два ружья самого высокого класса: МЦ109 с вертикальным и МЦ111 горизонтальным расположением стволов, оба с так называемыми полными замками. Ружья отличаются строгостью и изяществом форм, прекрасной художественной отделкой. Металлические детали ружей украшены гравировкой или чеканкой, иногда в сочетании с всечкой благородных металлов. Производство ружей этих моделей только штучное.

Тут уместно коротко рассказать о том, какое же охотничье оружие относят к высшему классу, если ограничиться чисто техническими особенностями. Оно обычно двуствольное или трехствольное, с отдельными ударно-спусковыми механизмами на каждый ствол. Это объясняется прежде всего тем, что можно быстро, один за другим сделать два или три выстрела, причем патронами различных характеристик и назначения. Далее. Когда есть несколько отдельных ударно-спусковых механизмов, вся система ружья более надежна, поскольку при случайном выходе из строя одного механизма или осечке патрона всегда наготове еще выстрел из другого ствола. Из такого оружия можно вести отстрел различных животных в большом диапазоне дистанций. Гладкие стволы могут иметь разные калибры и дульные сужения.

Конструкция оружия обязана обеспечивать живучесть образца не менее 10–15 тыс. выстрелов, разбираться легко и традиционно. Внутреннюю поверхность стволов не снабжают покрытием, так как трудно добиться его равномерности, а значит, и точных внутренних размеров. Следовательно, нельзя предсказать, каковы получатся характеристики боя ружья.

Ружье должно иметь не только резкий, но и равномерный бой. Кучность — максимальная по нормативам сверловки. Отклонение точки попадания от точки прицеливания допускается не более 5 см. Центр тяжести должен располагаться как можно ближе к стрелку, разностенность стволов — минимальная. Подгонка всех механизмов — без качки и зазоров. Замки, как уже отмечалось, «полные». Дерево — только орех комлевый на цевье и ложе, выдержанное, хорошо подогнанное к металлическим частям и не выступающее над металлом. Ложа со щекой, затыльник изготовлен за одно целое с ложей. Запирание по крайней мере тройное. Желательны два спусковых крючка, каждый может быть универсальным — на оба ствола.

Ружье МЦ109 выпускается в разновидностях: МЦ109-12 — с двумя, МЦ109-01 — с одним спусковым крючком. При 12 калибре длина стволов 750 мм, патронников — 70 мм. Дульное сужение нижнего ствола 0,5 мм, верхнего — 1 мм. Масса ружья — в пределах 3,4 кг. Один спусковой крючок обеспечивает поочередное производство выстрелов из обоих стволов в любой последовательности за счет переводчика. Взведение внутренних курков осуществляется при открывании стволов. Предохранитель неавтоматический, блокирует спусковые крючки, имеет их перехватыватели. Для выброса стреляных гильз предусмотрен эжектор.

Ружье МЦ111 выпускают 12 калибра; модификации МЦ111-12 — с двумя и МЦ111-01 — с одним спусковым крючком. Правый ствол имеет дульное сужение 0,5 мм, левый — 1 мм. Остальные эксплуатационные характеристики такие же, как у МЦ109.

Ружье МЦ110 более низкого класса, чем предыдущие. В отличие от них ударно-спусковые механизмы у МЦ110 смонтированы на одном общем основании. Изготовляется ружье трех разновидностей: МЦ110-12, МЦ110-01 и МЦ110-20 (все — с горизонтально расположенными стволами). Ружье МЦ110-12 имеет стволы 12 калибра; длину стволов 750 мм; дульное сужение правого ствола 0,5 мм; левого — 1 мм; массу — не более 3,3 кг. Ружье МЦ110-01 отличается от МЦ110-12 наличием одного спускового крючка. Все модификации снабжены эжекторным механизмом и автоматическим предохранителем с перехватывателями курков. У МЦ110-20 стволы 20 калибра длиной 675 мм; дульное сужение правого ствола 0,5 мм, левого — 0,8 мм; масса ружья не более 2,9 кг.

Ружье МЦ 110-12 было удостоено в 1976 г. Большой золотой медали на международной ярмарке в Загребе. Это ружье выпускают еще двух модификаций (МЦ 110-07 и МЦ110-09) с нарезными каналами стволов и с открытыми, а также оптическими прицелами ПО4х34. Масса этих ружей 3,6 кг, длина стволов 600 мм. Ружье МЦ 110-07 рассчитано для стрельбы из обоих стволов патронами 7,62х51, а МЦ110-09 — патронами 9х53; поперечник рассеивания пуль — соответственно не более 10 и 12 см при стрельбе на дальность 100 м.

Ружье МЦ7 изготовляется с гладкими, вертикально расположенными стволами, двух модификаций: МЦ7-12 калибра 12, длина стволов — 750 мм, масса ружья — 3,3 кг; МЦ7-20 калибра 20, длина стволов 675 мм, масса ружья — не более 2,9 кг. В 1978 г. ружье МЦ7-12 удостоено Большой золотой медали на международной Загребской ярмарке. Нижние стволы этих ружей имеют одинаковые дульные сужения — 0,5 мм, верхние же — разные: у МЦ7-12 — 1 мм, а у МЦ7-20 — 0,8 мм. Цевье на стволах съемное, закрепляется защелкой. Предусмотрен эжекторный механизм. Предохранитель автоматический с перехватывателями курков.

Ружье МЦ7 делают и с нарезными стволами: МЦ7-07 — под патрон 7,62х51, МЦ7-09 — под патрон 9х53; поперечник рассеивания при стрельбе на дальность 100 м — соответственно 10 и 12 см. Масса этих ружей — не более 3,7 кг, длина стволов — 600 мм, комплектуются открытым и оптическим ПО4х34 прицелами.

Ружье МЦ105 представляет собой дальнейшее развитие уже упомянутой модели МЦ5. Это ружье выпускают четырех модификаций: МЦ105-20, МЦ105-28, МЦ105-32 и МЦ105-01. Цевье у них несъемное, прикреплено к стволам винтами, а сами стволы — отъемные, вертикально расположенные. Ударно-спусковой механизм — с внутренними курками и двумя спусковыми крючками, из которых передний предназначен для стрельбы из нижнего ствола, задний — из верхнего. При открывании стволов взводятся курки, а предохранитель автоматически запирает спусковые крючки. Имеются перехватыватели курков. Экстрактор общий на оба ствола, гильзы не выбрасывает. У всех модификаций длина стволов — 675 мм; масса ружей — от 2,7 до 3,1 кг в зависимости от калибра и типа применяемых патронов. Ружье МЦ105-20 калибра 20, МЦ105-28 — калибра 28, МЦ105-32 — калибра 32; у МЦ105-01 — верхний ствол калибра 20, нижний нарезной — под патрон 5,6х39.

Ружье МЦ-6 — самое «древнее» из серии МЦ, выпускаемое с 1952 г. по настоящее время. Оно имеет калибр 12, вертикально расположенные стволы длиной 750 мм, у нижнего дульное сужение — 0,5 мм, у верхнего — 1 мм. Масса ружья — не более 3,2 кг. Коробка современных образцов изготовляется из высокопрочного легкого сплава. Предохранитель автоматический, запирает спусковые крючки. Взвод курков осуществляется при открывании ствола. Гильзы извлекаются экстрактором без выбрасывания. Передний спусковой крючок служит для выстрела из нижнего ствола, как и у всех описанных моделей. Цевье закреплено на стволах винтами.

Ружье изящной формы, имеет гравировку на металлических деталях.

Самозарядные гладкоствольные ружья

Единственным серийно выпускаемым охотничьим оружием этого типа является ружье МЦ21-12, которое было разработано В. А. Николаевым в ЦКИБ СОО и поставлено на массовое производство в 1965 г. на Тульском оружейном заводе (поэтому оно иногда обозначается как ТОЗ-МЦ21-12). В том же году ружье награждено золотой медалью Лейпцигской ярмарки.

В каталоге 1965 г. указано, что ружья МЦ-21 производятся 12, 16 и 20 калибров. Однако в настоящее время ружье выпускается в рядовом и штучном исполнении только 12 калибра. Масса его — около 3,4 кг, но не более 3,7 кг. Ложа с пистолетной шейкой с выступом или без выступа под щеку, материал — буковая или ореховая древесина, может быть резиновый амортизатор. Длина ствола — 750 мм, длина патронника — 70 мм. Раньше в небольшом количестве эта модель изготовлялась со стволом длиной 675 мм, имеющим регулятор кучности стрельбы (по сути дела, поличок) и патронник под гильзу длиной 65 мм.

Канал ствола и патронник хромированы, рассчитаны на применение бумажных и пластмассовых гильз; дульное сужение — 1 мм. Магазин подствольный, трубчатый, вмещающий 4 патрона, но может быть укомплектован ограничителем, вдвое уменьшающим емкость магазина. Ружье снабжено флажковым предохранителем.

Затвор продольно-скользящий, запирающий канал ствола вертикально перемещающимся боевым упором, который входит в отверстие хвостовика ствола. Ударно-спусковой механизм смонтирован на отдельном основании и позволяет производить только одиночные выстрелы.

Автоматика ружья работает за счет использования длинного хода ствола, когда он движется назад под действием отдачи. При выстреле ствол и затвор начинают перемещаться назад. Ствол своим выступом освобождает левый останов патронов, и тот, выйдя из паза ствольной коробки, задерживает патрон, который не может попасть из магазина в коробку со стволом и затвором, а только выходит из магазина на небольшую величину. Далее освобождается правый останов патронов. Придя в крайнее заднее положение, затвор задерживается рычагом подавателя, а ствол под действием своей пружины перемещается вперед, выбрасывает стреляную гильзу через боковое окно крыши коробки и нажимает своим выступом на левый останов патронов, утапливая его в паз коробки. При этом патрон из магазина перемещается на подаватель и отжимает фланцем гильзы защелку подавателя, что приводит к освобождению затвора, который начинает скользить вперед. Вместе с тем подаватель, вращаясь, поднимает патрон, а двигающийся вперед затвор досылает его в патронник. Очередной патрон удерживается в магазине первым остановом патронов. Подходя к крайнему переднему положению, затвор отжимает правый останов патронов, а освобожденный патрон, продвинувшись немного назад, останавливается упором патронов в затворе. При движении затвора назад в момент выстрела происходят также взведение курка и подготовка всего ударно-спускового механизма к последующему выстрелу.

Для извлечения патронов из магазина надо поставить ружье на предохранитель и утопить подаватель с одновременным нажатием на упор патронов в затворе. Однако, прежде чем извлекать патроны из магазина, следует получить патрон из патронника. Для этого необходимо отключить магазин отсекателем патронов и отвести затвор назад. То же самое проделывают при замене патрона в патроннике. Заменить патрон в патроннике не с тем снарядом, который имеется в магазине, можно еще быстрее. Для этого не нужно полностью заполнять патронами магазин, что даст возможность в требуемый момент вставить патрон с нужным снарядом в магазин и быстро передернуть затвор.

Чтобы ружье постоянно находилось в рабочем состоянии, следует за ним тщательно ухаживать и в меру смазывать маслом, соответствующим сезону. Особое внимание необходимо уделять откатно-накатной системе, в которую входят тормоз, буфер тормоза, буферно-возвратная пружина и опорное кольцо на стволе, надетые на корпус магазина. При выстреле опорное кольцо со стволом перемещается назад, сжимая своим внутренним конусом тормоз (он представляет собой разрезное кольцо), а с другой стороны тормоз сжимается внутренним конусом буфера, на который воздействует буферно-возвратная пружина. Таким образом, чем сильнее будет сжат тормоз и чем меньше будет смазки в этом механизме, тем более сильными зарядами можно будет стрелять из ружья (конечно, в разумных пределах). И наоборот, если буфер тормоза перевернуть и поставить его внутренним конусом не к тормозу, а к пружине и смазать как следует эту систему соответствующим сезону маслом, то можно будет стрелять уменьшенными зарядами.

При разборке ружья сначала отвинчивают колпачок цевья и снимают цевье. Затем отводят затвор назад до выхода боевого упора из отверстия хвостовика ствола и отделяют ствол от коробки и корпуса магазина. Далее снимают с корпуса магазина тормоз, буфер и пружину. От коробки отделяют крышку, сдвинув ее предварительно вперед. Ставят предохранитель в среднее положение и выталкивают его из отверстия в коробке. Нажав кнопку защелки, вынимают вниз из коробки ударно-спусковой механизм. Утопив упор патронов на затворе, выдвигают его вперед из коробки. Извлекают из магазина втулку со стороны колпачка цевья, а затем пружину магазина и толкатель патронов.

Разбирая затвор, стебель подводят вплотную к остову затвора (боевой упор при этом должен занять крайнее верхнее положение), а упор патронов утапливают до отказа. Затем, переместив вкладыш в нижней части затвора в сторону, отделяют его, после чего стебель и боевой упор легко отделяются от остова затвора. Чтобы отделить подаватель от основания ударно-спускового механизма, следует отжать его вправо так, чтобы цапфы вышли из отверстия основания.

Сборку ружья выполняют в обратной последовательности, обращая внимание на то, чтобы боковые поверхности толкателей затвора совместились в одной плоскости при помещении их концов в углубление штока хвостовика коробки. Для соединения ствола со ствольной коробкой необходимо отвести затвор назад в крайнее положение, а затем уже вставлять ствол в направляющие пазы коробки, надев предварительно муфту ствола на корпус магазина.

Собирая ружье, не следует злоупотреблять смазкой, поскольку это может привести к осечкам в самый неподходящий момент. Например, если вы видите, что после нажатия на спусковой крючок на капсюле остался еле заметный след от бойка, то разберите полностью затвор и удалите излишнюю смазку даже из отверстия для бойка. Зимой для смазки механизмов ружья некоторые охотники применяют веретенное или трансформаторное масло. Можно использовать также смазки ЦИАТИМ-201 или МС-70.

При эксплуатации ружья во влажную погоду и особенно на морских побережьях, помимо обычной обработки маслом наружных металлических поверхностей и внутренних механизмов и деталей, следует обратить особое внимание на трубку в корпусе приклада, где размещается возвратная пружина затвора. Там конденсируется влага, которую необходимо удалить, а механизм смазать. Для этого следует снять затыльник приклада, отвернуть гайку-колпачок, почистить и смазать трубку, возвратную пружину затвора и поршень.

Иногда при использовании недоброкачественных боеприпасов или по каким-либо другим причинам ствол с затвором застревают в заднем положении. Это значит, что боевой упор не вышел из отверстия хвостовика ствола. Прежде чем устранить задержку, включают отсекатель патронов, чтобы не было подачи их из магазина, затем ставят ружье на предохранитель. Потом ружье ставят затыльником на пол, прижимают слегка ствол книзу и каким-нибудь деревянным предметом ударяют по рукоятке затвора. Боевой упор при этом должен выйти из отверстия хвостовика ствола, и ствол под действием буферно-возвратной пружины займет переднее положение. Чтобы такие случаи не повторялись, следует смазать отверстие хвостовика ствола и боевой упор затвора, а если неполадка все же не устранена, ружье необходимо сдать в ремонт.

Кроме МЦ21 были разработаны еще две модели самозарядных гладкоствольных ружей: МЦ22-12 и МЦ23-12 (спортивная модификация МЦ23-1), но в серийное производство они не пошли.

Карабины под патроны кольцевого воспламенения

В 1842 г. французский оружейный мастер Флобер изобрел казнозарядное ружье для стрельбы небольшим малошумным патроном, не имеющим порохового заряда, — в складке, образующей фланец гильзы, находился только воспламенительный состав. Впоследствии в несколько измененную гильзу был добавлен пороховой заряд, что окончательно сформировало распространенное в настоящее время семейство патронов кольцевого воспламенения. Особенно широкое применение получили такие патроны калибра 5,6 мм, которые сейчас широко используются как стрелками-спортсменами для стрельбы из спортивных пистолетов и винтовок, так и охотниками-промысловиками при добыче мелкого пушного зверя из нарезных карабинов и комбинированного охотничьего оружия.

Здесь мы расскажем о современных отечественных карабинах, изготовляемых под патрон калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения и используемых охотниками на охотопромыслах нашей страны, а также о тех карабинах, которые призваны заменить устаревшие образцы карабинов ТОЗ-16, ТОЗ-17 и ТОЗ-18.

Одной из первых работ уже знакомого нам Центрального конструкторского исследовательского бюро спортивного и охотничьего оружия, организованного в 1946 г. на Тульском оружейном заводе, было создание на базе облегченного варианта спортивной винтовки ТОЗ-8 оружия для промысловых охотников. Образец был выполнен конструктором К. И. Шехватовым и получил наименование ТОЗ-11. Эта охотничья винтовка в 1948 г. получила большую серебряную медаль и диплом второй степени на Московской выставке охоты и собаководства, а изготавливалась она до 1957 г. Винтовка однозарядная; ложа березовая полупистолетная; прицел секторный с установкой до 250 м; затвор продольно-скользящий; запирание производится поворотом стебля затвора; масса винтовки — около 2 кг.

В 1956–1957 гг. авторский коллектив в составе Г. П. Носкова, В. И. Чувахина и В. П. Очнева под руководством В. Л. Чернопятова создал промысловые карабины: ТОЗ-16 — однозарядный, ТОЗ-17 — с магазином на 5 патронов и ТОЗ-18 — с таким же магазином и оптическим прицелом двухкратного увеличения. В 1958 г. И. Горбушин, В. П. Очнев и В. Л. Чернопятов разработали самозарядный охотничий карабин ТОЗ-21 с магазином на 10 патронов. Отечественная промышленность выпускала также самозарядную винтовку «Спорт» с трубчатым магазином на 7 патронов, расположенным в прикладе (масса — 1,9 кг, длина ствола — 480 мм).

В настоящее время серийно производятся три модификации «тозиков» с несколько модернизированным узлом запирания ствола: ТОЗ-16-01 — однозарядный карабин, ТОЗ-17-01 — магазинный карабин на 5 патронов и ТОЗ-18-01 — магазинный карабин такой же емкости с оптическим прицелом ПО-1 или ПО-2,5х20, который можно при необходимости быстро снять. Впервые описание этих карабинов появилось в каталоге 1980 г.

У карабина ТОЗ-16-01 ствол жестко соединен со ствольной коробкой за счет прессовой посадки и штифта. Запирание канала ствола осуществляется рукояткой затвора, заходящей за соответствующий выступ ствольной коробки при повороте затвора. Ударный механизм ударникового типа смонтирован в затворе. Перемещение затвора в переднее положение сопровождается взведением ударника. Спусковой механизм смонтирован на коробке и обеспечивает спуск «с предупреждением». Предохранитель кнопочного типа блокирует шептало. Когда затвор переводят в заднее положение, стреляная гильза извлекается из патронника и выбрасывается через окно ствольной коробки. Прицел открытый секторный, мушка прямоугольная. Наружные поверхности металлических деталей подвергнуты химическому оксидированию. Ложа березовая или буковая покрыта лаком, а затыльник пластмассовый. Длина карабина — 1020 мм, ствола — 536 мм, прицельной линии — 485 мм. Масса карабина — не более 2,6 кг. Поперечник рассеивания пуль при стрельбе серией из 4 выстрелов на дальность 50 м не более 5,5 см.

Карабин ТОЗ-17-01 отличается от предыдущего тем, что имеет коробчатый отъемный магазин на 5 патронов, а ТОЗ-18-01, кроме того, снабжен оптическим прицелом. Поперечник рассеивания пуль этих карабинов составляет 6 см. В остальном их характеристики одинаковы.

В каталоге 1980 г. появилось описание нового карабина МЦ18-2 штучного производства, предназначенного для отстрела некрупной дичи в условиях любительской и промысловой охоты. Отличительная его особенность — возможность пользоваться им как магазинным, досылая очередной патрон из магазина в патронник за счет перемещения затвора рукой и поворота рукоятки затвора вниз, и как самозарядным, но тогда рукоятку затвора поворачивать вниз не надо, а запирание канала ствола осуществляется усилием пружины затвора. При несамозарядной стрельбе канал ствола запирается при повороте затвора благодаря двум боевым выступам.

Ствол со ствольной коробкой соединен так же, как у предыдущего карабина. Ударно-спусковой механизм куркового типа смонтирован на отдельном основании и дает возможность вести только одиночную стрельбу при самозарядном режиме. Извлечение стреляной гильзы из патронника, выброс ее из окна ствольной коробки и взведение курка осуществляются при перемещении затвора в крайнее заднее положение. На ствольной коробке предусмотрен специальный козырек, который защищает глаза и лицо стрелка от попадания несгоревших порошинок при отражении стреляной гильзы во время самозарядной стрельбы. Карабин имеет предохранитель флажкового типа, блокирующий шептало. Магазин коробчатый отъемный, рассчитан на 10 патронов. На коробке установлен быстросъемный оптический четырехкратный прицел ТО-4М. Конструкция его кронштейна позволяет вести прицельную стрельбу на дистанцию 50 м, не снимая оптический прицел. Наружные поверхности ствольной коробки и ствола подвергнуты химическому оксидированию. Канал ствола, патронник, детали затвора и ударно-спускового механизма хромированы. Ложа изготовлена из ореха или березы, с выступами для руки и под щеку, покрыта полиэфирным лаком, затыльник винипластовый. Розетка ложи украшена инкрустацией.

Карабин надежен и безотказен в работе, удобен в обращении. В комплект поставки входят три сменных магазина, инструмент и соответствующие принадлежности. Длина карабина — 920 мм, ствола — 430 мм, прицельной линии — 380 мм. Масса карабина (без оптического прицела) — 2,4 кг. Средний поперечник рассеивания пуль при стрельбе серией из 5 выстрелов целевыми патронами на дальность 50 м — не более 2,5 см.

В каталоге 1984 г. появился еще один тип охотничьего магазинного карабина — ТОЗ-78, предназначенного для промысловой и любительской охоты на птицу и мелкого пушного зверя. В отличие от других ТОЗов запирание ствола упрощено и дает возможность применять патроны увеличенной мощности. Ударник взводится при перемещении затвора в заднее положение. Снизу на коробке смонтирован спусковой механизм, конструкция которого дает возможность регулировать усилие спуска и изменять ход спускового крючка. Кнопочный предохранитель блокирует шептало и имеет перехватыватель. Когда затвор передвигают в заднее положение, стреляная гильза извлекается из патронника и выбрасывается через окно ствольной коробки направо. Карабин оснащается открытым и оптическими (ПО-1М или ПО-2,5х20) прицелами. Ложа изготавливается из березовой или буковой древесины, с выступом для руки, покрывается лаком, затыльник пластмассовый. Длина карабина — 1000 мм, ствола — 536 мм, прицельной линии — 420 мм. Масса карабина (без оптического прицела) — не более 2,7 кг. Средний поперечник рассеивания пуль при стрельбе спортивно-охотничьими патронами на дальность 50 м — не более 5 см.

Следует отметить, что, судя по последним каталогам, отечественная промышленность предлагает охотникам комбинированные охотничьи ружья, в которых применяются патроны калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения. К таким ружьям относятся ранее упомянутые двустволки с вертикальным расположением стволов ТОЗ-34-5,6-20 и ТОЗ-34-5,6-28. Есть еще ружье МЦ105-01, у которого нарезной ствол имеет патронник под патрон 5,6х39. К этому ружью прилагается пять размещенных в прикладе вкладышей, так что при необходимости из нарезного ствола с их помощью можно стрелять патронами кольцевого воспламенения. Калибр гладкого ствола — 20, длина стволов — 675 мм, масса ружья — 3,1 кг. Наибольший поперечник рассеивания пуль при стрельбе из нарезного ствола серией из 5 выстрелов патронами 5,6х39 на дальность 100 м — 10 см, патронами 5,6 мм кольцевого воспламенения на дальность 50 м — 5 см.

Охотничье оружие под патрон 5,6х39

В 1955 г. на Московской выставке охоты и охотничьего собаководства инженером-конструктором М. Н. Блюмом впервые был представлен разработанный им комплекс новых охотничье-промысловых карабинов и патронов к ним с высокой начальной скоростью пули и мощным убойным действием. Среди этих экспонатов присутствовал магазинный карабин под патрон калибра 5,6 мм высокой скорости. Патроны были сконструированы двух типов. Патрон с пулей массой 3,5 г, имеющей неполную оболочку (сердечник из свинца оголен в головной части пули) и начальную скорость 1000 м/с. У патрона второго типа пуля была с полной оболочкой, ее начальная скорость составляла 1200 м/с.

Позже в статье М. Н. Блюма и М. М. Блюма «Охотничье нарезное оружие» (альманах «Охотничьи просторы», 1960) было приведено подробное описание «универсального» патрона калибра 5,6 мм с высокой начальной скоростью пули (в настоящее время этот патрон получил обозначение 5,6х39, как это принято за рубежом) и самозарядного и магазинного карабинов, разработанных под этот патрон с использованием деталей от карабинов военного образца (СКС).

В 1962 г. этот патрон наша промышленность начала изготовлять серийно, а оружейные заводы Ижевска, Тулы и также ЦКИБ СОО занялись разработкой под него охотничьего нарезного и комбинированного оружия. Почти одновременно на производственном объединении «Ижмаш» приступили к разработке и серийному освоению магазинного карабина «Барс-1». Этот карабин при использовании патрона с полуоболочечной пулей предназначен для охоты на средних по размеру зверей (сайгак, косуля, волк и т. п.), а с патроном, имеющим оболочечную пулю, из него можно отстреливать животных меньших размеров.

Поскольку карабин «Барс-1» является самой массовой моделью оружия, изготавливаемого под патрон 5,6х39, то на описании его следует остановиться подробнее. Длина карабина — 1044 мм, ствола — 600 мм, прицельной линии — 490 мм. В канале ствола 6 нарезов, направление нарезов правое, шаг нарезов — 420 мм. Канал ствола и патронник хромированы. Ствол и коробка соединены резьбой. На стволе имеются прямоугольная мушка и целик барабанного типа, на котором нанесены цифры 1, 2 и 3, что соответствует дальностям стрельбы 100, 200 и 300 м, а также есть деление для дальности 250 м. На карабин может быть установлен оптический прицел ПО 4х34 четырехкратного увеличения. Средний поперечник рассеивания пуль при стрельбе серией из 5 выстрелов на дальность 100 м — не более 7,5 см.

Затвор карабина продольно-скользящий с поворотом при запирании, осуществляемом посредством двух боевых упоров, расположенных в средней части. В задней же части предусмотрены окно для выхода взвода ударника и пазы, в которых крепится муфта. Внутри затвора есть канал для размещения ударника с боевой пружиной.

Ствольная коробка внизу имеет окно под магазин и коробку спускового механизма. Верхнее окно ствольной коробки предназначено для снаряжения магазина патронами и выбрасывания стреляной гильзы. Магазин неотъемный на 5 патронов, которые располагаются в шахматном порядке. Ствольная коробка соединяется с ложей специальной планкой и двумя винтами.

В коробке спускового механизма расположены шептало, спусковой крючок, пружины и регулировочные винты. Конструкция спускового механизма позволяет регулировать усилие и изменять характер спуска, то есть обеспечивает спуск с предупреждением или без него. Регулировать спусковой механизм можно только после извлечения ствола и ствольной коробки из ложи с взведенным ударником. Плавность спуска изменяют вращением нижнего переднего винта, устанавливая тем самым необходимую величину зацепления со спусковым крючком (это видно через отверстие в корпусе). Затем, вращая верхний передний винт, устанавливают нужное усилие на спусковом крючке. При резком возрастании усилия требуется немного вывернуть задний винт. Потом настраивают спуск «с предупреждением», для чего следует затягивать задний регулировочный винт до тех пор, пока резко не возрастет усилие нажатия спускового крючка. После настройки все винты следует закрепить контргайками.

Справа от ствольной коробки над спусковым механизмом располагается флажковый предохранитель, который фиксируется в двух положениях благодаря наличию в правой его части оси кулачка и пружины. При заряженном карабине предохранение от случайного выстрела осуществляется за счет одновременной блокировки затвора и ударника. Если же выстрел сделан, а флажок предохранителя установлен в вертикальное положение, то при этом предотвращается только открывание затвора. Чтобы извлечь затвор из ствольной коробки, его следует отвести назад, затем повернуть предохранитель в вертикальное положение и вынуть затвор.

Ложа изготовляется из березы или ореха, пистолетной формы, с выступом под щеку, а затыльником служит резиновый амортизатор. Деревянные части покрыты лаком, а поверхности металлических деталей подвергнуты фосфатированию и также отлакированы. Масса карабина (без оптического прицела и кронштейна) — не более 2,7 кг.

Перед разборкой карабин необходимо разрядить. Затем, если имеется оптический прицел, отвернуть гайки зажимов кронштейна на несколько оборотов и отделить от ствольной коробки кронштейн с прицелом. После этого, как было описано выше, извлечь затвор из ствольной коробки. Далее, отвернув соединительные винты, вынуть из ложи ствол со ствольной коробкой, магазином и спусковым механизмом. При разборке затвора необходимо надвинуть муфту на стебель затвора, повернуть ее по часовой стрелке до упора и отвести назад, сняв со стебля. Потом из стебля затвора вынимают боевую пружину и ударник. Чтобы снять спусковой механизм, следует извлечь его из ствольной коробки вместе с пружиной предохранителя, затем отвернуть винт крепления спусковой коробки, отделить ее от ствольной коробки и наконец вынуть предохранитель из ствольной коробки, предварительно повернув его вниз.

При разборке спускового механизма необходимо вначале выбить трубчатую ось и снять шептало вместе с пружиной. После этого вывернуть верхний передний винт и извлечь вторую пружину. Освободить остальные винты и снять спусковой крючок, не выбирая его ось. Собирать карабин следует в обратном порядке. При этом вставленный в затвор ударник должен быть зафиксирован в лунке фигурного паза стебля.

Карабин безотказен в работе и удобен в эксплуатации. С ним можно охотиться в любых климатических условиях при температуре окружающей среды от минус 40 до плюс 50 °C. Недаром «Барс-1» в 1967 г. удостоен Большой золотой медали и диплома первой степени на Международной Лейпцигской ярмарке.

Отечественной промышленностью были разработаны и другие образцы охотничьего оружия под патрон 5,6х39, однако они выпускались либо небольшими сериями, либо в единичных экземплярах.

В каталоге 1965 г. приводится описание комбинированного ружья ИЖ-15, верхний ствол которого 16 калибра, а нижний калибра 5,6 мм под патрон 5,6х39. Это двуствольное бескурковое ружье было разработано на базе распространенной в то время модели ИЖ-12 и внешне отличается от него наличием открытого целика для стрельбы на 100 м и одного откидывающегося щитка для стрельбы на 200 м, а также выступом «ласточкин хвост» на верхней поверхности казенной муфты для установки кронштейна оптического прицела. У дульной муфты имеется паз для мушки. Запирание стволов осуществляется широкой запорной планкой на один задний подствольный крюк. Число нарезов — 6, их шаг — 400 мм, длина стволов — 700 мм, прицельной линии — 540 мм. Масса ружья — 3,2 кг. Дульное сужение дробового ствола либо чоковое, либо получоковое. Предохранитель автоматический. В патронник нарезного ствола может быть вставлен вкладной патронник под патрон калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения, что увеличивает универсальность этого ружья, позволяя отстреливать более мелкого пушного зверя без порчи шкурки и тушки.

В каталогах представлено еще несколько образцов оружия под патрон 5,6х39.

Охотничье комбинированное ружье МЦ105-35, о котором мы уже упоминали, с вертикальным расположением стволов: верхний — 20 калибра, с дульным сужением 0,5 мм, нижний — нарезной, с вкладышем, позволяющим использовать патроны кольцевого воспламенения. Длина стволов — 675 мм. Каналы стволов и патронники хромированы, наружная поверхность стволов оксидирована или подвергнута черному хромированию. Соединение стволов с коробкой осуществляется за счет ствольной муфты, шарнира, защелки и рамки запирания. Ложа пистолетная или прямая, с выступом или без выступа под щеку, изготовлена из ореха, бука или березы. Цевье несъемное, привернуто винтами к планкам между стволами. Открытый прицел имеет мушку и целик с прорезью, оптический прицел съемный с 2-кратным увеличением ПО-2,5х20 или ПО-1. Ударно-спусковой механизм с внутренними курками и двумя спусковыми крючками (передний — для стрельбы из нижнего ствола, задний — из верхнего). Курки взводятся при открывании стволов. Автоматический предохранитель блокирует спусковые крючки, предусмотрены перехватыватели курков. Эжекторы отсутствуют. Масса ружья — не более 3,1 кг. Поперечник рассеивания пуль при стрельбе на дальность 100 м патронами 5,6х39 серией из 5 выстрелов не более 10 см, а патронами кольцевого воспламенения с применением вкладыша на дальность 50 м — не более 5 см. В каталоге 1988 г. это ружье приводится под индексом МЦ105-01.

Самозарядный охотничий карабин МЦ131 оборудован коробчатым магазином на 3 и 15 патронов. Перезаряжение осуществляется автоматически за счет пороховых газов, отводимых из канала ствола в подствольный газовый узел, и энергии сжимающейся возвратной пружины. Затвор запирает канал ствола тремя упорами, которые заходят при его повороте за выступы ствольной коробки. На отдельном основании смонтирован курковый ударно-спусковой механизм. Кнопочный предохранитель запирает спусковой крючок и препятствует полному перемещению назад подвижных частей перезаряжающего механизма, что не дает возможности случайно перезарядить карабин или дослать очередной патрон в патронник при разряженном карабине. Подвижные элементы, детали газового узла, патронник и канал ствола хромированы. Карабин снабжен 4-кратным оптическим прицелом и открытым целиком для стрельбы на 100 м. Длина карабина — 1050 мм, ствола — 550 мм, прицельной линии — 430 мм. Масса карабина (без оптического прицела) — 3,4–3,6 кг. Поперечник рассеивания пуль такой же, как у предыдущего.

Охотничий самозарядный карабин МЦ128 оборудован коробчатым магазином на 4 патрона. Конструкция ударного механизма исключает инерционный накол капсюля патрона при его подаче из магазина в патронник и запирании канала ствола. Оптический прицел 4-кратный ПО4х34 с быстросъемным кронштейном, а открытый прицел допускает стрельбу до 300 м. Масса карабина (без оптического прицела) — не более 3,1 кг. Подствольный газовый узел служит для перезаряжения во время стрельбы. Затвор имеет три боевых упора, запирающих канал ствола при выстреле. Ствол и ствольная коробка жестко соединены прессовой посадкой и двумя штифтами. Предохранитель блокирует спусковой крючок. Когда патроны израсходованы, затвор остается в заднем положении. Подвижные части, детали газового узла, патронник и канал ствола хромированы. Остальные металлические поверхности оксидированы. Деревянные детали изготовлены из ореха. Неполная разборка не требует применения инструмента. Крепление коробки со стволом к ложе позволяет быстро разъединить карабин на две части для транспортировки.

Охотничий самозарядный карабин МЦ127 имеет роторный отъемный магазин на 5 патронов. Защелки магазина позволяют легко и быстро отделить его от карабина и заменить на другой, но исключают возможность случайного выпадения магазина. Масса карабина (без оптического прицела) — не более 3,3 кг. Длина карабина — 1060 мм, ствола — 550 мм, прицельной линии — 450 мм. Газовый узел располагается под стволом. Ствол соединен со ствольной коробкой при помощи резьбы и двух направляющих цилиндров. Четыре боевых упора на затворе запирают канал ствола перед выстрелом. Ударно-спусковой механизм имеет курок, конструкция ударника исключает возможность инерционного наклона капсюля патрона при его досылании в патронник и запирании канала ствола. При движении подвижных частей назад происходят извлечение и отражение стреляной гильзы и взведение курка. Кнопочный предохранитель блокирует только спусковой крючок. Открытый прицел позволяет вести стрельбу на дальности до 300 м, оптический прицел — 4-кратный (ПО4х34). Наибольший поперечник рассеивания пуль при стрельбе на дистанцию 100 м серией из 5 выстрелов не более 8 см.

Магазинные карабины под патроны 7,62х51 и 9х53

Охотничьи патроны 7,62х51 и 9х53 были освоены отечественной промышленностью в разное время. В 1955 г. на Московской выставке охоты и охотничьего собаководства конструктор М. Н. Блюм впервые представил разработанный им патрон 9х53 и созданный на базе боевой винтовки СВТ самозарядный карабин.

Серийно же патрон 9х53 стал изготовляться с 1962 г. Он предназначается для отстрела животных массой от 100 до 250 кг на дальности не более 200 м. Несмотря на то что патрон обозначается как 9-миллиметровый, он имеет диаметр пули 9,27 мм, практически соответствуя размерам иностранных европейских патронов с обозначением 9,3 мм. Пуля полуоболочечная экспансивного действия, масса 15 г, имеет оголение свинцового сердечника в головной части. Длина гильзы — 53 мм, длина патрона — 67 мм. Начальная скорость пули при стрельбе из баллистического оружия — 680 м/с, поперечник рассеивания на дальность 100 м — не более 8 см.

Самый распространенный образец оружия под патрон 9х53 — магазинный карабин «Лось», который был в 1961 г. подготовлен к серийному выпуску производственным объединением «Ижмаш». Длина карабина — 1060 мм, ствола — 550 мм, прицельной линии — 470 мм. Канал ствола имеет шесть правых нарезов с шагом 320 мм. Ствол и коробка соединены резьбой. На стволе имеются мушка и целик, который представляет собой единое целое с прицельной планкой, подпружиненной пластинчатой пружиной. Через определенные интервалы на прицельной планке нанесены цифры 1, 2, 3, 4 и 5, которые соответствуют дальности до цели 100, 200, 300, 400 и 500 м. Перемещая хомутик, опирающийся нижней частью на сектор, устанавливают требуемую дальность стрельбы. На карабине может быть смонтирован оптический прицел, обычно 4-кратного увеличения. Средний поперечник рассеивания пуль на дальности 100 м — не более 11 см.

Затвор карабина продольно-скользящий с поворотом при запирании, которое осуществляется двумя боевыми упорами, расположенными на передней части затвора. В затворе находятся ударник с боевой пружиной, выбрасыватель с пружиной и муфта. Затвор имеет указатель взведения ударника.

Магазин неотъемный на 5 патронов, которые размещаются в шахматном порядке. Конструкция спускового механизма позволяет регулировать усилие и изменять характер спуска (с предупреждением или без него). Регулировать спусковой механизм можно только после извлечения ствола со ствольной коробкой из ложи, причем положить их надо на правую сторону. Затем следует взвести ударник. Регулятор имеет Г-образную форму. Задний его конец располагается под выступом спускового крючка, а верхний упирается в нижнюю часть шептала. Когда требуется получить плавное изменение спуска с малым усилием, нужно ввернуть передний регулировочный винт таким образом, чтобы передний выступ спускового крючка не касался регулятора при полном освобождении шептала. Если же необходим плавный спуск с большим усилием, передний винт следует отвернуть настолько, чтобы регулятор под действием своей пружины упирался в передний выступ спускового крючка. При этом начинают работать две пружины. Нижним винтом регулируется усилие на спусковом крючке. В данном случае величина хода спускового крючка не регулируется. Спуск с предупреждением настраивают передним регулировочным винтом, устанавливая зазор между передним плечом спускового крючка и регулятором таким образом, чтобы обеспечить необходимую величину хода до предупреждения.

Справа от ствольной коробки располагается флажковый предохранитель, который запирает спусковой крючок и исключает поворот затвора. При извлечении затвора из ствольной коробки его следует открыть и отвести назад до упора. Затем нажать на спусковой крючок и вынуть затвор.

Перед разборкой карабин необходимо разрядить. Затем, если имеется оптический прицел, отвернуть гайки зажимов кронштейна на несколько оборотов и отделить от ствольной коробки кронштейн с прицелом. После этого, как было описано выше, извлечь затвор из ствольной коробки. Далее, открыв крышку магазина и отвернув соединительные винты, отделить ствол со ствольной коробкой и вынуть из ложи планку с подающим механизмом. Чтобы освободить спусковую коробку, следует выбить ось и штифт спускового механизма. Для извлечения предохранителя из ствольной коробки необходимо поставить флажок предохранителя в горизонтальное положение, вынуть предохранитель и снять фиксатор. При разборке спускового механизма надо снять крышку спусковой коробки и пружину, выбить трубчатую ось и, нажав до отказа на спусковой крючок, вынуть его, не дав выскочить пружине. Отвернув регулировочный винт, освобождают регулятор и пружину спуска.

Для разборки затвора нужно дослать муфту затвора вперед и повернуть ее по часовой стрелке до упора. Снять муфту и вынуть боевую пружину с ударником. При сборке необходимо, чтобы ударник, вставленный в затвор, был зафиксирован в фигурном пазе. Сборку карабина ведут в обратном порядке.

Ложа пистолетной формы, из обычных материалов, с выступом под щеку, снабжена резиновым амортизатором. Масса карабина (без оптического прицела и кронштейна) — не более 3,1 кг.

Карабин безотказен в работе и удобен в эксплуатации. С ним можно охотиться в любых климатических условиях и при температуре окружающей среды от минус 50 до плюс 50 °C. В комплект включены необходимые принадлежности для разборки, чистки, смазки, ремень для ношения и чехол для хранения и перевозки.

Новая модель этого карабина «Лось-4» спроектирована и выпускается с 1977 г. под охотничий патрон 7,62х51, который начали изготовлять серийно с 1974 г. (пуля полуоболочечная экспансивного действия, ее масса — 9,7 г, начальная скорость — 857 м/с, масса патрона — 25 г). «Лось-4» отличается от прежней модели «Лось» тем, что в нем изменены конструкция отражателя в затворе, конфигурация рукоятки затвора, а также устройства спусковой коробки; введен дополнительный винт для регулировки величины хода спускового крючка. Появилась новая деталь — разобщитель, который крепится к шепталу и при перезаряжении после выстрела обеспечивает свободное возвращение шептала в исходное положение. Это дало возможность применить более слабую пружину шептала и увеличить срок ее службы. Несколько иные конструкции ложи и кронштейна с оптическим прицелом ПО4х34.

Самозарядные карабины под патроны 7,62х51 и 9х53

Охотничьи самозарядные карабины «Медведь» ПО «Ижмаш» раньше изготовляли под патрон 9х53, а сейчас делают под патрон 7,62х51.

Первая модель карабина «Медведь», разработанная в 1961 г. под патрон 9х53, была поставлена на серийное производство в 1965 г. и тогда же удостоена на Международной Лейпцигской ярмарке золотой медали и диплома. Карабин выпускался до 1975 г. в двух модификациях: «Медведь» и «Медведь-2», а затем было начато серийное производство самозарядного карабина «Медведь-3» калибра 7,62 мм под патрон 7,62х51 (за рубежом этот патрон иногда называют Винчестер.308 или патрон НАТО 7,62 мм). Этот карабин делают и теперь одновременно с карабином «Медведь-4» того же калибра.

Карабин «Медведь» — это охотничье оружие для стрельбы по крупному зверю полуоболочечной экспансивной пулей на дальность до 300 м. Перезарядка карабина автоматическая, осуществляется за счет отводимых из канала ствола в газовую камеру пороховых газов, которые, давя на поршень газового механизма, отводят затвор в заднее положение и сжимают возвратную пружину. Возвратная пружина досылает затвор в переднее положение, а также очередной патрон из магазина в патронник. Ударно-спусковой механизм курково-ударникового типа. Взведение курка и нагнетание боевой пружины производятся при движении затвора назад. При нажатии на спусковой крючок курок бьет по ударнику, который, в свою очередь, разбивает капсюль-воспламенитель патрона, — происходит выстрел. Запирание канала ствола — на три боевых упора. Ударный механизм расположен в отделяемой спусковой коробке. Конструкция ударно-спускового механизма позволяет вести только одиночную стрельбу. Магазин неотъемный, рассчитан на 3 патрона, размещенных в шахматном порядке. Когда патроны израсходованы, затвор остается в заднем положении, чтобы было удобнее заново снарядить магазин. Предохранитель запирает шептало и исключает перезарядку карабина. Для уменьшения отдачи во время выстрела предусмотрен дульный тормоз. Канал ствола, патронник, затвор, рама, поршень и газовая трубка хромированы.

Масса карабина (без принадлежностей и оптического прицела) — не более 3,3 кг; длина ствола — 550 мм, общая длина — 1110 мм; открытый прицел рассчитан для стрельбы на дальность до 500 м.

Самозарядный карабин «Медведь-2» отличается от предыдущей модели тем, что имеет отъемный магазин на 3 патрона, расположенных в один ряд. В комплект входят три магазина. Кроме того, карабин может быть снабжен не только 4-, но и 6-кратным оптическим прицелом.

Карабин «Медведь-3», как уже указывалось, изготавливается под охотничий патрон 7,62х51, то есть калибр с 9 мм уменьшен до 7,62 мм. Следует особо отметить, что в карабине нельзя применять винтовочный боевой патрон калибра 7,62 мм, а также его охотничью модификацию с полуоболочечной пулей, обозначаемую 7,62х53, поскольку его размеры не совпадают с патроном 7,62х51. В остальном конструкция карабина не изменилась. Карабин имеет несколько увеличенную массу — 3,4 кг, отъемный магазин на 4 патрона, расположенных в один ряд.

Карабин «Медведь-4» отличается от предыдущего тем, что у него магазин на 4 патрона, размещенных в шахматном порядке.

Следует особо отметить, что в карабинах «Медведь-3» и «Медведь-4» патроны иностранного производства 7,62х51 или Винчестер.308 применять нельзя, поскольку давление в них выше, чем в отечественных, так что может произойти несчастный случай.

В разборке карабины серии «Медведь» почти одинаковы. Познакомимся с ее последовательностью на примере самого распространенного в настоящее время карабина «Медведь-3». Прежде всего следует отделить магазин, нажав на защелку и повернув его вперед по отношению к переднему зацепу. Взяв рукоятку затвора, отвести его в заднее положение и убедиться в отсутствии патрона в патроннике, а если он есть, удалить его. Затем кнопку переводчика надо повернуть в положение «О» («Огонь») и, сдвинув вперед до упора крышку ствольной коробки, поднять ее и отделить от карабина. После этого вкладыш возвратного механизма сдвинуть вперед до выхода из пазов ствольной коробки и извлечь вместе с возвратным механизмом. Затвор с рамой отвести за ручку перезаряжения назад до упора и вынуть ее из ствольной коробки вверх. Из рамы извлечь затвор, выведя его ведущий выступ из фигурного паза. Для извлечения ударно-спускового механизма из ствольной коробки необходимо переднюю часть предохранительной скобы оттянуть вперед и назад.

При разборке газоотводного механизма следует вначале освободить шомпол, повернув флажок его стопора на 180° вперед и отведя головку шомпола вниз. Затем, нажав на защелку газовой трубки, сдвинуть вперед переднее кольцо цевья и, приложив усилие к ствольным накладкам, отделить их от карабина. Сдвинуть толкатель до упора, придерживая газовый поршень, и вывести его передний конец из гнезда в поршне, а затем извлечь толкатель вместе с пружиной и вынуть из газовой трубки поршень. Нажать на защелку газовой трубки и отвернуть ее. Приклад отделяют, предварительно освободив ложевой винт.

Разбирая затвор, сначала выбивают шпильку ударника, а затем извлекают ударник. Чтобы отделить выбрасыватель, также следует выбить выколоткой его ось. Производить более детальную разборку при эксплуатации карабина нет надобности. Сборку ведут в обратном порядке.

Кроме карабинов серии «Медведь» отечественная промышленность изготовляет в единичных экземплярах самозарядные карабины МЦ125 и МЦ126 под патрон 7,62х51.

Прицельные приспособления

Их можно разделить на прицелы для стрельбы дробью (мушка с прицельной планкой или без нее), кольцевые прицелы для стрельбы дробью и пулей (располагающиеся либо у глаза охотника, либо у дульного среза ствола), открытые прицелы для стрельбы пулей (мушка и целик) и оптические прицелы. На гладкоствольном оружии, предназначенном для стрельбы дробью и пулей, обычно ставят мушку и полную или неполную, иногда вентилируемую, планку. Чтобы из таких ружей вести более точную стрельбу пулей или брать правильное упреждение при стрельбе влет дробью, устанавливают дополнительно кольцевой прицел около глаза стрелка или у дульного среза стволов. В последнее время такие прицелы поступили в продажу для двуствольных ружей с вертикальным и горизонтальным расположением стволов. Для более точной стрельбы пулей из гладкоствольных ружей иногда на прицельной планке применяется целик с прорезью или вторая мушка. На нарезном оружии всегда устанавливаются разные мушки и различные по конструкции целики — эти прицельные приспособления называют открытыми прицелами.

Для стрельбы на дальние дистанции, да и на ближние тоже, по неподвижной цели особенно хороши прицелы, в которых используются оптические системы. Основное и самое важное преимущество оптических прицелов перед остальными — возможность точно выделить зверя по нужному (убойному) месту, а значит, с первого выстрела поразить его на любой охотничьей дистанции. Есть у оптических прицелов и недостатки. Это сравнительно большая масса и наличие съемного (лучше, конечно, быстросъемного) кронштейна. Кроме того, оптический прицел значительно сужает поле зрения стрелка, что ухудшает условия стрельбы по движущимся животным.

А теперь перейдем к более детальному разбору необходимости и рациональности применения оптических прицелов на охоте. Начнем с такой интересной и малоизвестной характеристики оптического прицела, как величина разрыва между горизонтальными нитями сетки прицела. Этот разрыв в описании отечественных прицелов указывается, обычно он равен семи тысячным дистанциям. Что это значит на практике? Если известно, что длина отстреливаемого животного 70 см и его силуэт полностью занимает разрыв между горизонтальными нитями сетки, то дистанция до него составляет 100 м. Другой пример: длина туловища среднего лося равна 1,4 м, так вот, когда эта цель укладывается один раз между нитями, расстояние до лося будет 200 м. Для облегчения подсчета расстояний до некоторых охотничьих животных приведена таблица 1.

Таблица 1. Определение расстояния до отстреливаемого животного по числу его силуэтов, укладывающихся в разрыве сетки прицела между горизонтальными линиями.


Можно использовать для определения расстояния до животного только половину разрыва между горизонтальными нитями сетки прицела, то есть расстояние между концом горизонтальной нити и вершиной прицельного пенька. Так, если лось укладывается в этот диапазон один раз, то расстояние до него 400 м и, следовательно, необходимо быстро установить прицел на нужную дистанцию. А как быть, если цель не 70 см и не 1,4 м? В подобном случае поступают так. Определяют на глаз, сколько раз цель укладывается в разрыве горизонтальных нитей. Затем полученное число умножают на известную ширину силуэта цели (в см) и результат делят на величину разрыва на местности, то есть на 70 см. Полученное число умножают на 100. Это и есть величина расстояния до животного, выраженная в метрах. Так, когда силуэт животного укладывается в разрыв горизонтальных нитей 2,5 раза, а ширина его силуэта равна 35 см, дистанция до цели [(2,5х35):70] х 100 = 125 м. Если использовать для определения дистанции до цели расстояние от вершины прицельного пенька до одного из концов горизонтальной нити, то при подсчете делят не на 70, а на 35. Например, когда силуэт животного длиной 1,4 м уложился в упомянутом разрыве один раз, расстояние до него [(1х140):35] х 100 = 400 м.

Таким образом, приобретя оптический прицел, охотник имеет, по существу, еще и дальномер. Следует сказать, что с помощью оптического прицела можно решать и обратную задачу. По известному расстоянию определять величину животных, что немаловажно при теперешнем дифференцированном отстреле животных.

В нашей стране производят целый ряд оптических прицелов, характеристики которых приведены в таблице 2. Поясним, в чем их суть.

Таблица 2. Технические характеристики некоторых отечественных оптических прицелов и рекомендации по их применению.

Примечание. Рекомендации к применению прицелов (тип оружия и патронов): ПО 2,5х20 — гладкоствольное всех калибров, нарезное под патрон 5,6 мм кольцевого воспламенения; ТО-4 — гладкоствольное всех калибров, «Парадокс», нарезное под патроны 5,6х39, 7,62х51, 7,62х53, 9х53; ПО 4х34 — «Парадокс», нарезное под патроны 5,6х39, 7,62х51, 7,62х53, 9х53; ПШ 4х30 — гладкоствольное всех калибров, «Парадокс», нарезное под патроны 5,6х39, 7,62х51, 7,62х53, 9х53, 5,6 мм кольцевого воспламенения; ТО-6 и ПО 6х42 — нарезное под патроны 5,6х39, 7,62х51, 7,62х53, 9х53; ТО-6С — нарезное спортивное под патроны 5,6х39; ППС, ТО-6П,ТО-6ПМ — гладкоствольное всех калибров, «Парадокс», нарезное под все патроны.

Увеличение показывает, во сколько раз приближается цель к глазу охотника. Если прицел имеет 4-кратное увеличение, то, например, лось, находящийся на расстоянии 400 м, будет виден через прицел так, как будто он находится на дистанции 100 м от охотника. Следовательно, когда вы устанавливаете прицел на оружие, позволяющее отстреливать животных на дистанциях до 500 м, желательно иметь не менее чем 6-кратный прицел. А если вы применяете его на гладкоствольном оружии, то достаточно иметь прицел 2,5 крат увеличения. Как видите, при выборе прицела эта характеристика имеет большое значение, и две нижних графы в таблице помогут вам сделать правильный выбор.

Угол поля зрения тесно связан с кратностью увеличения прицела: чем больше кратность увеличения, тем меньше угол поля зрения. Это значит, что охотник в увеличенном масштабе видит тем меньший участок местности, чем больше увеличение прицела. Ясно, что по бегущему зверю стрельба с оптическим прицелом, имеющим меньшее поле зрения, будет труднее, так как необходимо брать упреждение, а также суметь быстро найти движущуюся цель. А сделать подобное при малом поле зрения значительно труднее, чем при большом. Поэтому, выбирая оптический прицел, необходимо учитывать дистанцию стрельбы и возможности оружия, определив оптимальное соотношение увеличения и угла поля зрения. Для примера рассмотрим такой случай. У вас двуствольное ружье, один ствол которого нарезной для стрельбы на дистанции до 500 м, а второй — гладкий, стрельбу из которого можно вести пулей в пределах 50–60 см. Какой же оптический прицел лучше всего подойдет для этого ружья? Безусловно, прицел с переменной кратностью от 1,5х до 6х. Его можно устанавливать на кратность и величину поля зрения, необходимую при стрельбе из гладкого или нарезного ствола.

В процессе прицеливания глаз охотника должен быть совмещен с выходным зрачком прицела. Если это сделано правильно, то становится видимым все поле зрения, а по его краям отсутствуют лунообразные тени. Более быстрому такому совмещению способствует надеваемый на прицел резиновый наглазник. Он играет также роль бленды и устраняет блики, бьющие от окуляра в глаз при ярком боковом освещении, а также лучи, идущие от встречного источника света. Чем больше у прицела диаметр выходного зрачка, тем быстрее и легче его совместит со своим глазом охотник.

Удаление выходного зрачка важно знать при расчете установки прицела на оружие. Эта характеристика лимитируется также и величиной, отдачи оружия: при выстреле глаз охотника должен быть удален от оптического прицела настолько, чтобы избежать травмы.

Остальные характеристики чисто конструктивные и имеют значение только при сравнительном анализе одинаковых по оптическим характеристикам прицелов. Чем они меньше по величине, тем лучше. Если необходимо узнать увеличение прицела, направьте объектив прицела (передняя линза) на какой-либо источник рассеянного света и расположите за окуляром на расстоянии от 6 до 12 см лист белой бумаги. Когда при перемещении прицела на бумаге появится резко очерченный кружок (выходной зрачок), измерьте его диаметр. Затем разделите диаметр объектива на диаметр выходного зрачка, и вы получите увеличение прицела.

При проверке качества оптического прицела прежде всего следует убедиться в отсутствии параллакса (смещения) прицельных нитей. Они должны быть расположены строго в фокальной плоскости объектива, иначе точность прицеливания ухудшается. Практически параллакс прицельных нитей обнаруживают так. Прицел наводят на какой-нибудь отдаленный предмет (100–300 м) (например, на небольшое «яблочко» мишени) и неподвижно закрепляют в данном положении. Если при смещении глаза в сторону от оптической оси прицела (а он неподвижен) произойдет перемещение прицельного пенька по отношению к точке наводки, значит, прицел имеет параллакс прицельных нитей.

Для проверки качества работы ходовых деталей механизма прицельных нитей необходимо на расстоянии 100 м от зажатого в тисках (за кронштейн) прицела повесить толстый шнур на фоне гладкой стены, закрепив его конец на высоте 3–4 м, а на другом конце привязать груз. Прицел наводят и закрепляют в тисках так, чтобы прицельный пенек без сваливания был направлен строго по линии отвеса. Вращая маховичок вертикальной установки прицельных нитей вправо и влево до отказа, нужно внимательно следить за движением горизонтального пенька относительно линии отвеса. При нормальной работе прицельный пенек будет строго следовать линии отвеса. Если же обнаружатся отклонения от линии отвеса, значит, при перестановке прицела с одной дистанции на другую средняя точка попадания будет перемещаться не только по вертикали, но и по горизонтали, что, конечно, недопустимо.

Точно такой же проверке подвергается боковое перемещение прицельных нитей. Для этого прицел поворачивают на 90°, а боковые выравнивающие нити устанавливают по линии отвеса.

Регулировка прицельных нитей по вертикали (установка для стрельбы на различные дистанции) достигается при помощи маховичка углов прицеливания, обычно расположенного сверху на средней части трубы. Следует помнить, что при увеличении дальности стрельбы прицельный пенек опускают (пули пойдут выше), а при сокращении дальности он должен быть поднят. Следовательно, крайнее верхнее положение прицельного пенька будет соответствовать минимальной дистанции стрельбы.

Для горизонтального перемещения прицельного пенька служит маховичок боковых поправок, обычно расположенный с левой стороны трубы прицела. При смещении прицельного пенька влево средняя точка попадания пуль передвигается вправо (и наоборот).

Маркировка охотничьего оружия

На каждом ружье при внимательном осмотре обнаруживаются разнообразные значки. Это нанесенные на определенные места клейма, расшифровав которые можно узнать, где сделано оружие, какая сталь использована при изготовлении стволов, конструктивные характеристики стволов (длина, диаметр канала, величина дульного сужения, масса, длина патронника), для какого давления в патронах предназначено ружье, а иногда и еще более подробные сведения.

Таким образом, уметь разбираться в клеймах охотнику просто необходимо. В кратком изложении основ охотничьего оружия невозможно описать все отечественные и зарубежные клейма (а их не одна тысяча), поэтому мы подробно остановимся только на тех, что наносятся на отечественное оружие в настоящее время.

Попутно скажем, что заводские испытания изготовленного оружия были введены в России еще Петром I, что удостоверялось соответствующими клеймами. С тех пор эта процедура постоянно усложнялась и совершенствовалась, становясь все более тщательной. После второй мировой войны в нашей стране на охотничьем огнестрельном оружии, помимо заводского знака ОТК, начали ставить знак государственной испытательной станции (ГИС). Эти клейма означают, что оружие отвечает всем техническим требованиям и требованиям безопасной эксплуатации. В 1984 г. с учетом международных норм введены новые требования к методам испытаний и маркировке охотничьего оружия.

При испытаниях на прочность гладкоствольных ружей принято два вида проверок: нормальная и повышенная. Нормальная проверка на прочность оружия, предназначенного для стрельбы патронами 10 и 12 калибров, имеющими эксплуатационное давление не выше 663 кгс/см2, 16 калибра — 694 кгс/см2, 20 калибра и менее — 734 кгс/см2, производится двумя выстрелами специальными испытательными патронами, среднее максимальное давление которых превосходит давление эксплуатационных патронов на 30 %. Ружье, прошедшее это испытание, клеймится буквой «П», заключенной в одну окружность. Если же, например, оружие 12 калибра рассчитано на стрельбу спортивными патронами с давлением 918 — кгс/см2, то оно подвергается повышенной проверке двумя выстрелами патронами с давлением 1224 кгс/см2 и на нем ставится клеймо в виде той же буквы «П», но обведенной двумя окружностями.

Но это лишь одно клеймо, а их обычно бывает несколько (скажем, на каждом стволе может быть нанесено среднее значение максимально допустимого эксплуатационного давления пороховых газов и другие данные). Поэтому для примера рассмотрим такое конкретное клеймо: 12х70 П 65 МПа 18,5 1,0. Здесь число 12 означает калибр; знак 70 показывает, что патронник рассчитан для стрельбы патронами, имеющими длину гильзы 70 мм; П — ружье выдержало испытания усиленным зарядом; 65 МПа — можно использовать патроны со средним максимальным давлением газов не более 65 мегапаскалей (663 кгс/см2); 18,5 — диаметр канала ствола (мм); 1,0 — дульное сужение канала ствола (мм).

Итак, мы познакомились с краткой историей охотничьего оружия, с выпускаемыми в нашей стране ружьями, с их маркировкой. Ну, а как подойти к выбору конкретного ружья лично для себя? Ведь этот вопрос встает перед каждым охотником…

Выбор ружья

Когда вы приходите в магазин и видите здесь ряд новеньких сверкающих ружей, у вас разбегаются глаза. С чего же начать осмотр? Во всяком случае, не с гравировки и прочих красот, не имеющих ни малейшего отношения к бою ружья.

Если вы покупаете новое ружье отечественного производства, то не имеет смысла разбирать все клейма (этим можно заняться дома), поскольку все наши ружья отстреливаются усиленными зарядами бездымного пороха, имеют стандартные дульные сужения. К ружью прилагается паспорт, где указаны все его характеристики. Кстати, берегите этот документ — он вам весьма пригодится, так как содержит ценную информацию о ружье и его механизмах. Но если вы покупаете старое ружье, то тут в первую очередь необходимо самое пристальное внимание обратить именно на фирменные надписи, клейма, прежде всего определив, допускается ли стрельба бездымным порохом.

Выбирая ружье, нужно внимательно осмотреть стволы, их внутреннюю и наружную поверхности. Им полагается быть ровными и гладкими, без выбоин, царапин и раздутий.

Очень хорошо проверять наружную поверхность по световому блику от падающего на стволы света. Этот блик должен идти от одного конца ствола к другому с постоянным сужением, без изломов, расширений и резких сужений. Некачественный ствол легко обнаружить при осмотре его внутренней поверхности по теневым кольцам. Если эти кольца располагаются строго концентрическими окружностями и на равном удалении друг от друга, то ствол хороший, когда же они искривляются и нарушается их концентричность, значит, ствол поврежден, неправильно изготовлен или спаян.

Покупая ружье, бывшее в употреблении, следует обратить внимание, не шустованы ли стволы, то есть не снят ли слой металла в канале для уничтожения раковин. Тут можно руководствоваться такой логикой. По общему виду ружье сильно подержано (вокруг бойков прогары металла, острые уголки древесины у колодки и замковой доски завалены, стволы потерты и т. п.), а внутренняя поверхность канала ствола в прекрасном состоянии, как говорят охотники, — стволы зеркальные. Так вот, подержанное ружье с зеркальными стволами приобретать ни в коем случае не следует — ведь неизвестно, сколько с них снято металла.

Затем надо проверить, хорошо ли припаяны планки, скрепляющие стволы, а также прицельная планка. В местах пайки не должно быть серого налета. А подвесив стволы за передний подствольный крюк и постукивая палочкой по планкам, легко обнаружить по глухому дребезжащему звуку некачественную пайку.

Чтобы проверить, не шатаются ли стволы в колодке, нужно сначала удалить смазку с соприкасающихся поверхностей стволов с колодкой, затем снять цевье, открыть механизм запирания, положить подушечку одного из пальцев на место стыковки казенного среза стволов со щитком колодки и покачивать ружье в поперечном направлении. Малейшая качка стволов сразу же ощущается подушечкой пальца. Закрыв запирающий механизм, то же самое делают в продольном направлении.

При осмотре затвора (запирающего механизма) необходимо обратить внимание, доходит ли при запирании рычаг до места (у нового ружья небольшой довод пальцем до него возможен) и как именно, то есть гладко ли и бесшумно запирается механизм или со звоном и дребезжанием, что является признаком недостаточно точной пригонки.

Колебания цевья на ружье в любую сторону не допускаются. При взводе курков должны слышаться четкие и звонкие щелчки, а бойки обязаны иметь достаточную силу удара по капсюлю, что проверяется при спуске курка высотой подскакивания поставленной над бойком металлической гильзы (не менее 50 см). Бойки обязаны иметь правильную округлую форму в виде параболоида и выступать на 1,75–2,0 мм. Деревянные детали ружья должны быть без трещин, сколов, вмятин, надежно подогнаны к металлическим деталям.

От ружья требуются и такие качества, как прикладистость, хороший баланс и посадистость. Прикладистое ружье — такое, которое при неоднократной вскидке к плечу дает правильное совмещение прицельной планки, мушки, цели и глаза стрелка. У ружей высокого класса центр тяжести (баланс) располагается на 45–50 мм впереди щитка (лба) колодки, у серийных — обычно в 60–65 мм. От баланса зависит посадистость ружья, то есть его управляемость. Чем ближе центр тяжести к стрелку, тем легче, прицеливаясь, маневрировать ружьем.

Размеры и форма ложи должны быть, что называется, по охотнику, иначе при стрельбе навскидку не получится хороших результатов. Тут всем многое подскажут и собственные ощущения, и совет опытного товарища.

И последнее: ружье никогда не надо покупать в спешке. Это такая вещь, которую лучше подольше, потщательнее выбирать и как можно реже менять. К ружью надо привыкнуть, его надо освоить, а для этого нужно время. Еще раз повторяем: не стоит гнаться и за знаменитыми фирмами, и за ценами: сейчас можно приобрести и недорогое ружье с отличным боем. Но если вы купили ружье, начали стрелять, а бой оказался неважным, не спешите расставаться с ружьем: возможно, вам просто нужно подобрать для него другие заряды. Вот к ним-то, то есть к патронам, мы и перейдем.

Патроны для гладкоствольных ружей

В магазине вам придется столкнуться с некоторым разнообразием патронов, но полностью оно вас наверняка не удовлетворит, поэтому разберемся, что нам может дать промышленность, а что придется снарядить самому.

Патроны заводского изготовления

Сейчас в нашей стране для гладкоствольного оружия производятся охотничьи и спортивные патроны разных калибров и назначения.

По ГОСТ 7840-78 изготавливают патроны 12, 16, 20 калибров с художественно оформленной бумажной гильзой, древесноволокнистым или войлочным пыжом, обеспечивающими кучность боя 50–55 %, а также спортивно-охотничьи патроны «Экспорт» 12 и 16 калибров с аналогичной гильзой и войлочным пыжом. Согласно ГОСТ 5.1857-73 выпускаются охотничьи патроны 12 калибра «Байкал» с бумажной гильзой, имеющей высокое металлическое основание и войлочный или пластмассовый пыж. Освоено производство охотничьих патронов БХК (ГОСТ 23569-79) 12, 16 и 20 калибров с пластмассовой гильзой. В этих патронах используются штампованная полированная дробь высокой твердости, пластмассовые пыжи без концентратора или с ним. Иногда применяются войлочные или древесноволокнистые пыжи со специальной пропиткой. Закрутка у патронов БХК может быть типа завальцовки или «звездочка».

Пулевые охотничьи патроны 12, 16 и 20 калибров изготавливаются по техническим условиям ТУ 84-596-75 с бумажными гильзами, имеющими высокое металлическое основание, и с войлочными пыжами. Эти патроны можно применять только в том оружии, у которого дульное сужение — не более 1 мм. Все пулевые патроны имеют максимальное давление не выше 663 кгс/см2, скорость пуль в 10 м от дульного среза ствола — не менее 380 м/с. В этих патронах используются следующие основные типы пуль: Бреннеке, турбинка Майера, «Вятка», «Спутник». Из них только шаровая пуля «Спутник» употребляется в патронах 16 и 20 калибра, остальные — в патронах 12 калибра. Поперечник рассеивания при стрельбе на дистанцию 45 м патронами с пулей Бреннеке должен быть не более 60 см, с пулями Майера и «Вятка» — не более 50 см, с пулей «Спутник» 12 и 16 калибра — соответственно не более 80 и 70 см.

Для стрельбы из гладкоствольных спортивных ружей отечественная промышленность изготовляет спортивные патроны 12 калибра. Однако следует учитывать, что не все их можно применять в охотничьем оружии, поскольку давление пороховых газов у некоторых из них превышает эксплуатационные показатели охотничьих ружей. Так, спортивные патроны БХК с пластмассовой гильзой и никелированной дробью (закрутка «звездочка») имеют максимальное давление пороховых газов 800 кгс/см2 и предназначаются для стрельбы на круглом и на траншейном стендах. Для спортивной стрельбы выпускаются также патроны «Стандарт», «Спорт», «Старт», «Приз», «Рекорд» и «Супер Рекорд».

Домашнее снаряжение патронов

К нему обращаются в тех случаях, когда от патронов заводского снаряжения не удается получить необходимых вам результатов: скажем, вам нужен патрон с раскидистым боем для стрельбы накоротке или для особо кучного дальнобойного выстрела, а также, понятно, когда обычных заводских патронов не оказалось в магазине. Самому рекомендуется снаряжать патроны и для самых ответственных охот. Это патроны либо с крупной дробью, либо с картечью или пулей.

Итак, вам необходимо снарядить специализированные для определенной охоты патроны. Что для этого надо делать?

Вначале оборудовать место. Все лишнее убрать со стола. Поставить слева некапсюлированные гильзы, перед собой на столе или в руках иметь любой из продающихся приборов для капсюлировки гильз, справа в отдалении расположить коробочку с капсюлями. Снарядив гильзу капсюлем, ее тоже ставят перед собой в отдалении. После капсюлировки необходимого количества гильз все, кроме них, со стола убирают. Затем прямо перед собой располагают весы с разновесами, справа — банку с порохом и мерку, отрегулированную предварительно на немного меньший заряд, чем вам необходимо. На левую чашку весов кладут разновесы, а на правую чашку насыпают мерку пороха, после чего чуть-чуть добавляют до уравновешивания чашек весов. Порох через воронку ссыпают в гильзу и отставляют ее с левой стороны на правую — подальше от пороха. Сделав навеску во все гильзы, убирают весы с разновесами, пороховую мерку и банку с порохом.

Затем с помощью прибора догоняют картонные прокладки из жесткого картона общей толщиной 2,5–3 мм (или полиэтиленовый обтюратор) до пороха, причем локоть руки, которой досылают пыжи, нельзя отрывать от стола, а гильзу располагают на подставке с отверстием против капсюля, чтобы не произошло случайного накола капсюля и взрыва пороха в гильзе. После этого досылают осаленный пыж. Если пыж полиэтиленовый, то картонные прокладки не применяют.

Получив за счет того или иного количества пыжей объем, необходимый для размещения дроби, картечи или пули, засыпают или досылают выбранный снаряд. Картечь кладут на счет, а дробь насыпают отрегулированной для этого меркой. Затем края гильзы либо завальцовывают (полиэтиленовая гильза требует только настольной закрутки), либо опрессовывают прибором «звездочка». Готовые патроны прогоняют через калибровочное кольцо и при необходимости, если они снаряжены в бумажную гильзу, покрывают водоотталкивающим составом.

Теперь конкретно о навесках пороха и дроби для стандартных патронов, а в связи с этим и об имеющихся в продаже элементах их снаряжения. Начнем с пыжей. Есть древесноволокнистые пыжи, войлочные, картонные прокладки, полиэтиленовые пыжи с контейнером и без него. Если охота будет вестись при температурах не ниже плюс 15–20 °C, то рационально применять полиэтиленовые пыжи с навеской пороха «Сокол» 2,1 г для 12 калибра под дробь массой 32–36 г и с навеской 2,2 г — под пулю Бреннеке; для 16 калибра того же пороха — 1,9 г под дробь массой 28–30 г и пулю — 2,0 г; для 20 калибра — 1,5 г под дробь массой 25–27 г и пулю — 1,6 г; для 28 калибра — 1,2 г под дробь массой 20–24 г и пулю — 1,3 г; для 32 калибра — 0,9 г под дробь массой 16–18 г и пулю — 1,0 г. При температуре воздуха порядка 30–40 °C ниже нуля желательно использовать войлочные пыжи с картонными прокладками, а навеску пороха для всех калибров по сравнению с приведенной ранее надо увеличить на 0,2 г. Однако следует оговориться, что рекомендованные навески пороха и дроби являются отправными, для окончательной же пристрелки ружья необходимо провести ряд опытных стрельб. Древесноволокнистые пыжи тоже можно использовать при низких температурах, но они дают худшую обтюрацию, и поэтому нужно еще увеличить навеску пороха «Сокол» на 0,1 г.

Поскольку в настоящее время, помимо бездымного пороха «Сокол», охотники довольно часто пользуются сферическим бездымным порохом «Барс», остановимся на том, как следует снаряжать им патроны. Применяя порох «Барс», надо иметь в виду, что его плотность в 1,8–1,9 раза выше, чем пороха «Сокол». Поэтому в мерку, подогнанную для отмеривания необходимого количества пороха «Сокол», войдет по массе почти вдвое больше пороха «Барс», то есть практически охотник получит двойной заряд. Чтобы подобного не случилось, порох «Барс» следует отвешивать только в строгом соответствии с прилагаемой к пороху этикеткой. Рекомендовать для патронов разных калибров можно приблизительную навеску, так как одна партия пороха «Барс» нередко весьма существенно отличается от другой по своим баллистическим характеристикам.

В соответствии с ТУ 84-720-77 максимально допустимое количество пороха «Барс» в заряде для 12 калибра составляет 2,6 г при дробовом заряде массой 35 г; для 16 калибра — 2,2 г пороха при 31 г дроби; для 20 калибра — 2,0 г пороха при 25 г дроби. Однако, если нет специального указателя на этикетке, практически следует начинать пристрелку с уменьшенного заряда пороха «Барс» — на 0,4–0,5 г по сравнению с приведенными значениями для каждого калибра. Обычно в этикетках к пороху «Барс» данные по навеске даны в некотором диапазоне (например, 2,1–2,4 г), так вот, начинать пристрелку следует с минимальных величин (в нашем случае — с 2,1 г). Этим правилом следует руководствоваться неукоснительно.

При снаряжении патронов дымным порохом с массой дробовых снарядов, рекомендуемых в расчете на порох «Сокол» для стрельбы при температуре плюс 20 °C, следует придерживаться таких положений. Для 12 калибра — 5,0–5,8 г дымного пороха; для 16 калибра — 4,5–5,3 г; для 20-го — 3,7–4,8 г; для 28-го — 2,7–3,4 г и для 32-го — 2,0–3,1 г. Когда же температура воздуха минус 15–20 °C, надо увеличить навеску дымного пороха по сравнению с рекомендуемой на 1,0–1,2 г и с того начинать пристрелку ружья, а при температуре минус 35–40 °C — еще на 0,5 г. Следует помнить, что мелкий дымный порох сильнее крупного, а отборный — сильнее обычного, так что заряды нужно подбирать пристрелкой. Под пулю же надо увеличить заряд дымного пороха еще на 5 %.

Настала очередь рассказать о капсюлях-воспламенителях. Когда устройство гильзы позволяет, следует при минусовых температурах применять только капсюль «Жевело — мощный», который в полном соответствии со своим названием дает мощный факел и легко воспламеняет бездымный порох в холодную погоду. Если же используется капсюль «Центробой», то при его запрессовке в капсюльное гнездо надо подсыпать 5–10 порошинок дымного пороха — ведь он при минусовых температурах хорошо воспламеняется любым капсюлем.

О гильзах. Они, как мы знаем, бывают металлическими, бумажными и полиэтиленовыми. Когда предстоит охота при температуре воздуха до минус 20 °C, можно использовать любые типы гильз. Однако нужно помнить, что если патронник ружья изготовлен под бумажную (полиэтиленовую) гильзу, то лучше применять полиэтиленовые гильзы — они никогда не разбухнут от влаги. На охоте при температуре минус 40 °C и ниже не следует использовать полиэтиленовые гильзы, поскольку они могут разрушаться при выстреле, а значит, в самозарядном ружье откажет автоматика, а из обычного ружья ее придется извлекать с помощью ручного экстрактора. Случись это при охоте на белку — ничего страшного, а вот если на медведя — то недалеко и до беды. Так что лучше использовать бумажную гильзу. Она вас на морозе не подведет.

И еще один совет. Бывает, что охотник зимой пользуется патронами, снаряженными в расчете на положительные температуры. В подобных случаях перед выездом на охоту не поленитесь проверить стрельбой, насколько изменилась точка попадания (особенно это важно для пулевых патронов), и потом на охоте делать соответствующую поправку.

Снаряжая пулевые патроны, следует строго придерживаться определенных правил. Капсюли-воспламенители должны быть одной партии или хотя бы одного года выпуска, порох — тоже одной партии, длина гильзы — соответствовать длине патронника ружья, а ее внутренний диаметр — диаметру канала ствола, масса картонного и войлочного пыжей — мало отличаться от патрона к патрону. Пули по массе подбирают одинаковыми или подгоняют, соскабливая необходимое количество свинца. Если пули с войлочным пыжом, то высота пыжа должна быть у них одной и той же, а если с полиэтиленовым пыжом, то его обтюрирующая часть (соприкасающаяся со стенками канала ствола) должна по диаметру на 0,05 мм превосходить диаметр канала ствола. Диаметр корпуса пули — меньше по крайней мере на 0,6 мм диаметра самого сильного чока ружья, из которого придется стрелять. Отклонение диаметра ведущих ребер пули от фактического диаметра канала ствола допускается не более чем на ±0,05 мм. Хороша та пуля, которая аккуратно сделана, не имеет заусенцев, выбоин, помятостей и т. п., поскольку они изменяют центр ее тяжести относительно оси симметрии и величину сопротивления головной части пули встречному потоку воздуха. И еще одно: гильзу, если она бумажная или полиэтиленовая, желательно иметь новую. Снаряжая патроны к оружию с подствольным трубчатым магазином, необходимо, чтобы пули не выступали за края завальцованной гильзы, иначе головка пули касается капсюля, расположенного впереди патрона, и при выстреле может произойти накол капсюля и взрыв патрона.

Особенности процесса снаряжения пулевого патрона следующие. Дослать с помощью специального прибора капсюль-воспламенитель в капсюльное гнездо гильзы на глубину 0,2 мм (допустима посадка капсюля заподлицо с донышком гильзы). Взвесить бездымный порох на весах с точностью ±0,01 г и засыпать его в гильзу. Дослать в гильзу пыжи из твердого картона общей толщиной 2,5–3 мм или полиэтиленовый обтюратор (это желательнее, но с уменьшением заряда пороха «Сокол» по сравнению с рекомендуемым для картонных пыжей на 0,2 г для 12, 16 и 20 калибров). Дослать осаленный войлочный пыж (высота его для всех патронов должна быть одинаковой), а за ним и пулю, прилагая к навойнику усилие руки, локоть которой не отрывается от стола.

Когда пуля имеет войлочный пыж-стабилизатор, диаметр которого больше, чем внутренний диаметр гильзы, следует взять вырубку для пыжей снаряжаемого калибра со сквозным отверстием и просунуть в него металлическую головку пули. Острые края вырубки остановятся на пыже. Поставив пулю пыжом на деревянное основание, наносят удар молотком по вырубке и удаляют лишние края пыжа-стабилизатора, после чего пуля легко входит в гильзу.

Под закрутку гильзы нужно оставлять одинаковые по величине края трубки гильзы, причем закрутка должна иметь в матрице углубление, куда при завальцовке зайдет головная часть пули, и края трубки гильзы плотно прилягут к корпусу пули; используют и закатку «звездочкой». Чтобы облегчить завальцовку, можно непосредственно перед ней края трубки полиэтиленовой гильзы со вставленной пулей слегка подогреть, прислоняя эти края вращательным движением примерно на полминуты к включенной 100-ваттной электрической лампе.

Иногда для ружей с большими дульными сужениями приходится снаряжать патроны с так называемыми подкалиберными пулями, то есть, например, патрон 12 калибра снаряжают пулей 16 калибра. Лучше всего в качестве подкалиберных пуль в 12 калибре использовать пули Бреннеке 16 калибра, поскольку по массе они примерно (32 г) соответствуют легкому снаряду 12 калибра. Более легкие подкалиберные пули иногда ухудшают условия горения пороха «Сокол», из-за чего получаются неполноценные выстрелы. Снаряжают такие патроны, скажем, 12 калибра, следующим образом. Засыпают пороховой заряд и досылают картонный и войлочный осаленный пыжи и берут пулю, например, Бреннеке 16 калибра. Перед тем как поместить ее в гильзу, от бумажной гильзы 16 калибра отрезают часть трубки высотой, равной высоте металлической части пули, и разрезают вдоль оси на 4 части, из которых тремя обкладывают головку пули. Поскольку пыж у пули Бреннеке 16 калибра отечественного производства очень хорошо согласуется с внутренним диаметром бумажной или полиэтиленовой гильзы 12 калибра, то такую пулю с обкладками досылают в гильзу и производят закрутку. При снаряжении подкалиберных пуль иногда используют полиэтиленовые пыжи с контейнерами (концентраторами), куда вставляют пулю 16 калибра.

Для стрельбы пулями можно принимать в качестве отправных (для начала пристрелки) соотношения масс зарядов и снарядов, приведенные во вложенных в пороховые банки рекомендациях. Например, когда указано, что для 12 калибра при массе дроби 35 г допустима максимальная масса порохового заряда 2,5 г, следует начинать пулевую пристрелку своего ружья с массы пороха 2,4 г, ориентируясь на ту температуру воздуха, при которой вы собираетесь охотиться. Если обнаружится сильный разброс пуль, нужно уменьшить массу порохового заряда (это же надо сделать при расположении пуль выше точки прицеливания на 15 см и более). Когда пули ложатся ниже точки прицеливания, но с хорошей кучностью боя, следует увеличить массу пороха, а если это не поможет, заменить тип пули или способ снаряжения.

Частные случаи снаряжения дробовых патронов

Патроны с уменьшенными навесками пороха и дроби для белкования, например 12 калибра, снаряжают следующим образом. Для стрельбы на дальность 35 м в латунную гильзу вставляют капсюль «Центробой», насыпают 1,45 г пороха «Сокол»; под капсюль желательно добавить несколько порошинок дымного пороха. Порох закрывают картонной прокладкой 10 калибра толщиной 3–3,5 мм, затем досылается осаленный войлочный пыж 10 калибра толщиной 12–14 мм. Этот пыж разрезают почти до конца на 4 части двумя взаимно перпендикулярными надрезами и располагают ими вверх (к дроби). Дробь применяют № 7, ее масса 21 г. Прокладку на дробь проклеивают по краям и с торцов клеем типа БФ или ему подобным. При снаряжении в бумажную или пластмассовую гильзу приходится вставлять дополнительный войлочный пыж, который также разрезают. Прокладку на дробь не только завальцовывают, но и проклеивают по торцу. Для стрельбы на дальность 20 м способ снаряжения остается прежним, но меняют навески: пороха «Сокол» — 1,2 г, дроби — 16 г.

Предлагаемые массы пороха и дроби являются отправными (начало пристрелки). Для уточнения возможностей вашего ружья следует опробовать и другие варианты с тем, чтобы выбрать оптимальный.

Для 16 калибра надо поступать аналогичным образом, подбирая наилучшие навески пороха и дроби. Пристрелку на дистанцию 35 м начинать следует с 1,15 г пороха «Сокол» и с 17 г дроби № 7, а на дистанцию 20 м — с 0,9 г того же пороха и 14 г дроби.

Патроны с увеличенным разбросом дроби снаряжают для стрельбы «накоротке», например из-под собаки по болотной дичи. Достигают этого либо за счет уменьшения навески дроби при сохранении массы заряда пороха, либо дробовой снаряд разделяют картонными прокладками на 3–4 части.

Патроны повышенной кучности боя можно снаряжать несколькими способами, из которых два — самые легкие и наиболее распространенные. Это пересыпка дробового снаряда каким-либо сыпучим материалом типа крахмала (но тогда массу дроби надо соответственно уменьшить) или снаряжение гильзы дробью в полиэтиленовом контейнере.

Снаряжение картечных патронов

При подборе для них зарядов пороха и массы картечи за исходные данные следует брать навески, рекомендуемые для дробовых патронов. Картечь желательно брать согласованную с диаметром дульного сужения, то есть принятое при снаряжении количество картечин в одном ряду должно укладываться без зазора в диаметр дульного среза ствола.

Снаряжая картечные патроны для стрельбы на 20–25 м, картечь нужного диаметра располагают в полиэтиленовом контейнере столбиком, то есть картечину верхнего ряда размещают над картечиной нижнего ряда, а не в промежутках между ними. При такой укладке между картечным зарядом и стенкой контейнера вводят спички или полые треугольного сечения полиэтиленовые (картонные) вкладыши. Готовые патроны лучше не завальцовывать, а запрессовывать «звездочкой».

При снаряжении патрона для стрельбы крупной картечью (диаметром 7–8,5 мм) на дистанцию 35–40 м берут согласованную с каналом ствола картечь по 3 штуки в ряду и 3 полиэтиленовых обтюратора, развернутые «юбочкой» вверх. В каждый обтюратор, как в чашечку, укладывают три картечины. Последовательность такая. В капсюлированную гильзу засыпают нужную навеску пороха, а затем досылают картонную прокладку толщиной 3 мм и осаленный войлочный пыж. На него кладут первый обтюратор «юбочкой» вверх с тремя картечинами, которые затем в гильзе заливают парафином на 1–2 мм выше слоя картечи. Пока парафин не застыл, на него аналогичным образом досылают второй полиэтиленовый обтюратор с картечинами и тоже покрывают парафином. На очереди третий обтюратор с картечью, но его уже не заливают парафином, а только завальцовывают закруткой. Этот способ требует уменьшенного заряда пороха («Сокола» — примерно на 0,1–0,2 г).

В патроне для дальней стрельбы (50–55 м) лучше всего применять связанную картечь. Снаряжают такие патроны следующим образом. Берут капроновую нить (диаметром чуть больше обычной нитки № 10) и разрезают ее на кусочки длиной около 20 см по числу картечин в снаряде. Картечины нет необходимости согласовывать по диаметру с каналом ствола или дульным сужением. С одной стороны весь пучок нитей связывают общим узлом, а с другой — на каждую нитку насаживают картечину. Для этого картечины надрубают на глубину примерно 2,5 мм и в образовавшийся паз укладывают нить, а потом свинец сминают плоскогубцами. Лучше, конечно, просверлить в картечине отверстие, но это уже сложнее. Затем из фотопленки вырезают куски по высоте картечного снаряда, а по длине чуть больше половины окружности гильзы. В гильзу с пороховым зарядом, как обычно, досылают два картонных пыжа общей толщиной 3 мм, осаленный войлочный пыж и, если надо, дополнительный войлочный пыж. На него снова кладут картонную прокладку толщиной 2–3 мм. После этого в гильзу вставляют симметрично два отрезка фотопленки. Теперь аккуратно укладывают картечь, чтобы нити и узел расположились сверху. На них помещают прокладку из прозрачной фотопленки (эмульсия смыта) и завальцовывают закруткой. Такой патрон дает разброс картечин около 12 см при стрельбе на расстояние 50 м.

Пристрелка охотничьего ружья

Практикуют два вида стрельбы из охотничьего оружия по мишени: для проверки соответствия приобретенного образца его паспортным или нормативным данным и для выяснения его максимальных технических возможностей. В том и другом случае лучше не использовать заводские патроны, а снарядить самому 3 или 5 стандартных патронов (правда, на испытательных станциях применяются серии по 10 штук) с дробью № 7 или 3 и отстрелять их при температуре плюс 15–20 °C по мишени с расстояния 35 м. В центре мишени наносят точку прицеливания, а вокруг нее очерчивают окружность диаметром 75 см. Если в этой окружности окажется половина дробинок из заряда патрона, то кучность составляет 50 %, то есть подсчитывают число попавших в круг дробинок по отношению к их числу в патроне и высчитывают (%) кучность боя ружья.

Равномерность осыпи и ее сгущение к центру обычно не задаются в паспорте оружия, и поэтому сравнивать эти величины не с чем. Однако сразу видно на глаз, когда отверстия от дробинок располагаются не равномерно, а какими-то кучками с просветами. Подобные результаты ничего хорошего на охоте не сулят. Надо либо изменить способ снаряжения патронов, либо отказаться от ружья. Во всяком случае не покупать его, если вам его предлагают с рук. Ведь именно такое ружье может оказаться, как говорят охотники, «живящим». Небольшое сгущение к центру мишени свидетельствует о том, что из ружья можно стрелять на несколько большую, чем 35 м, дальность, если, конечно, густота дробовой осыпи по краям несколько плотнее той, которая обеспечивает поражение 4–5 дробинками площади тушки отстреливаемого животного (но об этом речь впереди).

Итак, вы попробовали ружье, и оно вас устраивает. Теперь его надо пристрелять для тех видов охот и при тех температурных условиях, которые вам предстоят. Первое — и самое главное — ружье следует пристрелять пулей. Пулевые охоты — самые ответственные: они порой опасны, а кроме того, будучи в основном коллективными, требуют больших затрат времени и сил, и тут одно непристрелянное ружье может испортить все дело.

Словом, прежде всего пуля! Приготовьте, если возможно, несколько пуль разных конструкций. Снарядите, как уже было рассказано, каждым типом пули по 3–5 патронов. Перед стрельбой тщательно протрите стволы, освободив их от смазки. Установите на ружье подходящее прицельное приспособление, если, конечно, оно у вас есть, и отстреляйте в положении лежа с упора на дальность 50 м все типы пуль. Внимательно осмотрите мишень. Чем меньше расстояние между центрами наиболее удаленных пробоин, тем лучше. Идеально — не более 10 см. Ну, а если больше 25 см, то это, прямо скажем, неважно. По результатам стрельбы выберите ту конструкцию пули, которая показала наилучшие результаты по рассеиванию.

Затем ее отстреливают на дальности 25, 50 и 75 см, определяют отклонения точки попадания от точки прицеливания и записывают или запоминают показатели, чтобы потом их учесть, внести соответствующие поправки при стрельбе на охоте. Когда пули ложатся ниже точки прицеливания, следует прицеливаться на эту же величину выше необходимой точки попадания; когда же они попадают левее, точку прицеливания надо выносить соответственно правее убойной зоны животного (и наоборот). Точки прицеливания и попадания, если они расходятся по вертикали, можно совместить, уменьшая или увеличивая навески пороха, но следя при этом, чтобы разброс пулевых пробоин не стал слишком большим при усилении заряда пороха. Вообще нужно сказать, что при подготовке ружья к пулевой стрельбе следует сразу же применять специальное прицельное приспособление — поставить хотя бы целик с прорезью или вторую мушку посредине прицельной планки.

Второй по ответственности после пулевой считают стрельбу картечью. Она допустима на дистанции не более 50–55 м, но для такой дальней стрельбы необходимо, как уже говорилось, снарядить патроны связанной и только крупной картечью. Пристрелку ведут так же и на те же расстояния, что и при пулевой стрельбе. Мелкую картечь применять для стрельбы на 50 м не следует, поскольку ее энергия может быть недостаточна для поражения отстреливаемого животного. Для стрельбы картечью на дальность 35–40 м следует пристрелять патроны на 20 и 40 м с крупной и мелкой картечью (по 3 и 5 штук в ряду). Ну, а если по условиям охоты придется использовать и более мелкую картечь, то надо пристрелять и ее.

Теперь о крупной дроби. Самый интересный вариант пристрелки ружья — стрельба по силуэтам. Скажем, если вы собираетесь охотиться на глухаря, то надо тушью или черными чернилами нарисовать его силуэт в центре 75-сантиметрового круга и пострелять по этой мишени на дистанции 35 и 50 м. В силуэт должно попасть не менее 7 дробинок соответствующего номера, поскольку весь он значительно больше убойной зоны, в которую для надежного поражения дичи необходимо 4–5 дробинок. Конечно, вполне достаточно и трех угодивших в убойную зону дробинок. Но тут нужен некоторый «запас»: ведь мишень неподвижна, а реальная цель движется — и порой очень быстро, так что она по сравнению с мишенью «примет» меньше дробинок из несколько растянутого дробового снопа.

Можно вести пристрелку и иначе. Стрелять по кругу диаметром 75 см, а затем накладывать на него силуэты тех животных, для отстрела которых предназначена отстрелянная дробь. Дело существенно упрощается, если не изображать силуэты, а нарисовать соответствующие размерам дичи прямоугольники (один внутри другого на кальке) и затем накладывать их на полученную дробовую осыпь, определяя надежность поражения. Пристрелку обычной дробью (от № 3 до 7) можно порекомендовать на дальности 20, 35 и 45 м (не далее). Вот для этого некоторые примеры размеров тушек дичи (длина х высота, см): перепел 8х4, вальдшнеп 12,5х6, рябчик 13х6,5, серая куропатка 13х7,5, белая куропатка 15х8,5, тетерев 22х10, кряковый селезень 22х9, шилохвость 21х8,5, свиязь 20х8, нырок красноголовый 16,5х6,5, чирок-трескунок 13х5.

Немаловажное значение для пристрелки ружья имеет определение центра дробовой осыпи. Если стрельба ведется крупной дробью, то центр находят так. Проводят две горизонтальные линии, между которыми располагается 50 % дробин, а затем такие же две вертикальные. Пересечение диагоналей образовавшегося прямоугольника и будет центром дробовой осыпи. При стрельбе мелкой дробью центр дробовой осыпи определяют на глаз, проведя одну вертикальную и одну горизонтальную линии, разделяющие сгусток дробовой осыпи примерно пополам. Их пересечение и будет центром дробовой осыпи. Когда отклонения оказываются значительными от точки прицеливания, приходится, стреляя на охоте, вносить соответствующие поправки.

При определении средней точки попадания дробовых осыпей, а затем ее отклонения от точки прицеливания следует после серии выстрелов перенести центры осыпей с мишеней и точку прицеливания на один лист бумаги, после чего определить среднюю точку попадания из серии выстрелов и расстояние до точки прицеливания. Это и будет отклонением. Если оно составляет 5–8 см, то поправку при стрельбе вносить не требуется. А как находят среднюю точку попадания из серии выстрелов (это касается и пулевой стрельбы), поясним сначала на примере трех выстрелов. Соединяем прямой линией два любых перенесенных на отдельный лист бумаги центра дробовых осыпей (пулевых пробоин). Расстояние между ними делим пополам и соединяем середину с центром третьей дробовой осыпи (пулевой пробоины). Эту линию делим на три равные части. Точка, ближайшая к прямой между двумя первыми центрами, и будет средней точкой попадания. Если выстрелов четыре, то полученную точку соединяем с четвертым центром осыпи (пробоины), а новую линию делим на четыре части. Аналогично полученная ближайшая точка окажется средней точкой попадания из четырех выстрелов.

Величина отклонения центров дробовых осыпей от точки прицеливания при стрельбе на 35 м не должна превышать 150 мм, а расстояние между средними точками попадания стволов в двуствольном ружье допускается не более 100 мм.

Патроны и дичь

Выбрать патрон по дичи, а еще — по конкретным условиям охоты — дело совсем не такое уж простое. Многообразие охотничьих животных, разные природно-климатические, погодные и сезонные условия, реальные обстоятельства охоты, определенный ассортимент боеприпасов — и это и другое диктует и обилие возможных вариантов. А надо выбрать наилучший.

Для отстрела различных по величине животных необходимо иметь разной мощности патроны, так же как и для отстрела одного и того же вида дичи, но на разные дистанции. Скажем, если сделать мощный патрон и отстреливать им животных и на близком, и на дальнем расстоянии, то в первом случае патрон, обладая чрезмерной поражающей способностью, может безнадежно испортить отстрелянную добычу.

Можно подойти к решению вопроса различной убойности патрона и с точки зрения снаряжения одного и того же патрона различными типами дробовых снарядов или пуль как по массе, так и по конструкции пули или величине дроби. Такой патрон станет более универсальным, и оружие с этим патроном получит более широкие возможности. В определенных пределах это допустимо, а значит, имея одну гильзу и снаряжая ее различными пулями или дробовыми снарядами с различными пороховыми зарядами, можно получить патрон, которым удавалось бы отстреливать определенную по величине группу животных на различных расстояниях или отстреливать животных, меньших или больших по величине, чем те, для которых предназначается патрон. Подобное решение вопроса обязательно приведет к возможности отстреливать различных по величине животных из одного ружья.

Однако создание одного универсального патрона для отстрела многих видов животных экономически нецелесообразно. Это можно пояснить на следующем примере. Для отстрела средних по величине животных очень хорош патрон 7,62х51 с полуоболочечной пулей. Если этот патрон применить с такой же по массе оболочечной пулей, то можно добывать животных меньшей величины. А снизив заряд и массу пули, можно добиться того, что таким патроном удастся отстреливать и мелкого пушного зверя. Казалось бы, отлично! Патрон получился практически универсальным. Имей охотник еще один более мощный патрон для охоты на крупных животных — и достаточно. Однако если мы начнем использовать вместо патрона калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения ослабленный патрон 7,62х51, то получим очень дорогой выстрел. Это неудобно и из-за увеличения массы боеприпасов, которые промысловик должен брать с собой на охоту.

Таким образом, разобравшись в необходимости создания различных по мощности патронов, поскольку нельзя обойтись одним универсальным, перейдем непосредственно к рассмотрению вопроса, вынесенного в заглавие, то есть о применении различных типов патронов в зависимости от объектов охоты.

Остановимся вначале на пернатой дичи, которую следует отстреливать различными номерами дроби из ружей 12, 16 или 20 калибров.

При правильно, то есть резко и кучно, пристрелянном ружье надо пользоваться такими номерами дроби при охоте: на глухаря весной, на току — № 3 и 2 (но не крупнее № 1), осенью, по выводкам из-под собаки — № 7 и 6, на лиственницах осенью — № 4 и 3; тетерева весной, на току — № 5 и 4, осенью, по выводкам из-под собаки — № 7 и 6, зимой — № 5, 4; рябчика — № 8 и 7; белую куропатку — по выводкам из-под собаки — № 8 и 7, поздней осенью, зимой — № 7 и 6 (но не крупнее № 5); тундряную куропатку — № 7, 6 и 5; вальдшнепа — весной, на тяге — № 8 и 7, осенью на высыпках — № 9 и 8 (но не крупнее № 7); диких голубей (кроме горлиц) — № 6 и 5 (но не крупнее № 4); горлиц — № 8 и 7; гусей — № 4 и 3 (но не крупнее № 0); уток — селезней весной с подсадной — № 6 и 5, в августе — сентябре с подхода, с лодки — № 7 и 6 (но не крупнее № 5), на перелетах — № 6 и 5, поздней осенью на большой воде — № 5 и 4 (но не крупнее № 3); на чирков надо брать дробь на два номера более мелкую; лысух в начале осенней охоты — № 7 и 6, в конце, перед отлетом — № 6 и 5; бекаса, дупеля, мелких куликов, коростеля — № 10, 9 и 8; крупных куликов — № 7 и 6; перепела — № 9 и 8, в зарослях, накоротке — № 11 и 10; серую куропатку — № 7 и 6; кеклика — № 7 и 6; фазана — № 7 и 6 (но не крупнее № 5).

Применять надо, насколько можно, более мелкую дробь, так как 4–5 мелких дробинок более надежно поразят дичь, чем 1–2 крупные. К сожалению, до сих пор среди охотников наблюдается неоправданное увлечение крупной дробью, что снижает результативность стрельбы, увеличивает число подранков.

Зайцев стреляют дробью: из-под гончих — № 5 и 4, с подхода осенью — № 4 и 3, зимой — № 3 и 2 (но не крупнее № 1).

Для отстрела более крупных животных на близких расстояниях (не более 50–70 м) охотники в основном используют гладкоствольное оружие.

Волка и рысь предпочтительнее отстреливать из гладкоствольных ружей 12 калибра на дистанциях до 30 м патронами, снаряженными мелкой (по 7 в ряд) картечью. Отстрел косуль и сайгаков на дистанциях до 35–40 м ведут картечью (по 7 в ряд) из гладкоствольного оружия 12 и 16 калибра; лисиц на эту дистанцию стреляют: из-под гончих — дробью № 3 и 2, с подхода — № 1 и 0 (но не крупнее № 0000).

Кабана, европейского и кавказского оленей на дистанциях до 50 м можно стрелять пулями из гладкостволок 12 и 16 калибров; средних и мелких кабанов на небольших дистанциях (не далее 30 м) можно отстреливать из тех же ружей крупной (по 3–4 в ряд) картечью.

Охотясь на лося, медведя, марала на близких дистанциях (до 50 м), нужно применять пули и гладкоствольное оружие (лучше 12 калибра).

В указанных пределах охотник должен выбирать номера дроби, размер картечи, тип пули в зависимости от конкретных условий охоты, то есть от расстояния, на которое придется стрелять, времени года, снаряжения патронов. Чем больше дистанция, чем холоднее, тем более крупные номера дроби (картечи) следует употреблять, разумеется, не злоупотребляя этим правилом.

Для отстрела в светлохвойной тайге мелкого пушного зверя (белка, соболь и т. п.) на дистанциях до 100 м необходимы патрон и оружие, обладающие достаточной точностью и убойностью.

Отечественная промышленность для этих целей изготовляет патрон калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения и карабины ТОЗ-16-01, ТОЗ-17-01 и ТОЗ-18-01. В темнохвойной тайге охотники отстреливают мелкого пушного зверя на расстояниях до 35 м из гладкоствольных ружей (в основном 28 и 32 калибров).

Однако в нашей стране есть и такие места, где промысловикам приходится охотиться в смешанной (светло- и темнохвойной) тайге, а отсюда вывод: нужен и малокалиберный выстрел из нарезного ствола на дистанцию 100 м, и дробовой выстрел на близком расстоянии. Для этого отечественная промышленность выпускает комбинированные ружья.

Сурков, песцов, лисиц и других подобных им по величине животных приходится отстреливать в лесной местности до 150 м, на открытой — до 250–300 м. Поэтому здесь необходимо иметь два варианта патрона калибра 5,6 мм с различными показателями по убойности. Вполне приемлемым видом оружия может служить магазинный или самозарядный карабин калибра 5,6 мм. Заметим, что для отстрела этих животных охотники часто используют недостаточный по мощности патрон калибра 5,6 мм кольцевого воспламенения или патрон 5,6х39 с полуоболочечной пулей и начальной скоростью 925 м/с, мощность которого, напротив, настолько велика для такой дичи, что пуля очень сильно портит шкурку. Между тем в подобных случаях нужны при стрельбе на дистанции до 300 м патрон 5,6х39 с оболочечной пулей и тот же патрон с уменьшенной начальной скоростью пули для расстояний до 150 м.

Для добычи таких животных, как косуля, сайгак, нерпа и близких к ним по величине, на дистанциях до 400 м нужен хороший, точного боя, с оптическим прицелом переменной кратности магазинный или самозарядный карабин. Тут лучше всего подходят патрон 5,6х39 с полуоболочечной пулей и карабин «Барс».

Горных баранов, горных козлов, тюленей и других подобных им по величине животных часто приходится отстреливать на расстояниях 300–400 м. Поэтому необходим магазинный или самозарядный карабин с хорошей кучностью боя и с настильной траекторией полета пули. Карабин должен иметь оптический прицел с 4- или 6-кратным увеличением. Здесь наиболее подходящим из выпускающихся нашей промышленностью может быть патрон 7,62х51.

К следующей группе можно отнести животных массой до 250 кг (изюбр, марал, олень, некрупный лось, кабан), для отстрела которых на расстояниях от 100 до 500 м необходимо иметь нарезной карабин под патрон 7,62х53 с полуоболочечной пулей массой 13 г, обеспечивающей достаточную поражающую способность, хорошую кучность боя и настильную траекторию полета пули. Карабин обязательно должен снабжаться 6-кратным оптическим прицелом.

Последняя группа включает в себя животных массой до 500 кг (крупный лось и кабан, медведь и некоторые другие). Для их отстрела в лесной зоне страны необходимы патроны, обладающие надежным останавливающим и убойным действием на дистанциях до 200 м. В подобных случаях может быть пригоден патрон 9х53. А на больших расстояниях (250 м и далее) нужен патрон помощнее — 9,3х64 (диаметр пули 9,3 мм).

…Итак, патроны выбраны. Кажется, уж теперь вам известно все необходимое об охотничьем оружии. Однако не спешите. А ухаживать за ним кто будет? И как? Ведь без этого не ждите от ружья верной и долгой службы. Словом, настала пора рассказать о сбережении вашего ружья.

Сбережение ружья

Ружье требует постоянного внимания, умелого ухода — и во время хранения в межсезонье, и при перевозке, и, понятно, на охоте, и по ее окончании. Не следует уповать на то, что конструкция современного охотничьего оружия и применяемые в нем материалы отличаются высокой надежностью, долговечностью, рассчитаны на весьма неблагоприятные условия эксплуатации. Все равно ему необходим регулярный и тщательный уход, который в общем сводится к трем основным действиям: чистка после стрельбы, смазывание механизмов ружья для их безотказной работы при эксплуатации и консервация на длительный период хранения.

При покупке ружья следует сразу же позаботиться о приобретении принадлежностей для его чистки и смазки. К ним относятся разборный шомпол с отвинчивающимся вишером для протирки стволов ветошью; щетинный и металлический ершики, которые наворачивают на шомпол вместо вишера; пуховик, чтобы смазывать стволы; стальная вата из тонкой и мягкой стальной стружки для очистки нагара и свинцевания; масла различного назначения (чистка, смазка и консервирование оружия).

Но вот вы счастливый обладатель нового ружья. Прежде всего полностью снимите то масло, которым оно было законсервировано на заводе, причем не только с наружных поверхностей, но и из канала ствола и со всех соединительных механизмов. После этого проверьте каналы стволов, соберите ружье, и если окажется, что при отпирании и запирании ружья стволы входят в ствольную коробку туговато, а рычаг запирающего механизма сам не становится на место и его приходится доводить пальцами, то это говорит о том, что детали ружья хорошо пригнаны друг к другу.

Для чистки каналов стволы отделяют от колодки и снимают цевье. Дульные срезы стволов упирают в небьющуюся посудину, на дне которой лежит чистая тряпка. Если посуда из пластмассы, то тряпку можно не класть. В вишер на шомполе продевают чистые тряпочки, куски бинта и т. п. и протирают стволы с казенной части. Вместо вишера можно использовать меньшего калибра стальной ершик, на который наматывают два-три слоя ветоши или пакли. Протирочный материал на таком ершике очень хорошо держится и плотно прилегает к стенкам, что способствует более тщательной протирке не только канала ствола, но и переходов к дульному сужению и самого чока. Для удаления нагара со стенок канала ствола и свинцевания вместо вишера с паклей лучше применять стальной калиберный ершик со щелочным маслом или мыльным водным раствором. Свинец из ствола необходимо обязательно удалять, иначе он будет способствовать не только ухудшению боя ружья, но и образованию сыпи и раковин в стволе. Свинцевания канала ствола не происходит, если применять патроны, дробь в которых находится в полиэтиленовых контейнерах. Следует особо отметить, что щелочное масло необходимо полностью удалить после чистки, иначе там, где оно осталось, появится ржавчина.

Сильно загустевшую консервационную смазку удаляют деревянными палочками (под ней может оказаться ржавчина), а затем наносят немного нейтральной смазки.

В процессе смазки всего ружья обязательно следует обратить внимание на трущиеся детали — ствольную колодку (коробку), подствольные крюки, механизм запирания. Надо периодически запускать по 2–3 капли (не больше) незамерзающей смазки в экстракторный или эжекторный механизмы, а также в ударно-спусковой механизм через прорези для спусковых крючков и отверстия для бойков. Обычно при эксплуатации ружья ударно-спусковой механизм не нуждается в разборке и чистке, если, конечно, оружие не подверглось длительному воздействию воды, соленых водяных брызг и т. п.

Детали ружья, изготовленные из дерева, протирают чистыми сухими хлопчатобумажными тряпками. Если на дереве появились царапины или вмятины, то его можно привести в порядок восковым составом для полировки мебели или морилкой и затем покрыть лаком. Минеральное масло тут не годится, так как дерево при длительном воздействии такого масла становится хрупким и дает сколы, особенно в местах прилегания к металлу.

Прежде чем стрелять, нужно снять обильную смазку с наружных поверхностей оружия, оставив ее лишь совсем немного, а вот стволы внутри необходимо протереть насухо, иначе первые выстрелы из непротертого ствола будут иметь на 5–6 % худшую кучность боя. Снизится качество и других параметров выстрела. Стрельба из непротертого ствола в конце концов приводит к образованию трудно удаляемого слоя, а значит, к быстрому освинцеванию канала ствола.

Стволы ружья следует прочищать, даже когда вы просто походили по лесу или были на озере, а уж тем более, если сделали хотя бы один выстрел. Иногда можно услышать совет, что для лучшей сохранности канала надо выстрелить из смазанного ствола холостым (без дроби) патроном с дымным порохом. Не делайте этого: кроме нагара, вы ничего не получите.

При возвращении с охоты, как бы вы ни устали, обязательно приведите в порядок ружье. Протрите его сверху тряпкой, удалив пыль и влагу, а затем пройдитесь сверху по металлическим поверхностям ветошью с небольшим количеством нейтральной смазки. Разберите ружье. Протрите и слегка смажьте ствольную коробку, эжектора или экстракторы, места выхода бойков, подствольные крюки и поверхность прилегания цевья к стволам. Теперь тщательно прочистите стволы, удалив из них нагар и попавшие туда влагу или лесной сор, а потом чуть-чуть покройте их нейтральной смазкой. Позже, когда у вас появится больше времени, сделайте повторную, более тщательную чистку ружья.

Такая чистка включает в себя следующие процедуры. Промывают стволы горячим раствором хозяйственного мыла. Стволы дульными срезами ставят в какую-либо посуду (лучше в пластмассовое ведерко) и ершиком диаметром, уменьшенным на один калибр, с намотанной ветошью тщательно действуют до тех пор, пока ветошь не будет чистой. Патронник обрабатывают калиберным ершиком, естественно, тоже с ветошью. Вместо мыльной воды можно применять нейтральное ружейное масло. Если этой чистки недостаточно, приходится на стальной ершик наматывать так называемую стальную вату, которую иногда краснодеревщики используют для обработки мебели. Подобный прием помогает хорошо отчищать конусные переходы в стволе от патронника к каналу и к дульному сужению, а также ликвидировать небольшой налет ржавчины. Нельзя для чистки стволов применять наждачную бумагу, битый кирпич и пемзу, но допускается использовать полировочную пасту с очень мелким зерном (но лучше сначала попробовать ее на каком-нибудь металлическом предмете). Стволы нарезного оружия с неоткидывающимися стволами чистят с дульной стороны.

Помимо имеющихся в продаже ружейных смазок, охотникам можно порекомендовать смазочные материалы, применяемые в других отраслях техники. Очень хорошо зарекомендовала себя (и как антикоррозийное покрытие) морская смазка МС-70, которую можно применять в течение всего года при температурах до минус 50 °C для всех деталей. Для обработки подвижных механизмов самозарядных ружей и карабинов, замков, ударников, пружин, эжекторов можно рекомендовать (до минус 40 °C) смазку ЦИАТИМ-201. При тех же температурах годится смазка «Литол-24», обладающая и антикоррозийным действием. А наружные поверхности ружья, когда окружающая температура до минус 45 °C, можно смазать веретенным маслом АУ. При консервации оружия очень хорошо защищает наружные металлические поверхности смазка ПВК. При температурах порядка минус 20–25 °C неплохо использовать автомобильные масла типа М10ГИ, М12ГИ, ТАД-17.

Перед выходом на водную охоту или в дождливое время надо все наружные металлические части ружья тщательно покрыть тонким слоем смазки. Те же части можно защищать от брызг соленой воды, насыщенной озоном и йодом, растворенным в бензине воском.

Каналы стволов у оружия, в котором используются патроны, имеющие пули с томпаковой оболочкой, необходимо размеднять не реже чем через сотню выстрелов. Для этого годится следующий состав: 28 г сернокислого аммония, 13 г углекислого аммония, 170 г нашатырного спирта (с 28–29 % аммиака), растворенных в 100 г дистиллированной воды. Приготавливая состав, сначала смешивают порошки (первые два компонента), а затем в них доливают жидкости. Перед применением состава ствол чистят, обезжиривают и протирают насухо. Затем со стороны патронника ствол затыкают резиновой пробкой, а на другой его конец надевают резиновую трубку такой длины, чтобы над дульным срезом осталось 4–6 см трубки. После этого в ствол заливают приготовленный раствор (сантиметра на три выше дульного среза) и оставляют на полчаса. Если раствор синеет, значит, в нем растворяется медь. При необходимости операцию повторяют несколько раз. В заключение ствол тщательно прочищают, а через сутки чистят еще раз.

Следует, пожалуй, подробнее сказать об удалении свинца из нарезного канала ствола. Если этого не удалось полностью сделать металлическим ершиком из тонкой проволоки с паклей и ветошью, то можно воспользоваться другим способом. Вишер с ветошью или паклей надо намочить в скипидаре и энергично протирать ствол до тех пор, пока протирочный материал не перестанет чернеть и с него не исчезнут блестки свинца. После этого ствол чистят щелочным маслом, протирают насухо и смазывают нейтральным маслом. Следует учесть, что как перед размеднением, так и перед снятием свинца ствол должен быть хорошо прочищен, лишен малейших следов нагара. Щелочное масло можно оставлять внутри ствола не более чем на 2–2,5 ч, в противном случае оно начинает разъедать металл.

Через 2–3 дня после окончания охотничьего сезона нужно повторить тщательную чистку ружья, особенно канала ствола, а обработанные наружные поверхности покрыть тонким слоем густой смазки (например, ЦИАТИМ-201). Технический вазелин (тавот) тут не годится, так как, случайно попав в ударно-спусковой механизм, эжектора и экстракторы, он при минусовой температуре может сделать эти устройства совершенно неработоспособными.

Бывает, что уже во время охоты наружные поверхности ружья ржавеют, как говорится, на глазах. Это случается при полном отсутствии внешней смазки, а также если покрытие стволов повреждено (стерлись воронение, оксидировка), и особенно быстро происходит после грозы, дождя, резких смен погоды, когда в воздухе много озона. Образовавшуюся свежую ржавчину надо сразу же удалить и очищенные места протереть нейтральным маслом. Если же ржавчина застарела, то справиться с ней помогут соответствующие препараты, предлагаемые автомобилистам. Такие препараты для устранения ржавчины с автомобиля бывают разных составов, но, действуя по инструкции, удается привести в приличное состояние довольно запущенное оружие.

Важно и то, как вы обращаетесь с оружием на охоте. Например, в сильный туман, дождь, снег можно рекомендовать носить ружье стволами вниз, чтобы в них и через отверстия бойков в ударно-спусковой механизм не попала влага. Однако тогда надо следить, чтобы случайно ствол не коснулся снега или грязи и не «поймал» что-нибудь такое, что при выстреле вызвало бы его порчу или даже разрыв. Если вы не намереваетесь охотиться на ходу, а, скажем, идете до своего места на номере, то лучше чем-нибудь прикройте стволы: хотя бы навяжите сверху промасленную тряпку, но захватите при этом и мушку, чтобы при вскидке ружья сразу увидеть закрытые стволы. Ни в коем случае не затыкайте их разного вида пробками или тряпками — ведь в азарте вы можете выстрелить и разорвать стволы.

При охоте в морозные дни ружье не следует сразу вносить в теплое помещение. Сначала на улице или в холодных сенях его надо зачехлить, а уж затем внести в дом и дать ему «согреться». После этого можно приниматься за чистку и смазку.

Если на охоте обнаружилось отсутствие нужной смазки, то опытным охотникам, хорошо знающим свое оружие, можно порекомендовать совсем убрать смазку с не самозарядного оружия, особенно из ударно-спускового механизма. А тем, у кого оружие магазинное или самозарядное, можно сказать только одно: позаботьтесь заблаговременно о смазке для охоты при морозе, иначе оружие вас подведет.

Следите за исправностью и прочностью ружейного ремня. На привале не вешайте ружье на ненадежные и тонкие сучки. Лучше уж его на что-нибудь положить, направив стволы в сторону от людей. Не следует использовать ружье не по назначению, скажем, в качестве опоры, подавать с берега, чтобы помочь товарищу выйти из лодки, не добивать прикладом дичь, доставать ее из водоема и т. п. Все это может привести к несчастному случаю.

Нельзя стрелять круглой свинцовой пулей, диаметр которой равен диаметру канала ствола (если, конечно, ствол не имеет цилиндрической сверловки), так как, подходя к дульному сужению, такая пуля разорвет или раздует ствол. Следует пользоваться только свинцовой дробью, а не самоделками вроде порубленных гвоздей, проволоки, всяческими стальными или чугунными шариками. Эти «снаряды» безнадежно испортят вам канал ствола и от ружья придется отказаться. Не годятся и пыжи, сделанные из грязного, засоренного песком или металлической стружкой войлока: они при выстреле оставляют царапины в стволе, приводят к быстрой его освинцовке и образованию раковин. По той же причине в ружьях с нехромированными стволами лучше отказаться от применения различных клеев для закрепления дробового пыжа. И, кстати, напомним еще раз: не стреляйте предельно допустимыми навесками дробового снаряда и порохового заряда, поскольку это вызывает более быстрый износ запирающих механизмов оружия.

Перевозят оружие только в чехле. В автомобиле обязателен жесткий чехол, иначе, даже держа в руках мягко зачехленное ружье, вы не убережете его от ударов при езде по плохой, ухабистой дороге. При переездах по воде ружье надо привязывать внутри лодки: если уж она перевернется, вам, по крайней мере, не придется нырять за ружьем. Для уменьшения потертостей на наружных металлических деталях разобранное ружье лучше всего предварительно поместить в отдельные чехольчики из мягкой ткани: стволы с цевьем — в один, приклад с колодкой — в другой.

Разбирать и собирать оружие следует всегда в соответствии с инструкцией, которую сначала надо тщательно изучить, а уж потом спокойно, без торопливости делать все, что предписывается. Оружие, повторим, требует внимательного отношения. Закрывать и открывать его следует только двумя руками, а не одной, как делают некоторые «лихачи». Не стоит без надобности спускать курки, это вредно сказывается на механизмах ружья. Для отработки момента спуска курков с одновременным прицеливанием следует изготовить специальные гильзы — или с разбитыми капсюлями (для одноразового пользования), или вставить вместо капсюля очень плотную резину, а еще лучше полиэтиленовые вкладыши. Причем в первом случае сначала следует густо смазать ствол (например, ЦИАТИМ-201), затем уж разбить капсюль, после чего ствол тщательно вычистить.

С ухоженным оружием охота легче, добычливее, безопаснее, а само такое оружие будет вам долго служить, как говорится, верой и правдой.

Глава VI Стрелковая подготовка охотника

Излишне говорить, что охотник должен хорошо стрелять. А это не дается само собой, приходит лишь с опытом, достигается упорной тренировкой. Словом, охотнику, особенно начинающему, нужна стрелковая подготовка. В нее входит целый ряд упражнений, которые зависят от вида стрельбы.

Различают два основных вида стрельбы: по неподвижной цели, когда точки прицеливания и попадания практически совмещены, и по движущейся цели, когда точка прицеливания не совпадает с точкой попадания центра дробовой осыпи или пули. Точку прицеливания при этом выбирают на некотором расстоянии от необходимой точки попадания по направлению перемещения цели — с так называемым упреждением. Таким образом, упреждение равно расстоянию от необходимой точки попадания до точки прицеливания, определенной в зависимости от скорости перемещения цели, дальности стрельбы и средней скорости полета снаряда (дроби, картечи, пули) до цели. Проще говоря, следует учитывать время полета снаряда до цели: оно должно быть равно времени перемещения цели, то есть промежутку от момента выстрела до момента встречи снаряда с убойной зоной животного.

На охоте приходится стрелять в основном по движущимся целям — летящей утке, бегущему зайцу или кабану. Стрельба по неподвижным животным встречается реже и ведется преимущественно на большие расстояния из нарезного оружия, то есть когда охотник видит дичь раньше, чем его заметит животное. При стрельбе из гладкоствольного оружия это бывает на таких, например, охотах, как по токующему глухарю, по тетереву из засидки, по сидящей утке, из скрадка, и на некоторых других, с которыми мы уже познакомились во второй главе. Но, конечно же, охотник должен достаточно хорошо владеть всеми видами стрельбы — неважно, какая случается реже, какая чаще. Вот о подготовке к ним мы и поговорим подробнее.

Стрельба по неподвижной цели

Сначала о физической подготовке охотника, о специальных ежедневных упражнениях. Здоровому и физически достаточно развитому человеку лучше пользоваться гирей массой не менее 16 кг, а вообще такой снаряд надо подбирать по своим возможностям. Эту гирю надо поднимать от пола и на вытянутую руку над головой, по крайней мере, 10 раз каждой рукой. Успокоив дыхание, приступают к следующему упражнению. Поднять гирю над головой и медленно ее опускать на вытянутой руке перед собой или сбоку (гиря лежит на тыльной части кисти). Когда рука достигнет горизонтального положения, удерживать ее с гирей не менее минуты. Упражнение выполняют левой и правой руками 1–2 раза. Особенно это упражнение важно для левой руки, которой почти в вытянутом состоянии держат ружье за цевье. После некоторых расслабляющих упражнений берут 6–10-килограммовую гантель и держат на вытянутой (левой и правой) руке не менее минуты.

Затем приступают к упражнениям с ружьем. Его наводят в цель при горизонтальном положении (то есть когда на мышцы приходятся наибольшие усилия) и стараются удержать неподвижным не менее минуты. Не смущайтесь, если у вас уже секунд через десять ружье будет «ходить» в стороны от точки прицеливания — потом это пройдет. Когда вы добьетесь этого, упражнение надо усложнить. К стволам ружья вблизи антабки подвешивают груз порядка 3 кг и проводят ту же тренировку. Освоив это упражнение, можете не сомневаться: на охоте в нужный момент ружье у вас в руках будет как «вкопанное» направлено в цель.

Теперь о взаимном расположении частей прицельного приспособления и собственно цели при стрельбе без упреждения. Сразу оговоримся, что размеры прицельных приспособлений должны быть такими, чтобы при правильном размещении их друг относительно друга верхний срез мушки соответствовал точке попадания в цель.

В момент наведения ружья на неподвижную цель прицельная планка должна слиться в одну горизонтальную линию, равную ширине планки, а верхний срез мушки должен быть направлен в необходимую точку попадания. Лучше всего, если охотник при этом держит оба глаза открытыми: точность стрельбы не пострадает, а вот заметить, куда упала пораженная дичь или спрятался подранок, легче.

Прицельное приспособление, состоящее из мушки и целика (вертикальный щиток с определенной глубины и формы прорезью посередине), обычно применяется в открытых прицелах нарезного оружия, но иногда целик устанавливается на планку для стрельбы пулей из гладкоствольного оружия. При наведении в цель верхний срез целика должен располагаться горизонтально, иначе, завалив, как говорят охотники, оружие, скажем, вправо, вы пошлете пули левее точки прицеливания (и наоборот). То же самое и по вертикали. Верхний срез мушки обязан находиться на одной линии с верхом целика. Если же мушка «вылезает» над этой линией, пули лягут выше точки прицеливания, а когда мушка заглублена в прорези, они уйдут ниже. В нужных случаях опытные стрелки намеренно нарушают это правило: например, если известно, что оружие пристреляно, положим, на 150 м, а животное находится на расстоянии, скажем, 250 м, то мушку необходимо «высунуть» за пределы целика на определенную величину. И последнее: при совмещении прорези целика с мушкой зазоры между боковыми их сторонами должны быть одинаковыми, иначе пули будут отклоняться от точки прицеливания вправо или влево.

Кольцевой прицел обычно устанавливают на нарезное оружие, но он может быть применен и в гладкоствольном ружье для выбора упреждения по кольцу при стрельбе дробью влет. Кольцо с небольшим отверстием располагается недалеко от глаза, а верхняя кромка мушки должна быть совмещена с центром кольца и наводиться в цель. Для стрельбы влет диаметр кольца (наружный и внутренний), а также расстояние до глаза рассчитывают таким образом, чтобы летящая под углом 90° дичь, попав силуэтом на кольцо, поражалась на дальности 35 м дробовой осыпью. В последнее время для этой же цели стали выпускать для ружей с вертикальным и горизонтальным расположением стволов дульные кольцевые прицелы. Эти прицелы для начинающих стрелков очень полезны, прививая им навыки в правильном выборе упреждений.

При использовании оптического прицела необходимо, чтобы поле зрения полностью заполняло окуляр, а перекрестие или конец центрального столбика направлялись в ту точку, в которую необходимо попасть. Если при использовании открытых прицелов необходимо совмещать три точки — целик, мушку и точку прицеливания, то при стрельбе с оптическим прицелом совмещают лишь две — перекрестие и точку прицеливания. Это ускоряет процесс прицеливания. Но надо иметь в виду, что при отдаче прицел, если его слишком приблизить к лицу, может повредить бровь неопытному стрелку. Различные типы целиков, применяемых в оптических прицелах, уже были показаны, а для стрельбы под разными углами к горизонту можно воспользоваться рекомендациями, приведенными на рисунке.

Стрельба по движущейся цели

Тут прежде всего надо сказать об одежде охотника для тренировки в стрельбе по такой цели. Она должна быть либо той же, которую вы собираетесь надеть на охоту, либо, по крайней мере, одинаковой по толщине у правого плеча. Это необходимо для того, чтобы, прикладывая ружье к плечу, привыкнуть к правильному его выносу несколько вперед, например, при несколько удлиненном прикладе или толстой зимней одежде. Желательно иметь при этом два типа затыльников и менять их в зависимости от толщины одежды: один затыльник — обычный, тонкий, пластмассовый, а второй — в виде резинового амортизатора, удлиняющего приклад. Если вы собираетесь охотиться в теплое время года, ставьте затыльник с резиновым амортизатором, а для зимней охоты, когда надевают толстую одежду, применяйте обычный тонкий затыльник.

Теперь о тренировке. Тут главное упражнение — ежедневно вскидывать ружье к плечу не менее полусотни раз. Сначала необходимо добиться, чтобы прицельные приспособления были верно направлены на выбранную точку. Когда у вас это будет получаться без подправки ружья, то можно переходить к следующему упражнению: вскидывая ружье, направлять его уже не только в точку, выбранную, как ранее, перед собой, но и во все стороны, в том числе и сзади. Когда и это вам станет легко удаваться, приучайтесь вскидывать ружье уже не в ту неподвижную точку, куда вы хотите попасть, а в сторону от нее — по ходу предполагаемого перемещения дичи. Для этого желательно подготовить силуэты птиц и зверей, как они реально выглядят на расстоянии 35 м, и нанести точки упреждения. Упражнения по вскидыванию ружья в эти точки нужно повторять до сотни раз в день, а начинать их надо не менее чем за месяц до охотничьего сезона.

Следующий вид тренировки — вскидка в цель с упреждением и наводкой — именно то, что в конечном итоге и необходимо на охоте. Охотники для этого делают различные устройства и приборы, дающие возможность тренироваться дома. Но проще всего вскидывать ружье, целясь по пролетающим птицам.

Завершающий этап подготовки — стрельба на стенде по летающим тарелочкам. Летающая тарелочка представляет собой мишень размером примерно с блюдце, изготовленную из легко разрушаемого материала. На стенде они автоматически выбрасываются в воздух при помощи специальных аппаратов и в зависимости от точности попадания либо разлетаются на куски, либо разбиваются, как говорят стендовики, «в дым». Стрельбу ведут только дробовыми патронами.

Наиболее распространены упражнения в стрельбе по летающим тарелочкам на траншейном и круглом стендах. Иногда на траншейном стенде практикуется стрельба дуплетом и с подхода. В первом случае одновременно выбрасываются две тарелочки, по которым стреляют с расстояния 10 м от траншеи. Во втором случае стрелок, держа ружье в руках, начинает движение с расстояния 20 м от траншеи, а когда до нее остается 13–10 м и перед ним неожиданно вылетает тарелочка, вскидывает ружье к плечу и делает выстрел.

Во время тренировок следует менять расстояния стрельбы, изменять скорость и высоту полета тарелочки, причем вначале, облегчая задачу стрелку, можно предупреждать его, откуда будет подана тарелочка. Одеваются на тренировку примерно так, как на предполагаемую охоту.

Особенно близки к реальным охотничьим условиям упражнения на круглом стенде. Стрелок заранее не прикладывает ружье к плечу, меняет номера, а тарелочки выбрасываются более разнообразно, чем на траншейном стенде. Тут и стрельба дуплетом, и над головой, и по двум встречным тарелочкам. Если охотник хорошо освоит эти упражнения, то охота у него будет чаще удачной.

Начните тренировку с угонных тарелочек и, постепенно меняя угол их полета, дойдите до поперечных. В последнюю очередь отрабатывается стрельба по тарелочкам, летящим непосредственно на стрелка. Спортсмены такую стрельбу ведут из ружей, имеющих бой с большим разбросом дроби, а охотнику на тренировках следует пользоваться только тем оружием, с которым он будет охотиться. Конечно, подобные условия тяжелее, и здесь либо попадаешь центром заряда и разбиваешь тарелочку «в дым», либо совсем промахиваешься, что обусловлено очень близкими дистанциями стрельбы на круглом стенде по сравнению с траншейным. Однако именно это и приучает охотника к быстрой реакции, столь необходимой на охоте. С привычкой к быстрой стрельбе охотник сумеет поразить едва мелькнувшую дичь, а нетренированный не успеет даже вскинуть ружье к плечу. Так что стрельба на круглом стенде — как бы подведение итогов всех предварительных тренировок перед выходом на охоту.

Следует твердо помнить, что не надо стрелять влет далее 35 м, поскольку, во-первых, велика вероятность промахнуться, а во-вторых, что еще хуже, вам придется разыскивать подранка, который может далеко отлететь и спрятаться, в результате чего дичь окажется понапрасну загубленной.

Сейчас в нашей стране начали уделять некоторое внимание и стрельбе по движущимся поперек мишеням, изображающим кабана, косулю, оленя. Подобные упражнения очень полезны для отработки точной стрельбы пулей или картечью на зверовых охотах. Если рассеивающийся дробовой сноп способен «исправить» небольшие ошибки охотника, то при пулевой стрельбе точность выцеливания и выбора правильного упреждения имеет неизмеримо большее значение. Причем здесь надо оценивать точность попадания только по специально очерченному убойному месту на силуэте животного.

Тренировки следует начинать по медленно перемещающейся мишени, чтобы она достаточно долго находилась в зоне стрельбы. Затем эту зону следует уменьшать до ширины небольшой просеки, лесной дороги и обычно встречающихся в охотничьей практике расстояний между кустами или деревьями, одновременно доводя скорость перемещения мишени до средних скоростей движения животных. А стрельбу следует вести навскидку. Словом, основа всех тренировок в том, чтобы они по возможности имитировали те реальные ситуации, которые возникают на охотах.

Теперь о стойке охотника перед выстрелом. Она должна способствовать быстрому и легкому повороту туловища стрелка в нужную сторону и в то же время обеспечивать ему устойчивое положение. Для этого ступни ног надо располагать так, чтобы расстояние между пятками было равно примерно одной ступне, а между носками — полторы ступни, ноги же слегка согнуть в коленях, а туловище немного наклонить в направлении стрельбы. Если не придерживаться такой стойки, то при широко расставленных ногах будут затруднены повороты туловища, а при слишком близком — можно потерять равновесие. Поводка ружья осуществляется только за счет поворота туловища, а не движения рук, что позволяет вести стрельбу в секторе 160–170°.

Перед тем как приложить ружье к плечу, охотник левой рукой держит ружье за цевье, а правой за шейку приклада. Середина первой фаланги указательного пальца лежит на спусковом крючке, чтобы можно было вовремя произвести выстрел. Корпус, как мы уже говорили, наклонен в сторону выстрела: охотник вроде бы «прицеливается» уже самим своим положением. Следующий момент — прикладывание ружья к плечу. Некоторые охотники это движение совмещают с поводкой ружья, то есть с поворотом корпуса для правильного упреждения при выстреле по дичи. Если все делается быстро и правильно, то стволы оказываются направленными туда, куда смотрят глаза охотника. Левая рука держит цевье в том месте, которое дает ощущение равномерного распределения веса ружья между обеими руками, благодаря чему облегчается управление ружьем, а найти это положение помогают соответствующие тренировочные упражнения.

В момент вскидки ружье вначале подают вперед и вверх, а потом прижимают к плечу, причем правое плечо находится несколько выше левого, а голова чуть наклонена вперед. Тут у начинающих охотников часто наблюдаются ошибки. Например, они протаскивают приклад из-под мышки к плечу, а это мешает быстрой и точной стрельбе навскидку. Бывает и такое: стрелок прикладывает ружье к плечу очень низко, и ему приходится сильно наклонять голову и прижимать щеку к прикладу, надо же всегда прижимать приклад к щеке, но не наоборот. А чтобы ружье при отдаче не отбило вам плечо, следует плотно прижимать приклад к плечу.

Прикладывая ружье, стволы направляют в точку перехвата движущейся дичи центром дробового снопа и какое-то короткое время удерживают впереди цели на величину упреждения. Затем в нужный момент нажимают на спусковой крючок. Обязательно следует приучить себя продолжать поводку и после того, как нажат спусковой крючок, иначе обеспечены промахи: ведь если охотник непроизвольно заканчивает поводку в момент нажатия на спусковой крючок, останавливая движение стволов, он тем самым изменяет необходимую величину упреждения. Весь процесс стрельбы навскидку происходит настолько быстро, что со стороны кажется, будто поводка отсутствует; на самом же деле она совмещается с прикладкой ружья к плечу. Этим стрельба навскидку отличается от стрельбы с короткой поводкой, когда сначала ружье вскидывают к плечу, а затем ведут за целью с выбранным упреждением.

В охотничьей литературе часто говорится о так называемых прикладистых и неприкладистых ружьях. Если вы вскидываете ружье в намеченную взглядом точку, а при переводе внимания на прицельные приспособления оказывается, что они направлены не туда, куда был устремлен взгляд, то, значит, ружье неприкладистое. Такое ружье приходится немного подправлять для совмещения прицельных приспособлений с необходимой точкой попадания. Да, подобные ружья иногда встречаются, но при каждодневной тренировке и к такому ружью можно довольно быстро привыкнуть, как бы превратив его тем самым в прикладистое. Следует отметить, что сейчас промышленность всего мира изготовляет ружья, имеющие усредненные размеры лож, благодаря чему они практически подходят всем охотникам. Причины промахов на охоте надо искать не в неприкладистости ружья, а в неумении правильно брать упреждение и стрелять на верно выбранную дистанцию.

Иногда утверждают, что при стрельбе навскидку стрелок производит выстрел, вроде бы не целясь. Если это так, то почему же он все-таки попадает? Да потому, что стрелок направляет ружье в ту точку, куда устремлен его взгляд. Ведь дробь, как уже отмечалось, образует при стрельбе на оптимальную дальность довольно большую площадь поражения (круг диаметром примерно 100 см), а значит, небольшая ошибка в прицеливании компенсируется разлетом дроби.

Напомним также, что стрельбу навскидку надо вести с обоими открытыми глазами, иначе охотник лишает себя данного ему природой бинокулярного зрения, а это приводит к ошибкам в определении расстояния до цели, величины упреждения, а также делает зрение менее острым. Слегка прищуривать левый глаз необходимо только в том случае, когда левый глаз является командным или, как его еще называют, ведущим. А определить, какой у вас глаз ведущий, очень просто. Вытяните вперед руку и при обоих открытых глазах наведите верхнюю кромку большого пальца на какую-нибудь точку. Затем левый глаз закройте, и, если верхняя кромка пальца остается совмещенной с выбранной точкой, значит, у вас ведущим является правый глаз. Если же палец переместился в другую точку, то ведущий у вас левый глаз. Тогда при стрельбе левый глаз следует прищуривать настолько, чтобы он не мешал прицеливаться правым глазом. Освоить это несложно — достаточно нескольких упражнений.

При появлении дичи охотник вскидывает ружье в мгновенно выбранную взглядом точку упреждения и, продолжая вести стволы, нажимает на спусковой крючок. Охотник при этом расплывчато видит стволы, прицельную планку и мушку, то есть практически «не сосредоточивается» на них. Некоторые даже уверяют, что не видят их. Но это, конечно, не так: они их как бы не замечают, не концентрируют на них внимание.

На прицеливание у охотника очень мало времени. Ему надо быстро произвести выстрел, пока дичь находится в зоне поражения дробового снопа. Но даже если есть возможность в более длительном выцеливании, все равно надо стрелять как можно быстрее. Начиная выцеливать дичь, охотник замедляет скорость поводки, и дичь может уйти за пределы действительного выстрела. А в результате — промах. Лучше, осваивая стрельбу, на первых порах стрелять быстро, пусть и часто не попадая, чем медлить с выстрелом и, казалось бы, более тщательно прицеливаться. Это впоследствии отрицательно скажется на приобретении правильных навыков, а переучиваться всегда сложнее.

Определение величины упреждения всегда является сложной задачей. Помимо вышеуказанных причин, она зависит еще и от индивидуальных. На рисунке даны некоторые рекомендации по выбору величины упреждения, а вообще без должного опыта сделать это весьма не просто. Тут, помимо всего прочего, многое зависит от индивидуальных особенностей самого стрелка, а также его ружья. Имеется большое количество литературы, в которой приводятся расчеты, графики и рисунки, рекомендующие величину и направление необходимого упреждения в зависимости от вида дичи, скорости ее движения, угла перемещения и расстояния относительно охотника. Ознакомиться со всем этим, разумеется, очень полезно. Но, поскольку определение упреждения оказывается сложной задачей из-за целого ряда конкретных обстоятельств, ее решение, по сути дела, во многом становится интуитивным, зависит от тренированности охотника, дается методом проб и ошибок, приобретается опытом, освоением необходимых навыков. Ведь, например, если упреждение взято правильно при стрельбе по летящей дичи на расстоянии 30 м, а оно на самом деле оказалось равным, скажем, 40 м, то промах обеспечен. Иногда охотник ошибается при определении угла взлета или посадки дичи, да и скорость ее перемещения, поведение, повадки различны, так что при выборе величины и направления упреждения надо учитывать все эти и многие другие конкретные обстоятельства. Даже особенности ружья играют свою роль: например, время от момента нажатия на спусковой крючок до того, как будет разбит капсюль. И, конечно же, важное значение имеют личностные качества охотника, его психофизическое состояние, приобретенные им профессиональные навыки. Скажем, чем медленнее у него поводка ружья, тем большее упреждение приходится брать. Если же в момент выстрела он останавливает ружье, то упреждение должно быть не менее 3–4 м. При быстрой поводке можно удовлетвориться и 30–40 см, а при медленной оно может доходить до 1,5–2 м.

Бывает и такое: поводка у стрелка быстрая, а реакция медленная: тогда, беря упреждение 30–40 см, он будет мазать. Есть и такие охотники, у которых поводка медленная, а реакция для производства выстрела быстрая. Словом, учитывать надо и внешние обстоятельства, и свои собственные особенности, и возможности.

Прочитав все это, новичок может впасть в отчаяние и решить, что он никогда не научится правильно стрелять. Вовсе нет. Дело решают тренировка и опыт, а с ними придут умение и твердый навык, которые позволят вам довести стрельбу по движущейся цели до своеобразного автоматизма. Подводя краткий итог, скажем, что стрельба навскидку вас полностью удовлетворит, если вы будете принимать правильную стойку, предвидя выстрел; однообразно держать обеими руками ружье и однообразно прикладывать его к плечу; поводку ружья осуществлять только за счет поворота своего тела, а не рук; стрелять с обоими открытыми глазами, направив свой взгляд вначале на дичь, а перед выстрелом переводя его в точку встречи дроби с целью; с максимальной быстротой производить выстрел, не останавливая поводку стволов; запоминать результат выстрела, чтобы потом его можно было оценить. И — как и во всяком деле — постоянно учиться…

Стрельба пулевая и дробовая

Между ними есть важные отличия, причем о некоторых из них мы уже так или иначе говорили. Стреляя пулей, надо во время прицеливания обязательно совместить все три точки: целик, мушку и цель. Затем, удерживая их на одной линии, плавно нажать на спусковой крючок. В этом случае взгляд фиксируют на прицельных приспособлениях и на цели, а при стрельбе дробью навскидку — только на дичи, направляя ружье в точку ее перехвата и почти одновременно нажимая спусковой крючок. Стрельбу пулей обычно ведут на большие расстояния (из ружья на 50–70 м, из карабина — до 300 м и далее), а дробовая стрельба из ствола с цилиндрической сверловкой результативна, как правило, от 17 до 25 м, со сверловкой получок — 25–35, с полным чоком — до 45 м.

Поэтому надо уметь верно определять расстояние до отстреливаемой дичи. Охотник должен помнить, что в момент начала вскидки ружья к плечу дичь находится на одном расстоянии, а к моменту выстрела способна переместиться уже существенно дальше. Значит, если вы увидели дичь на предельной дальности поражения, то, пока вы вскидываете ружье и прицеливаетесь, она может оказаться за пределами поражаемости дробового снопа и выстрел в лучшем случае получится безрезультатным, а в худшем — даст подранка. Это всегда следует иметь в виду.

Чистое поражение дичи происходит либо в результате глубокого проникания нескольких дробинок в тушку с поражением жизненно важных органов, либо за счет шока, произведенного поверхностным ударом большого количества дроби (последнее обычно наблюдается, когда стреляют из кучно бьющего ружья мелкими номерами дроби на предельной дистанции). Иногда дичь может быть убита и одной дробинкой, попавшей в жизненно важные органы, но подобные поражения весьма редки и случайны, так что рассчитывать на них не следует, поскольку стрельба велась или с плохим прицеливанием, или за пределами допустимой дальности.

Размеры дичи, ее физические особенности, крепость на рану и та дистанция, с которой стреляют, во многом предопределяют возможности надежного поражения. Известно, например, что водоплавающая дичь более крепка на рану, чем полевая или боровая. Чтобы дичь была чисто поражена, в нее должно попасть и достаточно глубоко проникнуть необходимое количество дробинок. Дробовой сноп при этом обязан обладать достаточной плотностью, а отдельные дробинки — соответствующей энергией. Суммарный удар нескольких дробинок должен передать для поражения дичи определенное количество энергии — только тогда выстрел будет результативным. Так, для утки это правило выглядит довольно просто: она будет надежно поражена, когда суммарная энергия попавших дробинок численно примерно равна ее весу, выраженному в килограммах. Практически же это означает, что для чистого поражения надо, чтобы в утку попали три дробинки № 4 или пять дробинок № 6. Подобные правила существуют и для других видов дичи.

Если говорить о дальности надежного поражения дичи, то следует учитывать, что с увеличением расстояния стрельбы плотность дробового снопа снижается, а значит, в одну и ту же площадь цели будет попадать меньше дробинок. То же самое происходит и при увеличении диаметра используемой дроби, так что не стоит увлекаться чрезмерно крупной дробью при стрельбе на предельные дистанции. Следует также знать, что плотность дробового снопа за дальностью 35 м в среднем падает на 10 % через каждые 5 м.

Следует отметить еще и то, что не надо гнаться за увеличением скорости дроби, поскольку вместе с этим ухудшаются кучность и равномерность дробовой осыпи из-за большего ее истирания о стенки ствола и повышенного дульного давления. Усиленные навески пороха и дроби приводят к значительному увеличению отдачи, что сразу же сказывается на меткости стрельбы и утомляемости стрелка. Особенно это ощутимо на тренировочных стендовых стрельбах и на августовских охотах, когда охотник обычно легко одет и его плечо мало защищено от удара прикладом при выстреле. Отдачу несколько снижают уменьшением навески дроби (при одинаковой массе порохового заряда), применение резиновых амортизаторов, а в некоторых ружьях с этой целью (и для увеличения кучности боя) делают вертикальные прорези у дульной части ствола. Самозарядное оружие обладает несколько меньшей отдачей, так как часть этой энергии идет на перезарядку оружия. Некоторые охотники ошибочно считают, что самозарядные ружья по сравнению с двуствольными обеспечивают меньшую начальную скорость вылета дроби при использовании одних и тех же патронов, забывая, что на перезаряжение тратится часть энергии отдачи, а не часть энергии, расходуемой на придание скорости снаряду.

При стрельбе из ружья влет большое значение имеет усилие спуска, то есть усилие, которое приходится приложить к спусковому крючку, чтобы произвести выстрел. Проще всего эта величина проверяется следующим образом. Взводят курки, а затем на одном из них вывешивают ружье на пальце, и, если курок срабатывает, то усилие спуска вполне удовлетворительно. Аналогично проверяют и второй спусковой крючок. Если же курки не срабатывают, значит, усилие слишком велико, и такое ружье нужно отладить в мастерской.

Для определения необходимой длины приклада охотник кладет палец на первый спусковой крючок, беря ружье за шейку приклада, и ставит затыльник на плечевую кость в районе локтя при согнутой под 90° руке. Когда затыльник не доходит до плеча, приклад короток, ну а если руку не удается согнуть под 90°, то ложа длинна. Это правило верно для ружей с неподвижным цевьем. Что же касается ружей с подвижным цевьем, то их приклад должен быть короче, иначе будет очень неудобно передвигать цевье при перезаряжении, не отрывая ружье от плеча.

Теперь дадим несколько сугубо практических советов, рассчитанных на некую «усредненную» ситуацию (средний по физическим данным стрелок, средняя охотничья дистанция и т. п.). Самое большое упреждение приходится брать при стрельбе по цели, перемещающейся к линии прицеливания под углом 90°. А вот какое упреждение рекомендуется при стрельбе по некоторым видам животных в различных случаях. Угонного русака — по кончикам ушей, встречного — по нижней части ног, идущего поперек и на близком расстоянии — на ширину ладони перед головой, а находящегося на предельной дистанции — на один-полтора корпуса впереди, по высоте же — чуть выше головы (середина ушей). Стреляя по летящей вниз (в овраг) птице, следует прицеливаться ниже хвоста, а по летящей близко и медленно под углом 90° (поперек) надо целиться перед ней в 15–30 см в зависимости от дальности стрельбы. При полете птицы над головой по направлению к охотнику необходимо закрывать цель стволами, а если от охотника — прицел берут под птицу. Когда птица удаляется от охотника низом, целиться нужно выше ее головы, закрывая силуэт стволами.

В сильный мороз при стрельбе на предельные дальности крепкую на рану птицу лучше бить в угон, под перо, а не навстречу, в грудь. Тетерева рекомендуется стрелять в бок, глухаря — в плечо.

Сидящего примерно в 20 м селезня надо выцеливать в основание шеи, а на 35–40 м — в основание головы, плывущего от охотника — в голову, поперек — в кончик носа, а бегущего по воде в тех же направлениях — соответственно чуть выше головы и впереди носа, но не забывая при этом вести ружье.

Зайца с прижатыми ушами на лежке следует стрелять в переднюю часть тела, сидящего недалеко и задом — по крестцу, а расположенного боком — в верхнюю часть лопатки. Сидящего в 35 м зайца выцеливают по голове или поверх загривка.

При охоте на кабана можно руководствоваться рекомендациями, которые проиллюстрированы рисунком.

Ведя пулевую стрельбу из положения стоя, следует придерживаться определенных правил. Обычно такая стрельба характерна для охот на крупных животных с подхода или при облавах, когда приходится стрелять чаще всего в лесу по движущейся цели на коротких и средних дистанциях (от 10 до 150 м). Если вы становитесь на номер (место, указанное руководителем на облавных охотах), надо повернуться вполоборота по отношению к линии стрелков, расставив немного ноги и распределив на них равномерно массу своего тела. Ни в коем случае не следует прислоняться к дереву, иначе при появлении зверя вам придется делать лишние движения, которые могут спугнуть его. Сектор стрельбы должен быть свободен и ничем вблизи не заслонен (ветками, деревьями, кустарником), иначе при перемещении оружия во время выцеливания эти препятствия могут вам помешать сделать точный выстрел. Затем охотник, направив оружие перпендикулярно линии стрелков, заряжает ружье или карабин (по возможности бесшумно), снимает его с предохранителя, если он автоматический, или проверяет, чтобы предохранитель не оказался включенным. Левая рука на цевье, правая на шейке приклада, локти слегка прижаты к туловищу.

Как только вы увидели зверя, плавно и достаточно медленно (резкие движения недопустимы) поднимите оружие и приложите его к плечу. Прицельные приспособления наведите на зверя, выберите упреждение и плавно ведите стволы за целью. Имейте в виду, что животное очень легко замечает резкое движение и практически не обращает внимания на неподвижно стоящего человека, даже если он не в маскировочной одежде. Так что, чем раньше вы заметите зверя и чем дальше он будет от вас, тем меньше шансов, что он заметит плавный подъем оружия к плечу. Еще лучше делать это в тот момент, когда животное при своем перемещении скрывается за деревом или кустом. Знать надо и то, что перед открытым пространством (дорога, просека, поляна) зверь обычно приостанавливается на короткое время, которого вполне достаточно для точного выцеливания и выстрела. Но уже затем зверь преодолевает просеку или дорогу обычно в один-два прыжка, и тут попасть в него бывает очень трудно. Если же дорога или просека совпадает с линией охотников, стрельба вдоль которой категорически запрещена, то стрелять зверя следует либо намного раньше — в отведенном вам секторе стрельбы или уже после того, как зверь миновал линию стрелков. В некоторых случаях руководитель охоты может вообще запретить стрельбу в сторону загонщиков (в загон) и дать распоряжение стрелять в зверя только в противоположную от загона сторону в соответствии с отведенным сектором стрельбы.

Как мы уже говорили, выцеливать зверя следует только по его убойным местам (сердце, позвоночник, мозг) и никогда не стрелять «вообще» — лишь бы попасть в животное. Когда зверь неподвижен и расположен к стрелку боком, его выцеливают, чтобы поразить сердце, по линии тыльной части передней ноги на высоте, равной одной трети высоты туловища в этой части туши. Уходящего от вас под некоторым углом зверя надо выцеливать немного дальше заднего обреза передней ноги, а направляющегося под углом к вам — перед передним краем лопатки. Зверя, идущего прямо на вас, следует стрелять правее средней линии груди немного ниже места перехода шеи в грудь. Поразив головной или спинной мозг, вы, конечно, нанесете животному смертельное ранение, но попасть в них весьма трудно (уж очень они невелики), поэтому стрелять в эти места можно лишь наверняка с близкого расстояния. Следует также учитывать, что выстрел не прямо в лоб, а под углом часто приводит к скользящим ранениям, не приносящим смертельных поражений, поскольку эти кости черепа очень прочны.

Когда зверь мелькает в густой чаще, прицел следует направить заранее в то место, где через некоторое время возможно появление цели. Например, зверь направляется на небольшое открытое пространство между двумя кустами. Наведя ружье в это место, спусковой крючок нажимают в тот момент, когда убойная зона животного закроет выбранный вами прогалок, разумеется, учитывая необходимое упреждение. Можно, конечно, вести оружие вслед за движущимся зверем, но тут есть опасность случайно попасть, скажем, в ветку, которая отклонит пулю от цели.

Не рекомендуется стрелять лежащего на снегу зверя, поскольку большая часть его туши скрыта снегом, а вставшая дыбом от холода шерсть создает ошибочное впечатление, что он виден почти целиком. Тут охотник обычно «высит» или легко ранит зверя, который, смотря по ситуации, либо скрывается, либо бросается на охотника. Сильно раненного зверя не преследуйте сразу. Пусть он ляжет и полежит. За это время он ослабеет и не сможет подняться при вашем приближении. Но подходить к нему надо осторожно, с заряженным ружьем. Если зверь кажется мертвым, а шерсть на загривке стоит дыбом и уши прижаты к голове, значит, он еще жив, затаился и ждет удобного момента, чтобы на вас напасть. Во время охоты на пересеченной местности не стреляйте крупного и опасного зверя, когда он располагается над вами: ведь будучи раненым, он может прыгнуть на вас сверху.

При стрельбе в положении стоя медленно идущего зверя на больших расстояниях из карабина или другого нарезного оружия надо расположиться очень устойчиво и, если есть возможность использовать какой-либо упор (скажем, специальные сошки или просто вырезанную необходимой длины палку с развилкой). Когда есть возможность, лучше стрелять с колена сидя или лежа. В первом случае надо опустить правое колено на землю, присесть на каблук левой ноги, нижняя часть которой должна быть почти вертикальной, и локоть левой руки упереть в торчащее колено, на нем самое удобное место. Если при этом руку с цевьем оружия можно положить на какой-нибудь упор (пенек, поваленный ствол и т. п.), то это положительно скажется на результате вашей стрельбы. При стрельбе во втором положении охотник садится на землю вполоборота к направлению стрельбы (левое плечо впереди, а правое сзади) и как следует упирается каблуками в землю, а локти рук ставит на колени или немного ниже. Можно сесть и по-другому: скрестив ноги и поджав их под себя, пропустить ступню правой ноги между голенью и бедром левой ноги, а ступню левой ноги прижать к голени правой ноги. Однако, пожалуй, наилучшее для дальней и точной стрельбы, когда цель невелика, а ее надо поразить с первого выстрела, третье положение — лежа. Для этого следует лечь на живот, расположив тело немного левее направления стрельбы, ноги раскинуть в стороны, носками наружу, упереться локтями в землю. Если есть подходящий упор, то для верности левую руку с цевьем оружия рекомендуется положить на него (но не прямо цевье, не поддерживаемое рукой).

Это лишь отдельные, самые, вероятно, простые и нужные советы начинающему охотнику, касающиеся в основном выцеливания дичи и стрельбы по ней. Но то и другое — еще не вся охота. Многое на ней зависит от снаряжения охотника. Вот к этой теме мы и перейдем.

Глава VII Снаряжение охотника

Попросту говоря, речь пойдет о том, что нужно брать с собой на охоту, — о минимальном наборе вещей, который, не будучи слишком обременительным, способен тем не менее обеспечить охотнику нормальную жизнь и добычу дичи в природных условиях, вдали от человеческого жилья, так сказать, в автономном режиме.

В этом весьма разнообразном хозяйстве охотника можно условно выделить несколько основных групп предметов. К первой относятся те, что необходимы для защиты человека от неблагоприятных воздействий окружающей среды (мороз, жара, снег, дождь, ветер, сырость и т. д.). Прежде всего тут, видимо, следует кратко охарактеризовать одежду и обувь охотника, палатку или полог, спальные и другие принадлежности аналогичного назначения. К другой группе можно отнести предметы, необходимые для поддержания нормальной жизнедеятельности человеческого организма: главное здесь, конечно, — вода и пища. Третья группа — предметы для оборудования охотничьей стоянки, привала, ночевки, приготовления пищи, обогрева, сушки вещей: пилы, топоры, примус, сухой спирт, спички, котелок, миски, ложки, вилки и т. п. К следующей группе можно отнести предметы, способствующие успешному проведению охоты (карта, компас, бинокли, свисток, патронташ, погонный ремень, средства маскировки, разделки добычи, всяческие принадлежности для переноски груза (рюкзаки, сумки, мешки, веревки и т. п.). В отдельные группы резонно выделить средства передвижения, а также аптечку с определенным набором лекарств, простейших приспособлений для лечения травм, гигиенических принадлежностей, мазей против насекомых и т. п.

Конечно, приведенный перечень носит сугубо общий характер, а ведь в конкретных условиях для каждого охотника он должен быть в чем-то индивидуален. Тут надо следовать принципу разумной достаточности — все необходимое и ничего лишнего. Кстати, читателю на страницах этой книги так или иначе уже встречалось многое из того, что составляет снаряжение охотника.

Пора, однако, говоря о предметах, которые нужно брать с собой на охоту, перейти, что называется, к более предметному рассказу о них.

Обувь и одежда

По этой части экипировки у охотников богатейший опыт и давние традиции. Есть даже приверженцы откровенной «архаики». Некоторые, например, считают, что для охоты в теплое время года нет лучшей обуви, чем русские лапти. Но поскольку заиметь лапти удается лишь очень немногим счастливцам, порекомендуем обыкновенные кеды, надетые на простой и шерстяной носки. Находятся и любители туристских ботинок, но они пригодны большей частью на предгорных охотах, где мало шансов угодить в воду. Для серьезных же горных охот следует предпочитать альпинистские ботинки с триконями.

На летне-осенней охоте в европейской части страны хороши кирзовые (солдатские) и грубые кожаные сапоги, обработанные специальной водоотталкивающей мазью. Кто покупает такую мазь в магазине, а кто делает пропитку своими силами, зачастую используя трофеи прежних охот. Вот, например, один из рецептов: в пол-литра дегтя добавляют 100 г нутряного кабаньего или медвежьего сала (можно и свиного), 30 г воска, 50 г скипидара и варят до получения однородной, достаточно жидкой массы в водяной бане (вывесив котелок со смесью в большой кастрюле с водой).

Весьма распространены в охотничьей практике резиновые сапоги. Они годятся и для минусовых (до — 10 °C) температур, если надеть сначала тонкие хлопчатобумажные носки, потом — толстые шерстяные, а сверху намотать суконные портянки. Понятно, что такие сапоги нужно выбирать на 2–3 номера больше, чем обычную обувь, и обязательно с высоким подъемом, чтобы их можно было без особого усилия надеть, а когда нужно, то и достаточно легко и быстро снять, даже если внутрь попала вода и пропитала носки и портянки. Охотничьи резиновые сапоги бываю